СОБЫТИЕ ДНЯ
ХОККЕЙ. КХЛ

Ак Барс

1

Локомотив

0

«В нас никто не верил, а мы стали чемпионами!» – пережив первые счастливые эмоции, спустя несколько минут после финальной сирены выпалил один из героев суперфинала нападающий «барсов» Александр Степанов. И действительно, не многие ставили на казанцев, но те сотворили чудо. Вернее, три чудесных спасения, каждый раз фантастически отыгрываясь по ходу серии. И заслужили тем самым, как никто другой, право в День космонавтики поднять над головой космический трофей.

– …Ну все, должны выиграть, раз второй период не проиграли, – утешают себя фаны «Ак Барса» перед заключительной третью. – Статистику финала не обманешь.

«Вперед, татары!» – требует арена. Ярославский фан-сектор уже не слышно. Каждый бросок отдается сердечным биением трибун. Тренеры все чаще посматривают на табло. Секундомер переваливает за вторую половину периода. Первышин набрасывает от синей линии на пятак, Гелашвили падает, падают и Жуков с Мортенссоном. И лишь Морозов удерживается на ногах. Вылезает из кучи-малы и забивает в пустые ворота.

«Г-о-о-о-о-о-л!!!» – взрыв голосовой атомной бомбы сотрясает своды «Татнефть-Арены».

Морозов уже у заградительного стекла. На коленях. Долбит в экстазе крагами по протянутым рукам обезумевших болельщиков. На спину капитану прыгает Зарипов, а следом и вся пятерка. Стадион сходит с ума. Гелашвили требует видеопросмотра гола.

Буланов под гул трибун едет в «кино».

– Хэй, хэй, хэй, хэй! – по нарастающей выталкивает арена судью от монитора на судейском столике. И Буланов, сделав театральную паузу, с размаху показывает на центр.

Нет предела радости болельщиков «Ак Барса». Нет сил сдержать слезы счастья у Ирины Морозовой. Лицо жены капитана операторы арены выводят на видеокуб.

– Папа, я же тебе говорил, что Морозов нас всегда выручает, – теребит за плечо отца крохотный малыш в майке «Ак Барса». – А ты не верил.

– Верил, верил, сынок, – перекрикивает стадион отец.

На табло 59.08. Последний шанс «Локо». Хейккиля снимает вратаря. Тщетно. В центре поля Нильсон предлагает Степанову подраться.

– Что ж, давай подеремся! – соглашается Степанов и заваливает шведа в партер.

Билялетдинов мечется на скамейке, торопя секундомер. Последние десять секунд стадион отсчитывает хором: «Пять, четыре, три, два, один, пуск! По-бе-да!!!» Готов заплакать президент Татарстана Минтимер Шаймиев. Аплодирует стоя президент КХЛ Александр Медведев. Зрители готовы выпрыгнуть на площадку. А на льду за воротами «Ак Барса» обнимаются 21 богатырь, 21 чемпион.

– Мы сделали это, мы – чемпионы! – орет, вскидывая руки к небу и закрывая глаза, вице-президент казанцев Равиль Шавалеев. Он победил. Ему можно все.

– Качай его! – наобнимавшись, Никулин и Морозов спешат за Билялетдиновым. И через секунду тренер уже летит над ареной. Поднимается и опускается в руках тех, в кого он верил до конца, кого он сделал чемпионами. Он первым из всех ощутил состояние невесомости.

С МЕЧТОЙ О НЕВЕСОМОСТИ

…46 часов тому назад. Казань. От бессмертного творения Зарипова, сравнявшего в безнадежной ситуации счет в третьем периоде шестого матча серии, до снайперского гола Хентунена в овертайме город ежился в тревоге. А потом взорвался. Незапланированным салютом на берегу Казанки и грохотом ракет с крыш. Отмечали до утра. С флагами из машин, кричалками про любимую команду на дискотеках. В пять утра обнаружилось, что кто-то в порыве радости изрисовал забор базы «Ак Барса» санатория «Казанский», где живут большинство игроков.

«Мы будем первыми в космосе!» – гласила красным надпись на бетонной стене.

Наиболее отчаянные фанаты, едва протрезвев после безумной ночи, помчались к кассам занимать очередь за билетами на суперфинал. С семи утра до пяти вечера огромное людское море бурлило у кассовых павильонов «Татнефть-Арены». К вечеру жизнь перевернулась с ног на голову. Теперь спекулянты скупали за полторы тысячи рублей проходки на финал у простых болельщиков, то есть в пять раз дороже номинала, а не наоборот, как это принято.

Заваленным просьбами оказался и офис казанского клуба. Мечтали о живом просмотре «битвы за космос» в Альметьевске, Лениногорске, Нижнекамске, Нефтекамске, Набережных Челнах, Москве и Петербурге. Счастье выпало не всем.

Как не выпало оно 12 апреля 1961 года и многим достойным летчикам, грезившим подняться не только в синее небо, но и к звездам, заглянуть краем глаза на далекие планеты. Однако счастливый исторический билет в безвоздушное пространство выпал только одному человеку – Юрию Гагарину. И первый хоккейный трофей, названный его именем, выбрал самых достойных кандидатов – «Ак Барс» и «Локомотив».

Шесть матчей пронеслись, словно десять дней подготовки к первому полету в космос. И вот вчера, условно на семь вечера, назначен пуск ракеты. Три ее ступени, как три периода основного времени матча. И только одного из соперников финальная сирена и заветный Кубок Гагарина унесут в пьяняще-победное легкое и необыкновенное состояние невесомости.

ИСКУССТВЕННЫЙ МИТИНГ

А за два часа до начала матча у стартовой площадки – площади перед «Татнефть-Ареной» – океан радости. Тысяча человек в зелено-красном растянулись на трехстах метрах дороги. Транспаранты («Ак Барс» – чемпион!», «Мы победим!», «Казань не возьмешь!», «Даешь Кубок Гагарина!»), флаги, дудки, болельщики в майках и кепках «Ак Барса». Кричат, поют, скандируют. Кто с камерами, кто с фотоаппаратом. Так встречают автобус с казанскими хоккеистами. Встречают, как космонавтов. Под вой и истошные крики толпы серебристая машина пролетает мимо. Сзади нее невесть как севшая на хвост зеленая тонированная «Лада» с двумя флагами Татарстана из окон.

– А-а-а! Ура-а-а-а! – орет толпа. Только Зинэтула Билялетдинов машет рукой из-за стекла фанатам в ответ.

– Мы студенты Казанского государственного технологического университета, – рассказывает одна из активисток митинга Индира. – Нас попросили шумно встретить команду. Раздали атрибутику. А сейчас пойдем ее сдавать.

– Как сдавать? – удивляюсь я.

– А так. Майки, флаги и кепки – все строго по спискам. Кто не сдаст, получит выговор в университете.

И тут же в доказательство ее слов к «Газели» выстраивается огромная очередь.

– Шоу закончилось, снимайте доспехи, – командует строгий мужчина.

– А за шоу ребят хотя бы на хоккей проведете? – интересуюсь у него.

– Руководство клуба обещало по спискам их пустить, без билетов, – отвечает он.

Недалеко от «Газели» на ступеньках стадиона продолжается другой митинг. Настоящий, душераздирающий.

– Наливай, Толян, за победу! – два «морозовых», один – в шлеме пожарного, другой – в хоккейном. Дегустируют напиток победителей – шампанское.

– А теперь на счастье! – поднимает стаканчик «пожарник» и с размаху разбивает бутылку.

Народ приветствует парочку бурей аплодисментов. А духовой оркестр над ними выдает новое произведение – «Броня крепка и танки наши быстры». Кто-то из толпы не выдерживает и с криками «Ак Барс» – чемпион!» зажигает лезгинку, завлекая за собой еще четверых.

Чудо-музыкантов с контрабасами, трубами и барабанами перебивают динамики, из которых несется: «Храбрые барсы к победе идут…»

Казань досрочно празднует чемпионство. Народные гулянья в самом разгаре. Кажется, запусти все околостадионье на стадион, разорвут «Локомотив» на части.

РОК-РАЗМИНКА

А внутри еще темной арены все в напряжении. Психуют охранники: «Нельзя, не положено, приказ!» Дрожат буфетчицы, подключая бочки с пивом: «Не затоптали бы».

На скамейке запасных «барсов» с плеером в ушах задумчиво и отстраненно сидит Юка Хентунен. Герой шестого поединка настраивается на матч. Из раздевалки казанцев несется грохот электрогитар – рубит рок магнитофон. Так подключаются к игре его товарищи. Только защитник Медведев, тоже в наушниках, наматывает круги на VIP-стоянке, поглядывая на кремль через реку Казанку.

Команды не выходят, а вырываются на раскатку, а с ними и удары мощного техно из колонок дворца. Но зрители приветственным воплем заглушают электронику. Полсотни мальчишек нависают над лавкой «Ак Барса».

– Сделайте их, сделайте! – подначивают они тренеров. Те даже не поворачиваются. Они уже в игре. За разминкой наблюдают, как за триллером. Билл в отличие от своего визави Кари Хейккиля до конца не досматривает, уходит в тишину подтрибунных помещений.

КОЛЕНОМ В КОЛЕНО

– Уважаемые зрители, добрый… предобрый вечер! – проникновенно обращается к зрителям диктор арены Людмила Шастина. Она, повидавшая все финалы «Ак Барса», как в первый раз готова сорвать голос от важности момента.

– Тишина! – взывает вслед за диктором местный шоумен. – Казань, давайте послушаем болельщиков Ярославля.

Полутысячный «Локо»-десант рвет глотки.

– А теперь – Казань!!!

И тут 9500 голосов взрывают раскаленную атмосферу финала так, что даже дуэт охранников Кубка Гагарина вынужден закрыть уши. Потрясены и почетные гости: председатель Попечительского совета КХЛ Вячеслав Фетисов, президент лиги Александр Медведев, глава ФХР Владислав Третьяк и самый преданный болельщик «Ак Барса» президент Татарстана Минтимер Шаймиев.

Лазерное представление – тоже про Кубок. Свирепый барс сначала потрошит ястребов (Омск в 1/4 финала), потом волка («Динамо» в полуфинале), ну и в финале опрокидывает медведя и локомотив, забирая у ярославцев трофей.

Бешеный зрительский заряд поражает сердца игроков «Ак Барса». Первые четыре минуты казанской душегубки железнодорожники выдерживают с нордической стойкостью, в награду получая четыре минуты на розыгрыш лишнего. Арена обороняется вместе с «барсами». Степанов, с вырывающимся из груди желанием, трижды без раздумий ложится под шайбу. Петров, отобрав в кошачьем прыжке шайбу у Ткаченко, успевает тому дать еще и коленом. Ткаченко отыгрывается на Хентунене, «ласково» встречая его коленом в колено на своей синей линии.

– Сволочь! – негодуют зрители. – Убрать до конца его! В раздевалку!

Однако в раздевалку с перекошенным от боли лицом приходится уйти самому Хентунену.

Через две минуты финн возвращается. Мстить. У него 41 секунда на розыгрыш «5 на 3». Увидев поверженного, Ткаченко расплывается в улыбке: «Да ты ж симулянт!»

Вместо отмщения «Ак Барс» чуть не пропускает. Жуков умудряется убежать один на один, но по-защитницки прямолинейно бросает в верхний угол.

– Мимо! – выдыхает стадион.

– А ведь три года назад мы стали чемпионами в Омске как раз в Вербное воскресенье, – вдохновляют себя болельщики «Ак Барса» в перерыве. – Должны сегодня повторить.

Будто услышав их мольбы, Зарипов, вскружив головы трем соперникам, улетает на рандеву с Гелашвили. Привстает в своей ложе Шаймиев, поднимается Третьяк, вскакивают зрители, готовые закричать «гол», а Зарипов бьет прямо в щитки вратарю. И люди не садятся – падают в кресла.

И вот уже Хентунен не забивает в упор. На него сверху прыгают Нурисламов и «друг» Ткаченко, спасая «Локо» от гола в пустые ворота. Вытирает лицо ладонями Шаймиев, сгоняя напряжение. Все на пределе. И только оба наставника спокойны. Хейккиля в паузах жует резинку. Билялетдинов неподвижен, как полководец, оглядывающий расположение войск с высокой горы.

«ЗАБИТЬ» – поднимают казанские фаны баннер со стрелкой-указателем на ворота «Локомотива». Морозов, Жуков, Степанов – все торопятся забить, но Гелашвили действует на грани подвига, как и должно в суперфинале.

Сирена на второй перерыв. Два нуля все горят на табло, хотя две ступени ракеты уже сгорели в атмосфере поединка. До золотого гола Морозова остается 10 минут и 4 секунды…

Ак Барс (Казань) – Локомотив (Ярославль) – 1:0 (0:0, 0:0, 1:0).

12 апреля. Казань. «Татнефть-Арена». 10 000 зрителей. Судьи: Буланов, Захаров (оба – Москва).

Гол: 1:0 Морозов 40 (Первышин, 50.04).

Три звезды: Морозов, Зарипов, Норрена.

Ак Барс (20): Норрена; Никулин – Первышин, Мухачев – Медведев, Панин – Буравчиков; Морозов-к – Мортенссон – Зарипов, Хентунен – Капанен – Петров (2), Степанов (14) – Казионов (4) – М.Жуков, Кузьмин – Алексеев – Клименко.

Локомотив (24): Гелашвили (59.08 – 59.17, 59.36); С.Жуков – Вишневский, Гуськов – Васильев (2), Окерман – Аникеенко (2), Нурисламов; Иргл (2) – Вашичек – Яшин (2), Ткаченко – Семин (2) – Руденко, Михнов – Чурилов – Нильсон (14), А.Галимов – Клюкин – Кудашов-к.

Счет в серии: 4-3.