ХОККЕЙ. НХЛ
ПИСЬМА В СБОРНУЮ

В начале прошлого сезона «Вашингтон» играл ужасно, и в ноябре команду возглавил Брюс Бодро – тренер из фарм-клуба «Херши». Дальше все было, как в сказке о Золушке. «Столичные» резко прибавили, пробились в плей-офф, а Бодро по итогам чемпионата был признан лучшим тренером НХЛ. На днях с ним встретились корреспонденты «Советского спорта».

– Мистер Бодро, вами интересуются русские, – сообщил пресс-атташе «Вашингтона».

Брюс покосился на нас, на стоящего рядом американца: «Давай, Джимми, я с тобой первым поговорю. Я тебя лучше понимаю».

…Почему Бодро часто сравнивают с Владимиром Крикуновым? Не только из-за комплекции, но и непосредственности. Брюс – мастер шуток. Вчера, например, после матча с «Атлантой» наставник «Вашингтона» заявил: «Когда Овечкин в ярости, он похож на Халка (герой фильма, который в приступе гнева превращается в зеленого монстра. – Прим. ред.). Чем сильнее он злится, тем больше у него силы и энергии».

Но когда мы спросили Бодро об Овечкине, он только замахал руками: «Давайте не будем говорить об этом парне! Сколько можно? Только сегодня я дал о нем десять интервью».

– Тогда поговорим о вас. Могли ожидать, что станете лучшим тренером НХЛ?

– Нет, конечно. Я просто мечтал стать главным тренером в этой лиге. Даже дал себе срок – это должно случиться до 55 лет. Работал в фарм-клубе, с каждым днем мое время таяло. Можете представить мои чувства, когда я в 53 года получил приглашение из НХЛ. Неописуемая радость! Я не был уверен, смогу ли реализовать свои идеи в лиге. Но пока все идет хорошо.

– Чем русские хоккеисты принципиально отличаются от канадцев?

– У русских больше мастерства. Посмотрите на Дацюка, Семина, Овечкина, Фролова. Фролов вообще похож на Овечкина своей игрой, он хорошо и много работает в углах площадки. Да и другие, как защитник Гребешков например, – они все очень мастеровитые и талантливые.

Овечкин к тому же агрессивный, силовой игрок. На него из ваших похож только Артюхин. Большой, как монстр! При этом средний форвард. Овечкин же при своей мощи еще и лучший бомбардир лиги.

– Вы интересовались трудами Тихонова, Тарасова, других мастеров советской школы?

– Я учусь у всех. Потому что знаю, что многого не знаю. Прислушиваюсь к игрокам, тренерам, читаю книги не только о хоккее, но и о философии, взглядах на жизнь. Потом к этому опыту добавляю свою индивидуальность.

Не думаю, что я похож на какого-то тренера. Прототипа нет. Но своим учителем считаю Роджера Нильсона. Я многое перенял у него – самоотдача, работа с видео, статистический анализ. Позже, когда меня наняли работать в низших лигах в Лос-Анджелесе, я учился у Энди Мюррея – замечательного тренера и отменного организатора.

Мюррей и Нильсон никогда не были людьми, которые громко кричат, наказывают своих игроков. Пример, достойный подражания. Только что я работал с ребятами из «Вашингтона» на тренировке. Я им просто сказал: «Нужно хорошо потрудиться полчаса». Вместо того чтобы орать: «Так, сейчас вы будете бегать круги, потом силовое катание!» Это не мой стиль.

Джон Вуден был отличным тренером по баскетболу в университете Лос-Анджелеса. Он выиграл, кажется, девять титулов чемпиона подряд. Знаете, как он говорил? «Если я должен постоянно кричать на игрока, значит, это не тот игрок, который должен быть в моей команде».

Я просто подойду к хоккеисту и скажу ему как мужик: «Слушай, ты должен сделать вот так. Иди и сделай это». Если он не сделает, как я попросил, значит, ему это безразлично. Какой тогда смысл на него орать?

– Расскажите, как вы снимались в культовом хоккейном фильме «Щелчок» с Полом Ньюманом.

– Это было весело. Меня пригласили в массовку, и я увидел, как делается кино. Правда, пришлось сидеть в коньках целых восемь часов. Со скуки можно помереть! Только и слышал: «дубль один», «дубль два»… Никогда не думал, что фильм станет культовым в Америке. Но вышло именно так.

– Недавно Уэйн Гретцки сказал, что не хочет тренировать сборную Канады на Олимпиаде-2010. А если бы генеральный менеджер Стив Айзерман предложил этот пост вам?

– Вау! Не думаю, что меня пригласят. Но если случится еще одно чудо, то для меня это будет огромнейшей честью! И огромным давлением. Ведь за тебя болеет и переживает вся страна. Отказываться бы не стал. Разумеется, перед этим поговорил бы с управляющим «Вашингтона» Джорджем Макфи. Но дал бы согласие в тот же день!