ХОККЕЙ. НХЛ
ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

Я уточнил: 23 января – очень редкий день. Он почти ничем не славен, кроме того, что именно тогда в 1950 году Иерусалим был провозглашен столицей Израиля, а в 2005-м Виктор Ющенко вступил в должность президента Украины. Поэтому предлагаю украсить эту дату, официально объявив ее Днем великого перемирия.

Именно в этот день Евгений Малкин и Александр Овечкин скрепили свое перемирие рукопожатием, позируя перед прессой (подробности во вчерашнем номере «Советского спорта»). Именно 23 января идея помирить двух хоккейных богов пришла в голову сразу двум спортивным изданиям – «Советскому спорту» и «Спорт-Экспрессу». И это неспроста: так звезды на небе сошлись.

Вот как историю в своем блоге описывает коллега из «СЭ» Слава Маламуд: «У читателей возникнет мысль о том, что кто-то из нас врет и присваивает себе чужие лавры... Хотелось бы задушить эти разговоры в колыбели. Случилась редкая, но очевидная вещь: и мне, и коллеге из «Совспорта» в голову пришла одна и та же идея. Я первым предложил парням заключить мир перед фотообъективом, а Павел Лысенков первым сделал снимок. Ни Павел, ни я не подозревали о взаимных планах. Абсолютная ничья».

С чем трудно не согласиться... 23 января по лунному календарю исключены любые конфликты. Календарь друидов подсказывает, что в этот день в древности останавливались кровопролитные войны. Все хотят всех помирить и пожать друг другу руки.

Предлагаю День великого перемирия внести в список официальных праздников мира – аккурат между Днем дедушки в Польше (22 января) и Днем студентов (25 января), а также именно в этот день совершать наиболее важные контракты и сделки (о транзите газа, прекращении вооруженных действий, переходе Аршавина в «Арсенал»).

Миру — мир!

ДОСЛОВНО

– Почему я не выиграл автомобиль? У меня два в Питтсбурге, один – в Питере и еще один – у мамы в Магнитогорске. Пятый не нужен, серьезно. Тем более грузовик – не мой стиль.

Какие ощущения от игры в тройке с Ковалевым? Да он пасы не отдает! – улыбается Евгений. – Посмотрите статистику – у меня только один бросок. Леша все на себя взял. Так хотел стать самым ценным. Могу его понять. Читал в «Советском спорте», что Ковалев на метро ездит. Как ни крути, ему машина нужнее. А если серьезно, очень рад за Кови. В конце матча даже специально стал играть на него. Очень хотел, чтобы Алексей стал лучшим.

Евгений МАЛКИН, форвард «Питтсбурга»