СОБЫТИЕ ДНЯ. ОЛИМПИАДА-2010
ХОККЕЙ. ПРОВОДЫ СБОРНОЙ РОССИИ

Вчера утром чартер с нашими олимпийцами из КХЛ отправился из «Шереметьева» в Ванкувер. Проводить хоккеистов в аэропорт приехали только журналисты. С родными и близкими игроки и тренеры попрощались дома.

БЫКОВ: ДЛЯ МЕНЯ УСПЕХ – ТОЛЬКО ЗОЛОТО

Вечером накануне вылета на олимпийской базе в Новогорске наблюдалась суматоха. Врачи команды Егор Козлов и Дмитрий Богдашевский вместе с сервисменом Константином Рогатиным беспрерывно таскали сумки и баулы, которым, казалось, не было счета. А игроки после ледовой тренировки в мгновение ока испарились с базы. Последний вечер перед вылетом в Ванкувер ребята хотели растянуть и провести в кругу родных и близких. Ночевать в Новогорске остались лишь тренеры Вячеслав Быков и Игорь Захаркин.

Вячеслав Аркадьевич, не боитесь отпускать ребят накануне вылета? – поинтересовался корреспондент «Советского спорта» у главного тренера. Могут ведь и опоздать с московскими-то пробками.

– Не боюсь. Ребята у нас – профессионалы, – словно по заученному, отвечает Быков. – Ровно в восемь утра они будут в Новогорске, быстро здесь грузимся и в девять мы уже в аэропорту.

Главный тренер все предсказал с точностью до минуты. Ровно в 9.00 хоккеисты в новенькой олимпийской форме появляются в терминале C «Шереметьева» и, не сбавляя шага, направляются на регистрацию. Мимо опешивших телевизионщиков и пишущей братии. «Неужели зря тащились по этим чертовым пробкам в аэропорт?» — перепугались репортеры.

Нет, не зря! Через несколько минут на растерзание журналистов выходит Быков. Кому как не главному тренеру принимать первый удар?

Вячеслав Аркадьевич терпеливо отвечает на каждый, даже самый банальный вопрос, не обращая внимания на то, что за последние два дня его с десяток раз спрашивают об одном и том же.

– Есть ли смысл рвать жилы в группе, чтобы занять первое место? Может, стоит схитрить, как шведы, которые в Турине до плей-офф играли ни шатко ни валко, а потом прыгнули в олимпийские чемпионы? – звучит более или менее оригинальный вопрос.

– В Ванкувере такой номер не пройдет. Изменилась формула турнира. Теперь до последнего не знаешь, с кем столкнешься в плей-офф. А в группе важно занять первое место, чтобы напрямую попасть в четвертьфинал. Зачем нам лишний квалификационный матч?

– Какое место должна занять наша сборная, чтобы вы назвали результат успехом?

– Я воспитывался на победных традициях сборной СССР и ЦСКА. Для меня успех – только одно место. Первое.

МОРОЗОВ: В САМОЛЕТЕ ПОПРОШУ СНОТВОРНОЕ

Отразив настойчивые атаки журналистов, Быков удаляется в не доступную для провожающих зону. Но журналисты не остаются внакладе – к ним подходит капитан «Ак Барса» Алексей Морозов. Вид у него довольно хмурый.

– Как настроение? Удалось ли выспаться перед полетом?

– Настроение? Хорошее, боевое. Засиделись, если честно, уже в Москве, пора лететь в Ванкувер. Посмотреть олимпийскую обстановку, опробовать лед арен, где пройдут матчи. В среду вечером хорошенько потренировались, потом разъехались по домам. С утра вернулись в Новогорск, позавтракали, собрали вещи — и в путь. На сон вроде бы грех жаловаться, хотя пришлось рано вставать.

– Как будете коротать время в полете?

– Хотелось бы подольше поспать. Ведь как только доберемся до места, проведем тренировку. А для этого нужны силы. Поэтому попрошу у доктора снотворное.

– В команде ведь есть и те, кому не спится и не сидится на месте?

– Ребята у нас дружные. Балагуры? Да, есть. Но если они и шутят, то по-доброму. Спать мешать не станут.

– Говорят, с вами в одном самолете полетит олимпийский чемпион по фигурному катанию Евгений Плющенко. Вы знакомы?

– Заочно. Много о нем слышал. Думаю, нам удастся познакомиться и пообщаться.

– Как относитесь к тому, что вас выбрали знаменосцем российской команды в Ванкувере?

– Пока это только разговоры. А если все-таки назначат, то с честью понесу наш российский флаг. Но пока мне ничего официально не объявляли…

– Быков заявил, что успехом на Олимпиаде будет золото, Третьяк – медаль любого достоинства. А вы как считаете?

– У нас все ребята в команде амбициозные. К тому же мы выиграли два последних чемпионата мира. Сдавать позиции негоже – нацеливаемся только на золото.

– Амбициозные ребята из НХЛ звонят?

– Да, недавно общался с Ильей Ковальчуком. Поздравил его с обменом в сильный клуб, которому по плечу реально побороться за Кубок Стэнли. Илье не терпится присоединиться к сборной, уже считает дни до Олимпиады. Обещал прилететь в Ванкувер 14-го вечером. Созванивался и с другими ребятами. Все они в ожидании старта хоккейного турнира.

– Переход на маленькие площадки доставит много хлопот игрокам КХЛ?

– Пара тренировок, и мы к ним привыкнем. Большинство наших ребят хорошо знакомы с канадскими «коробками».

– Когда прилетит в Ванкувер ваша главная болельщица?

– Вы жену Ирину имеете в виду? 19 февраля она вылетает из Москвы вместе с большой группой поддержки. А 21-го мы играем с чехами. Хочу подарить ей победу.

ФЕДОРОВ: В ВАНКУВЕРЕ ХОЧУ ЖИТЬ ОДИН

Морозову пора идти. Подходит очередь отдуваться самому опытному нашему олимпийцу Сергею Федорову, у которого, похоже, все расписано до минуты.

– На подготовку камер 30 секунд, – командует пресс-атташе сборной Александр Бедарев.

Пока телевизионщики настраивают технику, успеваю задать вопрос.

– Сергей, это — ваша третья Олимпиада. К первым двум – в Нагано и Солт-Лейк-Сити – вы, по сути, не готовились. А в Ванкувер отправляетесь из Москвы. И как ощущения?

– Боевые ощущения. Мы прошли краткосрочный сбор скорее организационного плана. Пообщались, ну и форму спортивную поддерживали. Теперь нужно воссоединиться с ребятами из НХЛ, чтобы почувствовать команду.

Воцаряется пауза.

– Это все? Тогда я пошел, – Федоров разворачивается и… улыбается. – Шутка! Задавайте вопросы.

– В 2002 году в Солт-Лейк-Сити могли предположить, что сыграете через восемь лет на Олимпиаде? В 40-то лет!

– Конечно, предполагал! – Сергей опять подшучивает над репортерами. – Да нет, я никогда не загадываю. Ведь хороший загад не бывает богат. Однако доволен, что в 40 лет сумел сохранить приличную форму и попасть на такой турнир, как Олимпиада.

– Реально победить на канадских Играх?

– Думаю, да. Чемпионат мира в Квебеке в какой-то мере дает ответ на этот вопрос. На хозяев будет слишком большое давление. Оно уже сейчас ощущается.

– С кем в Олимпийской деревне собираетесь делить номер?

– Надеюсь, буду жить один.

Федоров показывает, что интервью закончено. А в зале аэропорта появляются все новые знакомые лица. Артист-сатирик Геннадий Хазанов хоть сейчас готов снять у олимпийцев предстартовое напряжение. А знаменитая фигуристка Ирина Роднина – поделиться богатым олимпийским опытом: в ее коллекции три золотые медали зимних Игр.

— Ирина Константиновна, вы летите вместе с хоккеистами…

— …мы все – одна команда! – не дает закончить вопрос Роднина. – Тем в первую очередь и отличаются Олимпийские игры от чемпионатов мира и других турниров. А с хоккеистами мы трижды ели один хлеб – в Саппоро, Инсбруке и Лейк-Плэсиде. Как же все были убиты горем, когда в 80-м наша сборная проиграла американцам…

– Говорят, после победы в Лейк-Плэсиде вам светила Звезда Героя Социалистического Труда, но генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев был настолько удручен провалом хоккеистов, что ему не рискнули дать на подпись уже готовый указ о вашем награждении.

– Слышала эту байку. Но я ни о чем не жалею. Да и что сейчас об этом вспоминать, когда нас уже ждет самолет до Ванкувера!

В добрый путь, олимпийцы!