Письмо хоккейному султану. «Северсталь» написала письмо президенту КХЛ - Советский спорт

Матч-центр

  • 6-й тур
    перерыв
    АЕК Ларнака
    Байер
    1
    2
  • 6-й тур
    перерыв
    Лудогорец
    Цюрих
    1
    1
  • 6-й тур
    перерыв
    РБ Лейпциг
    Русенборг
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Селтик
    Ред Булл Зальцбург
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Копенгаген
    Бордо
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Славия П
    Зенит
    2
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Спартак Тр
    Фенербахче
    1
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Динамо З
    Андерлехт
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Спортинг
    Ворскла
    3
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Арсенал
    Карабах
    1
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Дюделанж
    Бетис
    0
    0
  • 6-й тур
    перерыв
    Олимпиакос
    Милан
    0
    0
  • Хоккей04 марта 2013 23:09Автор: Пономаренко Дмитрий

    Письмо хоккейному султану. «Северсталь» написала письмо президенту КХЛ

    Вчера в Интернете появилось открытое письмо главного тренера «Северстали» Андрея Назарова, адресованное президенту КХЛ Александру Медведеву. Речь в нем идет о судействе в следующем раунде плей-офф.

    Вчера в Интернете появилось открытое письмо главного тренера «Северстали» Андрея Назарова, адресованное президенту КХЛ Александру Медведеву. Речь в нем идет о судействе в следующем раунде плей-офф…

    И представилась мне такая картина…

    Вечер. В полутемной комнате за столом сидит Назаров. Перед ним карта с разноцветными – черными и синими – фишками. С треском распахивается дверь…

    – Викторыч, что делать-то будем? – протиснулся в комнату огромный Вася Кошечкин. – Засудят ведь нас арбитры-супостаты во втором раунде. Как есть засудят…

    – Они ведь и в первом нас того… Душили-душили. Душили-душили, – обхватил могучего Кошечкина за шею новобранец команды Мишка Анисин, показывая, как это делали судьи.

    – Ну а я-то что могу?! – в сердцах отозвался Назаров. – Разве я сам не понимаю? Но где мы и где Питер. Не знаешь, так на карту глянь! Куда мы со своей вологодской губернией супротив столицы. Давайте, парни, лучше по стакану. Самогон свойский, назаровский. И маслицем вологодским закусим.

    Выпили. Вздохнули. Помолчали.

    – Письмо писать надо, – не выдержал молчания Анисин. – И чтоб в открытую, чтоб все о нем узнали. Только так. Если обиду в себе держать – толку не будет. Это я по себе знаю.

    – Точно! – поддержал товарища Василий. – Пиши, батька Андрей. В Москву пиши самому кахээловскому султану.

    – Так чего писать-то? – почесал макушку Назаров. – Сразу о проблемах нельзя. Осерчает власть.

    – Правильно. Сперва похвалить надо, – поддержал командира Анисин.

    «Уважаемый Александр Иваныч и прочие руководители лиги, – начал Назаров. – От всей нашей тренерской братии бью челом в знак благодарности. Слава нашей лиге за турнир, за борьбу красивую и за возможность, нам предоставленную. Победили мы «Локомотив». И уж как все этой победе не нарадуются. От Праги до Хабаровска. Низкий вам за это поклон…»

    – Ну, как выходит?

    – Складно пишешь, батька, – грохнул кружкой по столу Кошечкин. – Теперь к сути переходи…

    «Только одна просьбочка маленькая у нас, уважаемые, к вам имеется. Замордовали нас штрафами сморчки судейские. Никакого житья от них не стало. А соперник-то у нас следующий сами знаете какой… СКА – мощнее во всей России нету…»

    – Не, Викторыч, не так, – вмешался глядящий Назарову через плечо Анисин. – Добавь пафосу. Напиши – не России, а всего евразийского пространства.

    «…мощнейший клуб всего евразийского пространства. Защити, владыко, неразумных, но преданных подданных своих. Не дай свершиться несправедливости и произволу. На тебя только и уповаем!»

    – Все верно вроде, – вздохнул Назаров, посыпая чернила песком. – Отправлю письмо в столицу с первой оказией. На тройке с колокольчиками.

    – Только, батька, это, – почесал чуб Анисин. – Султан, ну, Александр Иваныч, он ведь тоже вроде за СКА…

    – Е-мое! Как же я забыл, – плюхнулся на скамейку Назаров. – Разливай еще по одной, Вася… А письмо писарю знакомому лучше отдам. Пусть все как надо перепишет. Он в столицах часто оббивался. Ему видней. А потом и пошлем. Хуже не будет.