ХОККЕЙ
ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС

Знаменитый хоккеист, а ныне бизнесмен Павел Буре назначил встречу в «Лужниках», в кафе рядом с теннисными кортами. Он давно не давал обстоятельных интервью и совершенно ушел в тень. Хотя говорили, что Буре наконец-то женился, что он может работать в КХЛ и в какой-то роли поехать на Олимпиаду в Ванкувер... Павел откровенно ответил на все вопросы.

«ПОВЕЗЛО НАЙТИ НЕВЕСТУ»

Сидя на диванчике в летнем кафе вместе с коллегой Владиславом ДОМРАЧЕВЫМ, мы гадали, с кем из своих друзей Буре может играть в теннис. И у нас глаза на лоб полезли, когда мы увидели… Марата Сафина! Экс-первая ракетка мира, который только что прилетел с Уимблдона, сел за соседний столик, заказал салат и морковный сок.

А вот и Буре. Не в джинсах и футболке, как Марат, а в цивильном. Розовая рубашка, пиджак… Светский денди. За три с половиной года – последний раз мы виделись на Олимпиаде в Турине – Буре внешне мало изменился. Такой же подтянутый, без живота. Хоть завтра на лед.

– С Сафиным будете в теннис играть?

– Что вы, это не мой уровень, – засмеялся Буре. – Мне бы кого-нибудь попроще.

– Как жизнь?

– Очень хорошо. Почти все время провожу в Майами. В прошлом году там жил, наверное, дней триста. В Москве теперь появляюсь редко. Только что вернулся из Европы – ездил в Австрию, Италию, Швейцарию, Украину…

– Пестрый маршрут. Отдых или бизнес?

– И то, и другое. Катаюсь с друзьями, заодно обсуждаем дела.

– Задаем не только свои вопросы, но и болельщиков, оставленные на редакционном сайте. Народ интересуется, вы часовой бизнес Буре не развиваете?

– Даже мысли не было. Давным-давно выпустил подарочный тираж часов Буре. Подарил их Ельцину, патриарху Алексию II… Многих уже в живых нет.

Каким сейчас бизнесом занимаюсь? Есть определенные направления, – уходит от ответа Павел. Приходится включать дедуктивный метод. Через час Буре вышел на корт против президента Федерации спортивной борьбы Михаила Мамиашвили и олигарха-девелопера Павла Фукса, которого представил как своего делового партнера. Приходим к выводу – Буре занимается недвижимостью.

– Правда, что вы женились?

– У меня свадьба 10 октября. Догадываетесь почему? 10.10 – две десятки, мой игровой номер.

– Назначьте церемонию на 10 утра.

– Тогда уж 10 вечера, – смеется Буре.

– Вас последние лет 15 мучили вопросом: «Когда вы найдете невесту?»…

– А я особо не мучился. Знал, что когда-нибудь это произойдет. И вот повезло. Нашелся человек, который мне во всем подходит. Мы с Алиной больше двух лет вместе, но даже никогда не ссорились.

– Как встретились? В общей компании?

– Что вы! Алина в компании не ходит. Она только с мамой. Для меня это очень важно. Она домашняя девушка, а не тусовщица.

– Как же знакомиться с такими, если они все время дома сидят?

– Я же говорю, повезло! А нашли мы друг друга, когда Алина приехала с родителями в Турцию. А я там отдыхал с друзьями.

– Вы в последние годы ушли в тень. Сознательно?

– Просто перестал ходить на светские мероприятия, где тебя снимают фотографы. Надоело… Всему свое время. В 16 лет нравится одно, в 25 другое, а в 38 – третье. Тусовку я уже перерос.

– Теперь нужны семья, дети?

– Детей пока нет. Но это в планах.

«НА КОНЬКИ НЕ ВСТАВАЛ ЧЕТЫРЕ ГОДА»

– Правда, что вам снова нужно оперировать колено?

– Теоретически – да. У меня разорвана крестообразная связка. Потому и закончил с хоккеем шесть лет назад. Решил больше не сшивать. Без «креста» можно ходить, немного играть в теннис. Для обычной жизни хватит. Но вираж на льду уже не заложишь.

– Недавно Джино Оджик, ваш тафгай из «Ванкувера», рассказывал нам, что встречался с Буре прошлым летом в Майами и поразился, в какой вы форме как хоккеист. Мол, хоть завтра можете вернуться в НХЛ.

– Так и сказал? Джино – большой шутник… Я уже года четыре на коньки не вставал, – усмехнулся Буре. – Не тянет в хоккей совершенно.

Через два года, как я завершил карьеру, товарищ уболтал: мол, мы тренируемся в ночной лиге, давай с нами. Я вышел на лед, осмотрелся: мама дорогая, что я здесь делаю? И вернулся в раздевалку.

Меня тогда острое чувство пронзило: «Не хочу я здесь быть!». Не хочу и все. Наелся хоккеем за долгие годы.

Вообще есть две категории спортсменов. Одни могут играть до пенсии. Даже если ушли из профессионалов, будут гонять за любителей. На того же Челиоса посмотрите. Когда я начинал в НХЛ, он уже считался ветераном. А теперь, я слышал, и в 47 лет хочет новый контракт.

А есть другие люди, как я. Уходя, уходи. Я и пловцов знаю, которые завершили карьеру и сейчас говорят, что, когда заходят в бассейн, их мутит уже от запаха хлорки.

– На хоккей ходите?

– Бываю на матчах «Флориды». Она принадлежит моему близкому другу. У меня с ним бизнес, да и я сам играл за «пантер».

– А на матчах КХЛ бывали?

– Так… Последний раз на российский хоккей ходил пару лет назад. Владельцы «Спартака» – мои товарищи. Это был матч в «Сокольниках» против ЦСКА… А КХЛ существует только год. Значит, пока не был.

– Слышали, что Сергей Федоров переехал в КХЛ? Подписал контракт с «Магниткой», будет играть минимум до 41 года.

– Видите, а я в 31 уже не хотел. Восхищаюсь ребятами, которые до седых волос могут играть на таком уровне. Потому что и в 25 лет трудно себя в форме держать. А когда уже за 40? Организм ведь изнашивается.

«РАБОТАЛ В СБОРНОЙ БЕСПЛАТНО»

– Вас звали в клубы КХЛ? Те же друзья из «Спартака». Все наши звезды уже вернулись в Россию. Тот же Александр Могильный работает в «Амуре».

– На сегодняшний день никуда из Майами не уеду. У меня там серьезные дела. Я помогаю хозяину «Флориды» в его хоккейных делах. А он мне помогает вести бизнес.

Когда кто-то заикается о предложении вернуться в российский хоккей, начинает что-то рассказывать, я говорю: «Давайте сначала свою ситуацию изложу». После объяснения вопросов больше не возникает.

– А как же вы согласились стать генеральным менеджером сборной в Турине-2006?

– Это другое дело. Олимпиада идет две недели.

– Состав на те Игры определял главный тренер Крикунов?

– Нет, я. У меня было право последней подписи. Меня хотели сделать номинальной фигурой, но ничего не вышло. На сегодняшний день это был первый и последний случай, когда генеральный менеджер считался высшим должностным лицом в нашей сборной.

– Александр Овечкин признался в интервью «Советскому спорту», что в «Турин попало много «туристов». В смысле – некоторые хоккеисты были лишними в команде.

– Не соглашусь. Может, у кого-то из ребят не пошла игра. Но «туристов» там не видел. Не забывайте еще, что у нас травмы пошли косяком. Лидеров нужно было кем-то заменять.

– Как в сборную попали динамовцы – например, Харитонов, Сушинский? Очевидно же, что их приглашал Крикунов.

– Но я тоже знал этих ребят. Находился в России, смотрел игры. Вел переговоры. Когда мы собрали коллектив, то договорились так: я в дела Крикунова не лезу. Он профессионал в тренерском деле. Даю ему свободу. Сам решай, что будешь делать.

– Большую вам положили зарплату?

– Вообще не платили. Я работал менеджером на общественных началах.

– А мы думали, что-то было…

– Было то, что я много своих денег потратил: на перелеты, на телефонные разговоры и прочее.

– Зачем нужна такая работа?

– Слушайте, это же Олимпиада. Бывает раз в четыре года. Работаешь за идею. Вот Гретцки не смог стать олимпийским чемпионом, когда был игроком. Но завоевал золото, будучи менеджером. Ради этого можно на четверть года отойти от бизнеса и посвятить себя сборной.

Но работать генеральным менеджером в НХЛ не хочу. Приходить в офис в восемь утра и уходить в час ночи, постоянно вися на телефоне? Зачем мне это нужно?!

«КАКАЯ ПЬЯНКА? ВЫ ЧТО?»

– Почему в Турине получился такой облом? Победили Канаду, но проиграли финнам и чехам в матчах за медали с общим счетом 0:7.

– Не хватило сил и эмоций. Все считали, что чемпионом станет КАНАДА. Но я потом разговаривал с Гретцки и его помощником Кевином Лоу. Они были в шоке: «Мы не ожидали, что Россия сможет нас обыграть».

– Ходили слухи, что после четвертьфинала с Канадой в Русском доме случилась пьянка.

– Такое писали еще на чемпионате мира в Питере в 2000 году: «Буре и остальные каждый день ходят квасить в рестораны». Я был капитаном сборной. Прихожу к главному тренеру Александру Якушеву: «Вы обход делали. Во сколько мы вчера спать легли?» – «В девять все были на базе». А выйти оттуда даже при желании нельзя: территорию охранял ОМОН!

Даю тренеру газету: «Смотрите, что о нас пишут». – «Но я же знаю, что это вранье». – «А народ-то не знает! Дайте опровержение. Что о нас потом думать будут?». Но Якушев промолчал.

Так что давайте не обращать внимания на наговоры. Никакой пьянки в Турине не было.

– Почему вы не дали откровенное интервью после Олимпиады?

– А меня никто ни о чем не спрашивал.

– Тогда спросим сейчас: если вернуть время назад, что бы изменили при подготовке к Турину?

– Не люблю это слово «если»… Исправил бы только одно: нужно все делать заранее. В других странах генерального менеджера и тренера назначают за несколько лет до Олимпиады.

– Теперь у нас так и делают. Тренерский тандем Быков – Захаркин работает с 2006 года, выиграл два чемпионата мира. А генеральный менеджер сборной, похоже, просто не требуется.

– Слава богу, что пришел результат. Значит, должность менеджера не нужна. Пусть сохраняется структура, как в советские времена. Я это нормально воспринимаю.

– Вам поступало предложение поработать на Олимпиаде-2010 в Ванкувере? В этом городе вы прославились на весь мир.

– Прямо сейчас, до интервью, я встречался с президентом ОКР Леонидом Тягачевым. Разговаривали долго… Но у меня есть предложение и от канадской стороны.

– Неужели?!

– А почему нет? Я же не обязан иметь канадское гражданство, чтобы представлять их интересы на Олимпиаде. Они почти год ждут от меня ответа. Все-таки ко мне в Ванкувере очень хорошо относятся. Но может, я не приму ни одно из этих предложений.

– В какой должности вас видит Тягачев?

– Предлагает стать олимпийским атташе. Какие будут функции, я пока уточняю. А вот канадцы дают уже готовый контракт, где все четко прописано.

– В России снова зовут работать бесплатно?

– Как всегда, – смеется Буре.

«МЫ ИГРАЛИ ЧЕСТНО»

– Смотрели финал Кубка Стэнли?

– Конечно. Я же слежу за НХЛ.

– В курсе, что побили ваш рекорд?

– А что, у меня был рекорд? Какие интересные новости рассказываете…

– В 1994 году вы набрали 31 очко в Кубке Стэнли. Это достижение для россиян держалось 15 лет, пока вас не обогнал Малкин (36).

– Даже не думал об этом. Поэтому не расстроился. Вообще за Малкина надо только порадоваться. Он меня еще в том сезоне удивил, когда Кросби получил травму, а Женя за двоих работал и «Питтсбург» на себе тащил. Я как раз с Марио Лемье говорил на эту тему, когда он зашел к нам в ложу в Майами. Он тоже в восторге от Малкина.

Еще меня радует, когда наши парни приезжают на церемонию лучших игроков НХЛ и собирают все главные призы. Потрясающе! Такого в мое время не было.

– Чем это поколение лучше, чем ваше?

– А так и должно быть. Раньше стометровку бегали за 12 секунд, теперь за 9. Да, канадцы на месте не стоят. Но Овечкин, Малкин, Ковальчук, Дацюк сейчас лучшие в мире. Это факт. Даже спорить не нужно. Принимайте, как есть.

Или с теннисом сравните. Когда мы росли, у нас играл только Андрюха Чесноков. Но потом пришли Кафельников, Сафин, девочки наши – и как начали всех вышибать!

– Тогда перефразируем: чего не хватало вам, чтобы побеждать на чемпионатах мира со сборной России?

– Обстоятельства так складывались. Бывает, 10 матчей подряд не можешь гол забить. А потом пять шайб в одной игре кладешь.

– Но это ведь был провал в 15 лет!

– Пусть другие судят… Мы играли честно. Да, порой занимали вторые-третьи места. Но никто не скажет, что мы не старались.

«ФОРВАРД БУРЕ НЕ ВЕРНЕТСЯ»

– Насчет честности. Сейчас бурно обсуждается футбольный матч «Терек» – «Крылья». А в советское время бывали договорные игры в том же хоккее?

– На что намекаете?

– Нам одну байку рассказывали. 1988 год. ЦСКА играет со СКА (Ленинград). Вы перед матчем мотаете клюшку и говорите: «У меня такой настрой! Чувствую, сделаю дубль». Мимо проходит ваш партнер-ветеран: «Я те сделаю!». Вы забиваете гол на первых же минутах, но ЦСКА проигрывает 1:2…

– Помню, на меня как-то косо все посмотрели, – смеется Буре. – Но лично я ни с кем не договаривался. Мне тогда 17 лет было. Я вообще ни одного договорного матча в своей жизни не сыграл.

– А как к таким матчам относился Виктор Тихонов?

– Если бы он узнал о договорняке, мы бы месяц со сборов не выезжали. Он бы гонял нас круглые сутки до блевотины. Нет, с Тихоновым такие бы фокусы не прошли.

– Недавно великий тренер Скотти Боумэн дал интервью «Советскому спорту», в котором заявил, что Павел Буре – его главный фаворит на включение в Зал славы НХЛ.

– Это очень приятно.

– Но вас уже второй год прокатывают! Чем вы хуже того же Люка Робитайла?

– Ну, ребята, вы даете! Он же забивал по 60 голов за сезон! Помню, мне однажды удалось столько забросить – так я стал только пятым снайпером лиги! Конкуренция была сумасшедшая.

Робитайл – суперстар. Но лично для меня самый великий игрок НХЛ – Уэйн Гретцки. Он по 92 гола забивал. В полтора раза больше! То, что хоккей тогда был другим, – разговоры в пользу бедных. 92 гола! Железный аргумент.

Самый большой комплимент за карьеру я услышал именно от Гретцки. Уэйн уже ушел из хоккея. У него спросили в интервью: «При каком условии вы бы остались в спорте?». Гретцки ответил: «Если бы Буре пришел в «Рейнджерс», я бы задержался на год».

Это для меня – вершина. Приятнее даже, чем если бы меня приняли в Зал славы НХЛ.

– Финансовый кризис сильно ударил по бизнесу? Недвижимость падает в цене.

– Конечно. Но все когда-нибудь вернется. В этом я уверен.

– А Буре вернется в хоккей?

– Форварда Павла Буре вы точно больше не увидите.

Другая роль в спорте? Все может быть. Но не сегодня. Передайте привет всем болельщикам. Они меня столько лет поддерживали. Я получал от них энергию. Если б не было фанатов, было бы неинтересно играть в хоккей.

Чувство драйва, когда за тебя болеет весь стадион, вся страна, иногда вернуть хочется. А в остальном – у меня все очень хорошо.

Связанные материалы: