Экс-наставник «Динамо» Владимир Юрзинов: Я поражался упертости Ковалева! - Советский спорт
Хоккей29 сентября 2007 00:00

Экс-наставник «Динамо» Владимир Юрзинов: Я поражался упертости Ковалева!

МЕМУАРЫ ПО СУББОТАМ

ХОККЕЙ. НХЛ
МЕМУАРЫ ПО СУББОТАМ

— В 1989 году я перешел из рижского в московское «Динамо», — вспоминает Владимир Юрзинов. — Первым делом обратил внимание на талантливых юниоров. Это мой обычный стиль работы. Я должен знать, какой резерв у команды. О Ковалеве слышал и раньше – мол, перспективный парень. Было вдвойне интересно с ним встретиться.

Мальчишечка сразу произвел на меня впечатление. Выделялся даже на фоне остальных юношей 1973 года рождения — ту группу считаю одной из лучших в своей тренерской карьере. Золото, а не ребята.

У Ковалева особая манера катания, обводки. Шайбу он вообще никому не отдавал. Обожал обыгрывать соперников – легко обводил двоих-троих. Необычный хоккеист в своих движениях и решениях. Вы обратили внимание, какие у него длинные руки? Такое впечатление, Ковалев рожден для хоккея. И его индивидуализм сразу бросался в глаза.

Я и не думал менять его манеру игры. Ни в коем случае! Чтобы Ковалев вписался в команду, нужно было учитывать его стиль. И самое главное, самобытный характер. Леша – не самый открытый человек. Молчаливый, внимательный мальчик. С такими взглядами на жизнь, что я порой диву давался.

В кругу ребят царила творческая атмосфера. Воспоминания греют меня до сих пор. Очень люблю этих мальчишек… Решил создавать молодежное звено: Каспарайтис – железный защитник, Николишин – лидер по натуре, Яшин – всегда мог отдать пас… Ковалев — прирожденный солист. Ребята с пониманием относились к тому, что Леша часто брал игру на себя. Видели, что это – звезда, неординарная личность. Ему многое прощали.

Знаете, что эта компания во главе с Ковалевым удумала? Они договорились с электриком в Новогорске и тренировались на льду… по ночам! Час или два. Это при том, что у них были утренние и вечерние занятия. Такие фанатичные ребята… А Лешка – самый упертый. Если задумал что-то, свернуть его с пути не удавалось никому. Давление, крики не действовали. Только беседы по душам. Серьезный разговор. Обязательно нужно было выслушать его мнение. Переломить парня не получалось. Только договориться.

Очень жалею, что не все дал Леше. То ли мне опыта не хватило, черт его знает, то ли времени… Ковалев – великолепный, многого достигший игрок. Но процентов тридцать своего колоссального таланта он не развернул. С Яшиным, Каспарайтисом я летом работал в Швейцарии, когда они уже выступали в НХЛ, помогал им, как мог. С Ковалевым тесного рабочего контакта не получилось. На Олимпиаде в Турине с ним тренировались: «А вот этот прием помнишь, Леша? А этот?» И он начинает отзываться, понимаете? Эх, не до конца я его убедил, заинтересовал своими знаниями…

Работать с Ковалевым очень сложно. Он – профессионал, который любит хоккей, знает его, живет игрой. И требует таких же знаний и отдачи от наставника. В Алексея нужно вкладывать душу. Ковалев раскроется далеко не каждому. Если давить его, использовать неправильно – уйдет в себя, и потом его оттуда не вытащишь. Чтобы найти с ним контакт, тренеру нужно ох, как наступить себе на горло. Но если это получится, Ковалев заиграет так, что у вас захватит дух.