Пресс-раздевалка

На прошлой неделе директор по спортивным операциям СКА Игорь Ларионов сообщил, что отныне журналистов будут пускать в раздевалку питерской команды сразу после окончания матча. Революционное решение. Прорыв. Россия сделала еще один очень широкий шаг в сторону НХЛ. Но давайте и дальше перенимать опыт. Откроем двери хоккейных раздевалок во всех клубах КХЛ… А пока посмотрим, как это делается за океаном.
Пресс-раздевалка
30 октября 2008 22:21
автор: Алексей Белоусенко, Михаил Быков, Геннадий Богуславский, Наталья Брагилевская, Дмитрий Синицын

ХОККЕЙ. НХЛ
ЭКСПЕРТИЗА «СОВЕТСКОГО СПОРТА»

На прошлой неделе директор по спортивным операциям СКА Игорь Ларионов сообщил, что отныне журналистов будут пускать в раздевалку питерской команды сразу после окончания матча.

Революционное решение. Прорыв. Россия сделала еще один очень широкий шаг в сторону НХЛ. Но давайте и дальше перенимать опыт. Откроем двери хоккейных раздевалок во всех клубах КХЛ…

А пока посмотрим, как это делается за океаном.

«ВАНКУВЕР»

КАК РЕПОРТЕРЫ ПЫТАЛИ МОДАНО

Едва ревет финальная сирена, как в пресс-ложе на самой галерке арены все журналисты уже на ногах. Ноутбуки и блокноты летят в портфель. Репортеры спешат к лифту, который опустит их с небес на землю – с пятого на нулевой этаж. Туда, где расположены раздевалки «Ванкувера» и команды гостей.

Тому гению, кто разрешил журналистам общаться с хоккеистами в раздевалке, нужно воздвигнуть памятник! При любом исходе матча, что бы ни произошло, команды, согласно регламенту НХЛ, обязаны впускать прессу в свое логово.

Раздевалка делится на две части. Первая – доступная для журналистов, где хоккеисты переодевают форму. Вторая – туда вход посторонним воспрещен. На моей памяти только «Детройт» пускает репортеров в свою приватную комнату. Там можно увидеть изнуряющего себя отжиманиями Дацюка, глазеющего в телевизор Холмстрема, крутящего педали тренажера Зеттерберга, дающего миллионное интервью Челиоса... Такую открытость могут позволить только настоящие, уверенные в себе чемпионы.

Из всех походов в раздевалки мне больше всего запомнился седьмой матч первого раунда плей-офф-2007, в котором «Ванкувер» победил «Даллас»… Настроение у гостей было похоронным. В общую комнату не вышел никто из техасских «Звезд» за исключением Майка Модано и капитана Брендана Морроу.

На Модано было больно смотреть. Он вынужденно повторял одно и то же для вновь прибывавших корреспондентов из раздевалки «Ванкувера». Я поразился стойкости Майка, он в этот нелегкий момент не увиливал от вопросов. Модано честно вытерпел, когда его домучил последний журналист, и только после этого с опущенной головой поплелся в душ. Смывать пот и наедине предаваться своему горю.

«МОНРЕАЛЬ»

ИГРОКИ НА ВЕНСКИХ СТУЛЬЧИКАХ

Если Петроград был колыбелью революции, то раздевалка «Канадиенс» — это колыбель НХЛ. «Монреаль», которому в этом сезоне исполняется сто лет, начал выступать в легендарном «Форуме» в 1923 году. Тогда у каждого игрока имелся металлический несгораемый шкаф для вещей и венский стульчик на кривых ножках. Помещение в подвале стадиона плохо освещалось. Но хоккеисты на это не обращали внимания. К этой комнате они относились только как к месту, где можно переодеться на матч.

Первые журналисты, не больше десятка человек, начали ходить в раздевалки в конце 40-х. Как рассказывал мне патриарх Рэд Фишер, уже 55-й год освещающий матчи «Монреаля», акул пера пускали в комнату без ограничений. Игроки относились к ним как к части команды. Некоторые репортеры даже отправлялись с ними на выезд. А однажды, когда у «Канадцев» получил травму голкипер, один журналист занял на тренировке место в воротах. Ух и жутко ему пришлось! Свистящие над ухом шайбы отражать куда сложнее, чем стучать на пишущей машинке.

В 1946 году открыли Зал славы в Торонто. Там начали появляться фотографии игроков «Монреаля». Они позировали на фоне собственных брюк и пиджаков, развешанных на стенных вешалках. Венские стульчики куда-то исчезли.

Через 50 лет «Канадцы» переехали на новую арену. «Форум» отдали под торговый центр, но знаменитую раздевалку перенесли в новый дворец без изменений. Точная копия этой комнаты есть в музее Торонто.

После каждого матча пресс-атташе «Монреаля» — этих сотрудников в НХЛ еще называют пиарщиками – распахивает массивные серебряные двери (точно как в «Звездных войнах») и больше сотни журналистов заходят туда шумною толпою. Минуют предбанник, из которого виден тренажерный зал. И попадают в общую комнату. По ее периметру развешано два десятка черно-белых портретов легенд прошлого – игроков «Монреаля», включенных в Зал славы.

Шкафчики игроков расположены в раздевалке не абы как. Ближе к приватной зоне (комната отдыха, джакузи, процедурная), куда журналистов уже не пускают, садятся вратари. По правую руку — места для нападающих. По левую — для защитников. Ветераны ближе к центру, новички — к выходу.

Раздевалка открыта для журналистов сразу после окончания игры. Затем репортеров приглашают на пресс-конференцию тренеров. Но кто хочет, может остаться – его не выгонят.

Попасть в раздевалку можно и после утренних раскаток. А в неигровые дни туда даже водят экскурсии. Ведь это не просто комната, а музей «Монреаля».

«МИННЕСОТА»

МЕДВЕДЬ СО ЗВЕЗДНЫМ ГЛАЗКОМ

«Миннесота» — клуб с богатыми традициями, хотя и был основан в 2000 году. В 1993-м, после 26 сезонов, «Миннесота Норт Старз» была продана техасскому миллионеру Норману Грину. Делец перевез команду в Даллас, а спустя два года за ненадобностью демонтировали старую арену в Миннеаполисе – 15-тысячник «Мет Центр». Большой хоккей в городе умер. Но ненадолго.

Он вернулся ровно через семь лет. Тогда же был возведен новый красавец-стадион «Эксель Энерджи Центр» (18 500 мест), на котором постоянно собираются аншлаги.

Двухъярусный пресс-центр — предмет зависти многих приезжих журналистов. Некоторые говорят: «У вас так просторно, что можно на школьном автобусе ездить!»

Раздевалка, святая святых «Дикарей», начинается с огромной деревянной двери, на которой выгравирована эмблема команды — абстрактная голова медведя со сверкающим глазом в виде звезды. Центральное помещение оборудовано фешенебельными шкафчиками, где хоккеисты облачаются в форму до матча и раздают интервью после него. Пол украшает огромный ковер с логотипом «Дикарей». Наступать на эмблему считается дурным тоном.

Раздевалка «Миннесоты» — это комфортная зона, в которой никто из игроков не отказывается от общения с прессой. Пиарщики у нас не бегают за хоккеистами, уговаривая их дать интервью. Они наблюдают за порядком со стороны. Правила все и так знают. Главная задача пресс-атташе – не мешать.

«ФИЛАДЕЛЬФИЯ»

МАЛКИН И КРОСБИ – ФОТО НА ПАМЯТЬ

«Летчики» не любят быть как все. Поэтому они работают с прессой по своим законам.

С гостевыми раздевалками все просто. По желанию визитеров открыта одна или обе комнаты. Прямой доступ есть к любому игроку. А если нет, пресс-атташе подзовет его к репортеру.

Бывает, конечно, что у игрока нет большого желания разговаривать с журналистами. Тогда пиарщик придумывает отговорку или врет, что хоккеист уже ушел. Тут надо идти в коридор, который ведет к автобусу команды, где можно «случайно» встретиться с игроком: «Ой, вы еще здесь? Какая неожиданность!»

Звезд в гостевых командах оберегают. Но все индивидуально. Например, Александр Овечкин всегда открыт для общения. А тренер «Финикса» Уэйн Гретцки ходит чуть ли не под ручку с собственным пресс-атташе, который отгоняет от него журналистов, как мух с варенья.

Для Кросби вообще порой устраивают специальные конференции. Или выделяют несколько минут на общение с суперзвездой. После чего в толпу влетает пресс-атташе «Пингвинов», разводит руки в стороны (поза судьи, показывающего «гола нет!») и категорично заявляет: «Общение закончено».

Формально в раздевалках НХЛ запрещено делать фотографии. Об этом даже пишут мелкими буквами на аккредитации. Наверное, для того, чтобы кто-нибудь не снял хоккеистов неглиже. Но если договориться с игроком и пиарщиком, что фото будет в лучшем виде, «как на паспорт», то на запрет закроют глаза.

Однажды, помню, я получила разрешение у Кросби и Малкина на их общий снимок. Пресс-атташе расстроился до невозможности. Но скрепя сердце дал добро, узнав, что фото пойдет в российскую газету. «Только не в Интернет», — зачем-то предупредил он.

К слову, Марио Лемье, когда я фотографировала его с Женей, никаких условий не ставил.

…Своих же игроков «Летчики» берегут как зеницу ока. Ближе к концу матча пиарщик обходит журналистов и принимает заказ на хоккеистов, интересующих публику. Только их ты увидишь в пустой раздевалке, никого больше. Остальные мирно принимают душ, переодеваются в приватной комнате и покидают стадион.

Выборочного доступа к игрокам, как я знаю, больше не существует нигде в НХЛ. Но надо отдать должное пресс-атташе «Филадельфии». Если я просила его вызвать Житника, Жамнова, Юшкевича, да любого хоккеиста, не попавшего в заветный список, то он мне ни разу не отказал.

«САН-ХОСЕ»

НАБОКОВА ЛЮБЯТ ЗА АНАЛИТИЧЕСКИЙ УМ

Раздевалка «Акул» построена по последнему слову техники. Там есть все, что нужно для хоккеиста, вымотавшегося после тяжелой игры: душевая, массажный салон, спортивные тренажеры, комната для «разбора полетов», холодильник с тонизирующими напитками… Гостевая раздевалка более скромна, но комфортна и обустроена всем необходимым.

Прессу запускают в общую комнату организованно. Репортеры собираются возле дверей и стоят там до тех пор, пока не получат разрешение на вход. В это время игроки внутри раздевалки скидывают с себя амуницию. Спешат те, кто не желает видеть перед собой лес диктофонов (особенно если команда проиграла). Они скрываются в приватной зоне.

Но в любой команде есть общительные парни. У нас, например, безотказен для прессы Джо Торнтон, который всегда пребывает в отменном расположении духа и шутит даже в самые трудные времена. Репортеры очень уважают и Евгения Набокова, умеющего проводить четкий анализ матчей.

За журналистами зорко наблюдают пиарщики. Если видят, что игрок уже утомился от вопросов, моментально уводят его от прессы. На играх плей-офф в прошлом сезоне пресс-атташе «Сан-Хосе» вообще установил строгое правило: «С прессой будут общаться только те, кого я сам определю» (привет «Филадельфии»!). Но стоит признать, пиарщик всегда вызывал самых нужных игроков. Особых претензий к нему нет.

В целом настроение пресс-атташе и игроков напрямую зависит от того, как «Сан-Хосе» проводит сезон. Вероятность того, что журналист пообщается с тем или иным хоккеистом резко возрастает, если команда победила, а этот игрок сделал хет-трик. Например, Джонатан Чичу сам рвется к прессе после каждого своего подвига.

Когда журналисты взяли все интервью, пиарщик выводит прессу за двери и приглашает тренера, который перед входом в общую комнату отчитывается по матчу, а также делится наполеоновскими планами о победе в Кубке Стэнли. В раздевалке запрещено фотографировать и брать автографы. Остальное – на твое усмотрение. Все тебе только рады.