СОБЫТИЕ ДНЯ
ХОККЕЙ. КХЛ

Корреспондент «Советского спорта» позвонил Анатолию Бардину через час после того, как КХЛ отстранила его от должности в «Авангарде».

– Ожидали, что решение КХЛ будет таким суровым?

– Дело же связано со смертью человека. Значит, кому-то нужно отвечать. Кто виноват? Как ни крути, руководители клуба и медицина. Поэтому мы не собираемся оспаривать вердикт и рассматривать дело в суде. Если б это был рутинный рабочий момент, мы бы боролись за свои права. Но спорить… когда Леша Черепанов уже умер… Считаем, это неэтично.

Да, решение сурово. Очередное несчастье, которое свалилось на «Авангард» в этом сезоне. Нужно его пережить. Думаю, что наша команда выйдет с достоинством из сложившейся ситуации.

– Вас отстранили от хоккея?

– Я не могу больше быть руководителем в клубе КХЛ. Но имею право работать в системе команды. Менеджер, тренер-селекционер… Не знаю. Это уже на усмотрение наблюдательного совета «Авангарда».

– Обсуждалось, какой будет ваша новая должность?

– Для начала мне нужно вернуться домой из Москвы. Если я нужен «Авангарду», если буду востребован – конечно, останусь. Я же родился в Омске, всю жизнь там прожил. Готов работать в клубе на любой должности.

– Вы знали, что у Черепанова были проблемы с сердцем?

– Лига все обосновала. Но для нас всех в клубе смерть Леши стала полнейшей неожиданностью. У нас работают доктора высочайшего класса. Имею в виду Сергея Белкина и Дмитрия Батушенко. Команда проходила не только диспансеризацию. Она обследовалась у научной бригады во главе с профессором Коноваловым! Медицинское обеспечение в «Авангарде» безукоризненно.

Черепанов также проходил обследование. Никакой патологии у него не обнаружено. Поймите одно – если бы мы нашли у хоккеиста какой-то больной орган, мы немедленно отстранили бы его от игр. Это сделали бы не только наши доктора, но и спортивный диспансер. Если б парень захотел играть дальше на свой страх и риск, мы бы взяли с него расписку, что вся ответственность на нем. Мы же – взрослые люди! И не собираемся выпускать на лед игрока с больным сердцем. Потому что понимаем, чем это может обернуться.

– Как часто хоккеисты у вас проходят медосмотр?

– После завершения сезона, перед началом первых сборов и в течение всего чемпионата мы обследуем функциональное состояние игроков. Это у нас под жестким контролем. Несчастный случай с Черепановым – невероятная трагедия. Мы сами до сих пор не можем поверить в случившееся…

– Вице-президент КХЛ Владимир Шалаев заявил на пресс-конференции, что Черепанову кололи кордиамин. Хоккеист лечился от патологии. Получается, клуб об этом знал?

– Никто в «Авангарде» ему кордиамин не колол. Я знаю одно – это лекарство ему ввели, когда Леша уже находился при смерти. Тогда, в Чехове… Черепанова хотели вернуть к жизни и сделали такой укол, ведь этот препарат входит в аптечку любой «скорой помощи». Ну а раньше я даже названия этого лекарства не слышал.

– Говорят, что мать Черепанова собирается подать в суд на виновников смерти ее сына. Не боитесь понести не только спортивное, но и уголовное наказание?

– Сейчас вокруг нашего клуба каждый день возникают неприятные новости… Я общаюсь с мамой Черепанова. У нас нормальные отношения. То же самое – и у бывшего президента клуба Константина Потапова, и у других руководителей. Подать иск в суд – это право любого человека. Но у нас в отношениях с семьей Черепановых нет никаких проблем. Мы выполним все обязательства. Выплатим те деньги, которые положены по контракту Алексея. Правда, сейчас об этом я заявляю уже не как руководитель «Авангарда»…