СОБЫТИЕ ДНЯ. ХОККЕЙ
ЧЕМПИОНАТ МИРА

После матча с чехами корреспондент «Советского спорта» поговорил с главным тренером сборной Белоруссии Гленом Хэнлоном.

Хэнлон – деликатный человек с хорошим чувством юмора. Увидев незнакомого журналиста среди белорусских коллег и узнав, что я из «Советского спорта», Глен поинтересовался, не хочу ли я прежде всего поговорить о сборной России. А то, может, мне неинтересно слушать о делах и проблемах белорусов.

По ходу интервью я спросил у Хэнлона, нет ли у него впечатления, что Белоруссию в Клотене недооценивают. Вот и разместили белорусов в железных контейнерах.

– У нас была возможность выбора между раздевалкой, которая поближе к катку, но меньше, либо этим контейнером, который подальше, но более просторный, – объяснил мне Хэнлон. – Конечно, здесь не такие комфортные раздевалки, как будут в Белоруссии во время чемпионата мира-2014. Но это не значит, что в перерыве каждого матча мы должны карабкаться на второй этаж в наш вагончик. У нас с другой стороны есть нормальный проход.

– Что скажете о матче с чехами?

– Мы играли неплохо, особенно если учесть отсутствие нашего первого звена. Отрыв белорусов от четырех ведущих сборных мира стремительно сокращается. За те пять лет, что я работаю со сборной Белоруссии, у меня никогда не было возможности, как сейчас, включить в состав так много ребят моложе 23 лет. Понимаю, что журналисты хотели бы написать о тех хоккеистах, кто заработал очки в матче с чехами. Но для меня куда важнее, что наша молодежь достойно смотрелась на фоне ведущих игроков соперника.

– Какой групповой этап для Белоруссии получился более сложным – первый или второй?

– Не думаю, что играть на первом этапе так уж весело. Ты думаешь об угрозе поражения и вылете из чемпионата. Это чем-то напоминает первый раунд Кубка Стэнли…

Самым нервным получился матч против Венгрии. Кроме спортивного результата, это еще наши главные конкуренты в борьбе за проведение чемпионата мира 2014 года. Если бы мы проиграли венграм, это ослабило бы наши позиции.

– После матча с финнами вы пошутили: мол, не заметили первый гол, потому что смотрели себе под ноги и считали деньги, которые обронил ваш ассистент Занковец. Теперь же вы не только пол проконтролировали – заметили, что удаленного чеха выпустили на две секунды раньше…

– Я слежу за табло еще с тех пор, когда работал помощником Майка Кинана. Это была моя служебная обязанность. Так что привычка осталась.

– Что думаете о сборной России?

– У вас великолепные игроки. Мы встречаемся с главными претендентами на золотые медали. Терять нам нечего. А вот обрести в случае победы можем многое. Знаете, в чем разница между этим турниром и чемпионатом мира в Латвии, когда мы тоже пробились в четвертьфинал? Тогда, три года назад, для нас это была вершина счастья. Теперь же мы рассчитываем на большее. Нам нужно играть дисциплинированно. Нельзя допускать удаления, как в матче с чехами.

– То есть победа над Россией – это не фантастика, а залог хорошей работы тренера и белорусских игроков?

– Даже не тренера, а именно команды. Мы довольны выступлением на групповом этапе. Для нас важно настроиться за эти два дня, чтобы показать в четвертьфинале все, на что мы способны.

– Хорошо, что на чемпионат не приехал Александр Овечкин, которого вы тренировали в «Вашингтоне»…

– Мы собираемся сделать ему наш паспорт, – улыбнулся Хэнлон. – Досконально изучили его генеалогическое древо. И нашли в далеком поколении белорусские корни.

– Ваши травмированные лидеры будут играть против России?

Кольцов мог выйти и против чехов, если бы матч что-то решал. Вратарь Мезин в порядке, я просто дал ему отдохнуть.

Калюжный… Мы каждый день следим за ситуацией. У нас еще есть время, чтобы определиться с этим форвардом. Салей – он, как и Кольцов, может играть уже сейчас. Мелешко – думаю, что он выбыл до конца турнира. После матча с финнами он чувствовал себя неважно. Сотрясение мозга – это серьезно. Еще один рецидив – и парню придется перейти на тренерскую работу, – пошутил на прощание Хэнлон.