СОБЫТИЕ ДНЯ. ВАНКУВЕР-2010
ХОККЕЙ. СБОРНАЯ РОССИИ

В воскресенье поздно вечером форвард сборной России Илья Ковальчук приехал в Ванкувер. А утром понедельника вместе с другом Алексеем Морозовым и корреспондентом «Советского спорта» самый ценный хоккеист чемпионата мира-2009 погулял по Олимпийской деревне.

«ЛЮДИ С РУЖЬЯМИ – ПУХ, ПУХ!»

Как я вам уже рассказывал в одном из репортажей (см. номер от 11.02 с.г.), Олимпийская деревня состоит из прихожей – международно-магазинной зоны, куда пускают всех журналистов, и собственно из самой деревни, где живут спортсмены.

Пропуск в деревню я заказал заранее. Но куда спешить? Сижу в предбаннике, читаю новости на sovsport.ru, пью капучино, чтобы прийти в себя после трех часов сна.

Тут в кафешке появляются Алексей Морозов и Илья Ковальчук: «О, вот ты где сидишь! Привет!».

Будто они все утро тут ходили, чтобы меня найти. Но приятно, что уж там.

– Что здесь такое? – интересуется Ковальчук.

– Если ты кого-нибудь в гости пригласил, то можешь тут с ним посидеть, покушать, поболтать. Эта зона для тех, кто в саму деревню попасть не может.

– А сувенирный магазин здесь есть?

– Пойдем покажу.

Тут уже от компьютера пришлось оторваться. Отправляемся в один из бутиков. Выбор там такой, что глаза разбегаются. Леша Морозов первым делом идет покупать олимпийские футболки.

– Может, потом? – говорит Ковальчук. – Что ты с ними будешь таскаться?

– Знаю я, что будет потом, – отвечает Морозов. – К середине турнира все кончится. Вот здесь уже нет белых кепок с флажками, которые себе Зарипов купил. Пришлось их заказывать.

У меня фотоаппарат на шее. Ковальчук подходит к стойке с продуктами. Берет с полки суп-лапшу в стакане. Давай, говорит, щелкни меня на обложку «Советского спорта». Пусть все видят, что мы супами-пятиминутками питаемся. И в Олимпийской деревне уже весь Макдоналдс объели.

Я радостно соглашаюсь. Но Ковальчук быстро прячет суп за спину: «Не, я пошутил».

Дальше Илья с Морозовым обнаруживают сувенирные расписные клюшки, которые только на стену вешать, а не в хоккей ими играть. Каждая стоит, между прочим, 225 долларов. Ковальчук присвистывает. Но позирует с инвентарем.

– Что-то мало у нас пока медалей, – беспокоится Илья. – Одна только, и все. Ты скажи, мы когда медали брать будем?

Нашел у кого спрашивать.

– Должны взять в фигурном катании, – говорю.

– О, там как раз мой землячок выступает – Александр Смирнов из Твери, – радуется Ковальчук.

– А еще сейчас биатлон идет. Может, там возьмем, – позорно говорю я. Там же лыжи шли по «ящику». Говорю же, спал три часа и капучино не допил.

– Это мы сейчас посмотрим! – Илья подходит к стойке, где на стене висит телевизор. Просит продавщицу: – Пощелкайте каналами. Там биатлон. Ну, люди бегут. С ружьями – пух, пух!

Каналы вообще не щелкаются. Есть только один: люди по извилистой трассе катят с горы. Но там нам точно ничего не светит.

– Е-мое, когда же медаль у нас будет? – снова спрашивает Ковальчук, будто если я сейчас дам правильный ответ, то Россия мигом займет первое место по золоту.

В ответ только вздыхаю.

«ГОЛ ЗАБИЛ, АССИСТ ИМЕЮ»

Кроме Ковальчука, в сборную приехали многие наши энхаэловцы. Мы встречаемся в магазине с Павлом Дацюком (я ему: «В МОК сказали, что только сувенирными клюшками здесь можно играть». Он мне: «Я знаю. Уже купил себе такую. Против латышей с ней выйду»). Следуем мимо Максима Афиногенова, который очень долго с кем-то говорит по телефону. Бьюсь об заклад, что с Еленой Дементьевой.

– Максорли! Хватит по телефону болтать! – восклицает Ковальчук.

Заходим в деревню. У парней в руках по две большие сумки. Илья и Алексей привезут домой много подарков.

– Вот здесь дом отдыха, – сообщаю я. – И афиша есть, когда живая музыка играет. Мулатки танцуют, негры с гитарами.

– Расписание срисую, – с серьезным видом говорит Илья. – Буду на концерты приходить.

Я уже писал в репортаже, что в этом доме отдыха можно надолго зависнуть. Парни выбирают виртуальный хоккей (как будто реального им в жизни мало).

Словно по заказу, вот не поверите, на мониторе уже выбраны две команды: «Нью-Джерси» и «Филадельфия».

– О, это я удачно зашел, – потирает руки Илья и хватает джойстик, запуская игру.

Я поверить не могу: в составе «Дэвилз» уже есть Ковальчук под номером 17! Как это может быть, если его обмен из «Атланты» состоялся лишь 10 дней назад?

Но Илью эта фантастика не волнует. Виртуальный Кови летит в атаку, делает пару финтов и отдает классный пас на Элиаша, который переправляет шайбу в ворота.

– Эге-гей! Мои ведут 1:0!

– У меня кнопка «бросок» не работает. Я только передачи могу делать, – грустно сообщает Морозов.

– Ничего не знаю. Гол забил, ассист имею.

– Да и «Филадельфия» мне эта досталась… Как ей играть? – тут в Морозове заговорил «пингвин». Он долго выступал за «Питтсбург», а «летчики» считались их самыми лютыми конкурентами.

Вскоре электронный Ковальчук уже сам забивает гол и делает ликующий жест: «Yes!».

– Смотри-ка, точно как я в жизни! Вот скопировали! – удивляется Илья.

При счете 3:0 Кови добродушно предлагает другу поиграть за «Нью-Джерси».

– Не надо, – отказывается Морозов. – Пошли лучше в номер смотреть биатлон (который лыжи).

«КТО ТЕЛЕФОНЫ ПОДРЕЗАЛ?!»

– А телефоны где? У меня же два телефона с собой было, – Ковальчук хлопает себя по карманам. Карманы пусты.

– Так и знал, что они выпадут, когда мы играли.

Возвращаемся к компьютеру – телефонов там нет.

– Неужели подрезали? – теперь уже грустит Илья.

Я вспоминаю, что поблизости в настольный керлинг играл форвард «Торонто» и сборной США Фил Кессел. И лицо у него, главное, было такое хитрое!

– Мора, позвони мне. По звуку будем искать.

Телефоны обнаруживаются в одной из сумок, под грудой футболок. Ковальчук облегченно вздыхает. Я мысленно реабилитирую Кессела.

У дверей российского корпуса Илью останавливают фристайлисты. Просят сфотографироваться на память.

– Вы почему с сумками? Только приехали?

– Уже уезжаем. Отвыступались.

– Какие результаты?

– Лучше, чем на прошлой Олимпиаде. Но не в призах. Десятое место.

По глазам Ковальчука я читаю: «Е-мое, когда же медали брать будем?».

Фристайлисты исчезают. Появляется Евгений Плющенко. От интервью отказывается: «До выступления нельзя». Тепло обнимается с Ковальчуком, Морозовым. О чем-то болтают возле лифта. К ним подходит Волченков, который только что прилетел прямым рейсом Оттава – Ванкувер…

Если не хоккеисты с Плющенко, то кто же у нас медали брать будет? Е-мое…