ХОККЕЙ. КХЛ
СТАРО-НОВОГОДНИЙ РЕПОРТАЖ

Несколько дней назад Яромир Ягр дал два интервью североамериканской прессе. Приводим самые интересные выдержки из них.

Журналист «The New York Times» Линн Зинсер спросил у Ягра, не жалеет ли он, что поехал в Россию.

– Вряд ли об этом вообще стоит думать, – ответил Яромир. – Глупо смотреть в прошлое и ломать голову: «А может, я принял плохое решение?». Возможно, сейчас я был бы счастлив в Америке. Никто не знает. Сам я себе этот вопрос не задавал.

– У вас колоритный сезон в «Авангарде».

– Об этом книгу можно написать! Но со мной все в порядке. Я доволен и счастлив. Хороший клуб, организация. Уровень хоккея выше, чем я ожидал.

Вспоминая о смерти Черепанова и о том, что у него обнаружен допинг, Ягр сказал практически то же самое, что говорил в большом интервью «Советскому спорту» в октябре:

– Я даже словами описать не могу, что ты испытываешь, когда рядом умирает одноклубник... Ты хочешь держаться молодцом, но не можешь толком ни играть, ни тренироваться. Приказываешь себе собраться, но это не так просто. Я никогда не был в такой ситуации.

Аналитик «The Hockey News» Кен Кэмпбелл поинтересовался у Ягра, вернется ли он когда-нибудь в НХЛ.

– Я размышлял о том, чтобы перейти в «Питтсбург», – признался Яромир. – Если бы мне позвонил Марио Лемье (хозяин клуба, с которым Ягр начинал карьеру за океаном) и пригласил к «Пингвинам», я бы очень серьезно подумал. Готов играть там хоть за $350 тысяч в год – только ради Лемье, которого всегда уважал. Он сделал из меня того, кем я сейчас являюсь…

Но Ягр подчеркнул, что у него контракт с «Авангардом» до 2010 года. И только в 38 лет он будет думать, где продолжать карьеру – в России, НХЛ или Чехии.