Павел Буре: Будь моя воля, я бы принял в Зал славы еще больше наших

Вчера лига объявила, что в Зал славы НХЛ в ноябре будет принят Павел Буре. В хоккейном музее до сих пор были представлены лишь пять легенд нашего хоккея – тренер Анатолий Тарасов (принят в 1974 году), Владислав Третьяк (1989), Вячеслав Фетисов (2001), Валерий Харламов (2005) и Игорь Ларионов (2008). И вот теперь – форвард по прозвищу «Русская ракета».
Павел Буре: Будь моя воля, я бы принял в Зал славы еще больше наших
28 июня 2012 00:06
автор: Павел Лысенков

Вчера лига объявила, что в Зал славы НХЛ в ноябре будет принят Павел Буре. В хоккейном музее до сих пор были представлены лишь пять легенд нашего хоккея – тренер Анатолий Тарасов (принят в 1974 году), Владислав Третьяк (1989), Вячеслав Фетисов (2001), Валерий Харламов (2005) и Игорь Ларионов (2008). И вот теперь – форвард по прозвищу «Русская ракета».

Вместе с Павлом Буре в Зал славы в этом году будут приняты еще три форварда – швед Матс Сундин, Джо Сакик и новоиспеченный тренер «Вашингтона» Адам Оутс. И вся Америка удивилась, что не был замечен Брендан Шэнахэн – 13‑й снайпер в истории НХЛ, который теперь возглавляет дисциплинарный комитет лиги.

Буре забил 437 голов и набрал 779 очков в 702 матчах НХЛ. Дважды выигрывал «Морис Ришар Трофи» как лучший снайпер лиги (2000 и 2001). Пять раз забивал по 50 голов за сезон. Побеждал на чемпионате мира (1990), брал серебро Олимпиады в Нагано-1998, забив пять голов финнам в полуфинале. Еще была бронза Солт-Лейк-Сити…

Павел не завоевал Кубок Стэнли – его «Ванкувер» в 1994 году проиграл «Рейнджерс» в финале. Несколько лет форварда, к возмущению болельщиков, прокатывали с включением в Зал славы НХЛ. Даже в прошлом году, когда в комиссию выборщиков вошел Игорь Ларионов, партнер Павла по ЦСКА, сборной и «Ванкуверу».

В мае этого года Буре приняли в Зал славы ИИХФ. И вот сейчас сбылось то, что ждали очень многие.

– Буре на протяжении всей карьеры был стабильным снайпером и очень зрелищным игроком, – говорит Ларионов. – Один из тех парней, которые наиболее ярко представляют российский хоккей в НХЛ.

Вчера ваш корреспондент позвонил Павлу Буре.

– Как я узнал об этом? Мне сразу же сообщили из Северной Америки, – рассказал Буре. – У них так принято: как только заканчивается работа комиссии, сразу же связываются с лауреатами. Так было и с Залом славы ИИХФ – об этом я узнал от президента федерации Рене Фазеля.

– Удивились, что вас в 2012 году приняли сразу в оба Зала славы?

– Ого, точно. Я даже не задумывался! – воскликнул Павел. – Получается, я сделал дубль? Забавное совпадение!

– Как думаете, на решение выборщиков повлияло то, что в комиссию вошел Игорь Ларионов?

– Я нередко встречался с Игорем в последнее время – в Хельсинки, когда меня принимали в Зал славы ИИХФ, на похоронах Владимира Крутова… На эту тему не говорили точно. Но меня многое связывает с Ларионовым. Я жил у него дома, когда только приехал в «Ванкувер». Игорь – великолепный игрок и очень хороший человек.

– Для вас престижно попасть в компанию, где, считая вас, только шесть наших деятелей хоккея?

– Да, это очень почетно. Я знаю, что Зал славы НХЛ – консервативная организация. Там сто раз отмерят, прежде чем сделать выбор. Но, будь моя воля, я бы принял в музей еще больше наших. В феврале играл в матче, посвященном 40‑летию Суперсерии. Собралось где-то 50 легенд. Я бы их целиком, сразу две раздевалки, в Зал славы бы и принял.

– Туда берут в основном тех, кто проявил себя в НХЛ?

– Не факт. Что, Третьяк с Харламовым играли за «Монреаль» или Тарасов тренировал «Торонто»? Смотрят на то, какой вклад внес человек в развитие хоккея.

– Что скажете критикам, которые писали: Буре нечего делать в Зале славы без Кубка Стэнли?

– Если честно, я их не читаю. А отношусь просто – прошлое не изменить. Я уже завершил карьеру. Что-то получилось, что-то нет. Это жизнь. Меня оценивают другие люди, которые делают субъективный выбор. И я рад, что все получилось именно так.

НХЛ. Крюгер возглавил «Эдмонтон»

НХЛ. Оутс возглавил «Вашингтон»