СОБЫТИЕ ДНЯ. ВАНКУВЕР-2010
ХОККЕЙ. СБОРНАЯ РОССИИ

В воскресенье вечером за два дня до стартового матча Игр с Латвией сборная России заселилась в Олимпийскую деревню. Остается только пожелать, чтобы прожила она там строго до воскресенья 28 февраля, на которое назначен финал хоккейного турнира.

КОМПАКТНАЯ ДЕРЕВНЯ

Всегда почему-то думал, что попасть в Олимпийскую деревню неимоверно сложно. И напрасно! При соблюдении простых формальностей репортеру можно хоть ежедневно дежурить в абсолютно вроде бы закрытом лагере. Подал в национальный олимпийский комитет заявку за день до предполагаемого посещения, поменял паспорт на специальную аккредитацию и добро пожаловать в мир элиты зимнего спорта!

Да, есть еще один нюанс. Кто-то из живущих в деревне должен вас туда провести. Но это чистая условность. Я, например, обратился к первой мне встретившейся девушке в официальной российской униформе. Она любезно согласилась помочь, и мы вдвоем совершенно беспрепятственно миновали все кордоны.

И вот я в деревне. Что сразу бросается в глаза – ее компактность. И никаких машин или автобусов. Все рядом. Игровой зал, религиозный центр, интернет-кафе, столовая. Как раз через дорогу от нее – четырнадцатиэтажный корпус российской делегации. В номерах олимпийцев (а все это уже проданные по 2–3 тысячи долларов за квадратный метр квартиры) меблировка более чем аскетичная. Две кровати, тумбочка и одно кресло. Ну и телевизор, установку которого наш олимпийский комитет организовывал сам.

К плюсам надо отнести удобство расположения. В 1980 году Олимпийскую деревню загнали на самую окраину Москвы, а в Ванкувере она почти что в даунтауне. До главной хоккейной арены Игр «Canada Hockey Place» одна остановка на метро, до центрального пресс-центра – три. В километре «Русский дом». Так что спортсменам на досуге есть куда податься.

Первая тренировка россиян в «Canada Hockey Place» закончилась в пять вечера, а уже в начале седьмого они заселялись в деревню. Внимательно смотрю, кто садится в лифт. Ага, резервистов Терещенко, Прошкина, Атюшова, Еременко, Кошечкина нет. Значит, изменений в нашей олимпийской заявке, поданной еще в конце прошлого года, не предвидится. Травм удалось избежать. К слову, окончательную заявку нужно было подать 15 февраля в полдень (23.00 по Москве).

Игроки надолго в номерах не задержались и вскоре группками потянулись в столовую. Первыми вышли Варламов, Козлов и Калинин. Чуть позже – Федоров с Семиным. Затем – Быков с Захаркиным и Овечкин с Никулиным. А вот Марков и Морозов проследовали мимо меня в задумчивом одиночестве.

ВАРЛАМОВ: НА БУТЕРБРОДАХ ДАЛЕКО НЕ УЕДЕШЬ

Спустя не более чем получаса передо мной снова вырастает Варламов. Похоже, он чем-то расстроен.

– У меня уже была одна Олимпиада – европейская среди юниоров, – вспоминает Семен. – В Швейцарии проходила. Здесь что-то похожее, только масштабы побольше. Много людей, центральная площадь впечатляет. Но странно, что в номерах нет Интернета. Ну а столовая… Еда оставляет желать лучшего.

– То есть?

– Вы еще не пробовали?

– Нет.

– В принципе пища разнообразная, но качество… Сейчас мы ужинали, пасту взяли. Не наелись. Пошли в «Макдоналдс» бутерброды жрать, уж извините за выражение.

– А как номер?

– Ничего особенного. Стандартный на двоих.

– Но там между кроватями очень маленькое расстояние. Переставлять в разные комнаты не собираетесь?

– Нет, – улыбается Семен. – Оставим все как есть.

– С кем делите кров?

– С Гребешковым.

– Ваши пожелания при выборе соседа учитывали?

– У меня не спрашивали. Просто я раньше с Денисом жил на чемпионатах мира. Потому, наверное, нас вместе поселили.

– Уже освоились в деревне?

– Привыкаю. У меня был нелегкий перелет. Подустал немного. Нужно отдохнуть – полежать.

МОРОЗОВ: ПРИДЕТСЯ ДЕЛАТЬ ПЕРЕСТАНОВКУ

Мнение Варламова поддерживает знаменосец российской делегации на открытии Игр Алексей Морозов:

– Питание слабенькое. Пришлось в «Макдоналдсе» подкрепиться.

– Тоже?

– Ну да. Но только на гамбургерах не побежишь. Перед матчами надо что-то другое. Макароны, например.

– Неужели в столовой Олимпийской деревни нет спагетти?

– Ну есть. Но совсем безвкусные. Ребята попробовали, и все отказались. Перешли на фастфуд.

– Со стороны тренеров, врачей сборной нет запретов на какие-то продукты, напитки?

– Нет. Все – профессионалы. Сами готовятся. Все знают, что есть.

– Что-то намерены предпринять, чтобы исправить ситуацию?

– Обязательно! Попросим руководство сборной вмешаться. Так все оставлять нельзя.

– Как вам номера?

– Конечно, некомфортные. Телевизор на полу стоит. Да еще в другой комнате – не в той, где спим. Одно кресло на двоих. Одна тумбочка. Кровати близко. Придется перестановки делать. Девчонки-хоккеистки говорят, что и Интернета здесь нет.

– Как обычно, с Ковальчуком жить будете?

– Да. Он сегодня поздно вечером должен подъехать.

– Если сравнить с вашей предыдущей Олимпиадой в Нагано-98, здесь хуже?

– Ну да… Хотя там вообще телевизоров в номерах не было. Наверное, на Олимпиадах такая политика.

УГОНЩИК СЕМИН

Отужинав, сборники один за другим поднимаются на последний 14-й этаж, который выделили хоккеистам. Неужели их примеру последует и заядлый балагур Саша Семин? Как бы не так!

Заметив у дверей корпуса бесхозный электрокар – несколькими минутами ранее на нем приехал волонтер и куда-то ушел – Александр, недолго думая, сел за руль, быстренько разобрался что к чему и... поехал! Прокатившись вдоль корпуса пару раз, нападающий «Вашингтона» вернулся и вылез из машины. Однако, оглядевшись, снова водрузился на водительское кресло и повторил маневр. Удивительно, но никто не обратил на «угонщика» ни малейшего внимания! Семин поставил кар на место и отправился дальше изучать Олимпийскую деревню.

Стоило ему скрыться за поворотом, как к парадному плавно вырулил автобус, похожий на те, в которых в Америке возят школьников. Знакомая неуклюжая походка единственного пассажира не оставляет сомнений – ну конечно же это и гений буллитов, и мастер слова Павел Дацюк.

– Можно несколько слов?

– Пожалуйста! Здравствуйте и до свидания.

– Как добрались?

– Такие перелеты уже привычны – все нормально.

– Прикидывали, с кем в звене будете играть?

– Вообще нет никакой идеи.

– На летнем сборе на Ходынке вы катались с Зариповым и Морозовым. Есть вариант центра с Овечкиным и Семиным. Вам по стилю какие партнеры больше подходят?

– Не ко мне вопрос. Вы меня с Быковым перепутали. Спасибо. Пойду отдыхать.

Судя по тому, что на тренировке с Семиным и Овечкиным в черной майке занимался Терещенко, который с Ванкувером уже распрощался, Дацюк начнет в вашингтонском звене.

Смотрю на часы – 19.55. Где же Набоков и Ковальчук? Владислав Третьяк говорил, что они подъедут в деревню в районе восьми вечера. Однако вместо Набби и Кови в подъезд едва ли не влетает… Евгений Плющенко! А судачили, что фигурист-виртуоз Олимпийскую деревню не признает.

Время бежит. А мой пропуск рассчитан только до 21.00. Нужно возвращаться на КПП, а то неприятностей не оберешься.

Но вот удача! Уже покинув деревню, нос к носу сталкиваюсь с Третьяком. Президент ФХР с воодушевлением сообщает:

– Ковальчук, Афиногенов, Малкин, Гончар арендовали частный самолет и приземлились в США недалеко от границы с Канадой. В Ванкувер они едут на лимузине. Я договорился с организаторами, что специально для этих игроков продлят работу аккредитационного центра, который должен закрыться в восемь часов. В десять вечера должен прилететь вратарь Набоков. Сегодня также ждем Гребешкова, Тютина. А прибытие Волченкова откладывается до завтра.