01 апреля 14:00
автор: Виталий Славин

Разбойники с Брод-Стрит, которые мочили Харламова, здесь больше не живут

Ностальгический репортаж корреспондента «Советского спорта» из логова некогда самой хулиганистой команды НХЛ.

У кого-то Город братской любви ассоциируется с оскароносными фильмами Сталлоне и Хэнкса, у кого-то – с мягким сливочным сыром, у кого-то, возможно, со стодолларовой купюрой, на которой изображен самый известный житель Филадельфии Бенджамин Франклин. Но для меня первая столица США навсегда скреплена с хоккеем – самым грязным и отвратительным, каким он только может быть.

ВЕЧЕР УЖАСА БЕЗ КОНЦА

Январь 1976 года. Первая клубная суперсерия НХЛ – СССР. За океан отправились сразу две советские команды – чемпион Союза-75 ЦСКА и чемпион Союза-74 «Крылья Советов». Армейцы выиграли серию досрочно, для них заключительный матч в Филадельфии уже не имел никакого значения. Однако для НХЛ он решал все. «Флайерз» тогда второй год кряду владели Кубком Стэнли. Поражение чемпиона де-факто фиксировало окончательную капитуляцию перед Советами. Для нас же главным соревнованием была – и об этом говорили прямо! – Олимпиада в Инсбруке, стартовавшая в следующем месяце. Нужно было сохранить силы и избежать травм, а значит, рвать жилы никто у москвичей не собирался.

В те времена хоккей из-за океана всегда показывали в записи, но результатов – тем более отрицательных – заранее в СМИ старались не объявлять. Потому я смотрел игру «Филадельфия» – ЦСКА словно в прямом эфире. Моя неокрепшая психика подростка просто отказывалась понимать, что происходит на черно-белом экране. Это была примитивная бойня без правил. Разбойники с Брод-Стрит, как тогда звали «Филли» в Северной Америке, вышли на лед убивать. Ну если не убивать, то калечить точно – добыть победу любой ценой. Команда Фреда Широ, между прочим, большого поклонника Анатолия Тарасова, этого и не скрывала. Это был ее фирменный стиль – доставалось в НХЛ от пенсильванских киллеров всем, в том числе и европеизированному «Монреалю».

Но нам-то все это было в диковинку! А больше других, как всегда, страдал Валерий Харламов. Капитан хозяев Бобби Кларк еще с Суперсерии-72 знал, кто самый опасный у русских. Он тогда «этого 17-го» в Москве сломал, и канадцы взяли серию в 1972 году. Его одноклубники – Дюпон, Барбер и Ван Имп сделали это теперь. Причем последний летел со скамьи штрафников, отсидев там две минуты, через всю площадку на нашего лидера с одной целью – вырубить: удар сзади кулаком с зажатой в нем клюшкой пришелся в ухо ничего не подозревавшего Харламова. Он рухнул на лед, но судья даже не свистнул.

Возмущенный тренер ЦСКА Константин Локтев увел команду в раздевалку. Шла 11-я минута игры. Лично для меня на этом матч закончился, хотя москвичи и вернулись на лед. Ибо к хоккею все, что творилось в тот вечер на коробке «Спектрума», не имело никакого отношения.


Карикатура из североамериканской прессы: Бычки с Брод-Стрит – это хоккейная команда?

КРУШЕНИЕ МИРОПОРЯДКА

И вот спустя, страшно молвить, 43 года я на той самой улице Брод-Стрит. Она пронзает весь город с севера на юг. В центре проходит через высоченную ратушу, увенчанную статуей основателя города Уильяма Пенна, и упирается в гигантский спорткомплекс с тремя аренами – для хоккея/баскетбола/лакросса, бейсбола и американского футбола.

Но того «Спектрума», откуда вел телерепортаж Николай Озеров, давно нет. Его снесли в 2011-м, а рядом 15 годами ранее возвели грандиозный «Уэллс Фарго Центр» на 20 тысяч зрителей, где ныне и квартируют «летчики».

Добраться до него из Сити легко – на метро до конечной оранжевой линии минут 15-20. А там рукой подать. Однако неладное я почувствовал как раз в подземке. Как думаете, сколько человек по пути я встретил в джерси «Флайерз» за полтора часа до игры? Одного! Чудовищный контраст с фанатским безумием вокруг «Кэпиталз» в Вашингтоне.

Около дворца – огромная парковка. Но и тут спешащих на хоккей по пальцам пересчитать, и никто не торопится предъявить экипировкой привязанность к хозяйской команде.

Все это мне напомнило поход в середине марта на матч «Нью-Джерси» в Ньюарке. Неужели стоит гранду, некогда владевшему Кубком Стэнли, деградировать, как поклонники сразу отворачиваются от него?

Впрочем, ответ мне дала сама воскресная игра. В гости к «Филадельфии» пожаловали нью-йоркские «рейнджеры», также лишившиеся всех шансов на плей-офф. Но они сразу продемонстрировали, что будут биться за то, что написано на груди. Уже в самом дебюте Павел Бучневич едва не открыл счет. Позже он исправился, размочив 20-летнего голкипера Харта. А вот хозяева как начали за упокой, так и закончили, бездарно уступив 0:3.

Сказать, что я разочарован – не сказать ничего. Это ломка сознания. Крушение моих, наверное, детских основ мироздания. Всего мог ожидать и все простить. Но то, что команда Кларка и Барбера, Парента и Шульца, Линдроса и Хоу превратится в экспонат из отдела мягких игрушек «Детского мира», в кошмарном сне представить не мог!

Какая, к черту, это бригада НХЛ, это самая что ни на есть европейская компашка! И чего такого необычного эти «филли» покажут 4 октября 2019 года в вынесенном в Прагу матче регулярного чемпионата с «Чикаго»? Ну да, местные болельщики увидят воочию филадельфийских чехов Ворачека, Гудаса, Нойвирта. Но лично мне этого было бы мало. «Флайерз» для меня – икона североамериканского стиля. Который не уважать нельзя. И я хочу видеть в исполнении потомков Широ именно такой хоккей, если хотите – олдскул, а не тупое отбывание номера на льду, между прочим, за бешеные деньги.

Хотя чего удивляться: в составе «Филадельфии», за исключением разве что Клода Жиру, не осталось звезд. Сплошь ноунеймы – какие-то канадцы Санхайм, Найт, Патрик, Лотон, Вароне, Майерс, Конекны, американцы Хартман, Гостисбер, шведы Хег, Линдблом, австриец Раффль… Кто все эти люди? Каким суховеем их занесло в прославленный клуб? Неудивительно, что вся оборона держится на 22-летнем Иване Проворове, который регулярно откатывает по полматча.

Равно как совершенно закономерно, что, хотя в протоколе и указали 19 437 зрителей (97-процентная посещаемость), на самом деле зал был заполнен максимум на две трети. А к финальной сирене на трибунах и вовсе было больше пустых кресел, чем занятых.

Так голосуют ногами. Ибо болеть элементарно не за кого! Тем более когда и те, кто есть, сладко спят на площадке.

После игры я заглянул в раздевалку «Филли». На стенах портреты местных легенд – Широ, создателя клуба Снайдера, Кларка, Барбера, Марка Хоу, Бриндамора, Линдроса, Парента и – куда же без них! – тех самых отъявленных головорезов «Кувалды» Шульца и Ван Импа. Но вот вывели на интервью одного игрока «Флайерз», другого… Я их не идентифицирую! Какие-то щупленькие, неказистые мальчики что-то лениво вещают в полтора десятков микрофонов…

Грустно. Но приходится констатировать: от великой Империи «Разбойников с Брод-стрит» не осталось и следа.