V4x3 l 1474402566956

«Не ставь меня в музей своих побед», – поет «Машина времени». И хоть песня не про хоккей, а отчего-то сразу приходит на ум Евгений Кузнецов. Арену «Трактор» впору переименовать в «Стадион имени Кузи». Он здесь – как Сталин в годы расцвета культа личности – повсюду!

Как вы думаете, что первым делом видит болельщик, прошедший через турникет арены «Трактор»? Правильно – картонного Кузнецова. В музее новейшей истории «трактористов» в красном углу экспозиция личных вещей и фото Евгения.

Да что уж там – его фото на Стене славы в и ретрозале, по соседству с мэтрами Геннадием Цыгуровым, братьями Макаровыми, Валерием Белоусовым, Равилем Гусмановым, Сергеем Гончаром… Про набившую всем оскомину майку 20‑летнего форварда под сводами стадиона молчу.

В коридорах ледового дворца что не фото – так с Кузнецовым. В магазине атрибутики больше всего вещей с его фамильным номером 92. Понятно, что Евгений не сам вознес себя до небес. Не он развешивал фото и оформлял стены в музеях.


Но с обожанием юного кумира в Челябинске явно переборщили. И кажется, уже сам Женя этому не рад. Я его прекрасно понимаю, ведь Кузя младше меня на два года. И если бы пару лет назад (да хоть и сейчас!) моими портретами увешали всю редакцию «Советского спорта», я смотрел на народ с каждого второго баннера в родном Магнитогорске, а газета с моим автографом стала экспонатом краеведческого музея, корона точно съехала бы набок. И прощай репортажи с матчей и оперативные интервью, – у меня фотосессия, дорогая редакция, некогда работать…

Другой пример. «Магнитка» в канун последнего чемпионства тоже была голодной до молодых хоккейных кумиров. И вот появился Малкин. Что он творил! Весь город сходил по парню с ума, девчонки ходили за Джино толпами. Но не было ни баннеров, ни маек под сводами. Зато навсегда Магнитогорск стал родиной хоккейной легенды. Лаконично, скромно, без лишнего пафоса.

У меня нет претензий к Кузнецову. Он из кожи вон лезет, чтобы доказать, что достоин такого почета. Не получается забить, сбрасывает краги и бросается врукопашную.

Но получается, что самое сложное испытание – медными трубами – ему подкинули свои же. Может, пора уже развенчать культ личности Кузи?

Похоже, это случится само собой. Говорят, на следующий год стенд Кузнецова в музее сменит уголок 18‑летнего Ничушкина. Эх, Валера, берегись…  


Мог бы Кузнецов и другие слова найти… Скандал вокруг форварда «Трактора» получил новый поворот

Женя, хамить зачем? Кузнецов в жесткой форме ответил хоккейным экспертам 

Связанные материалы: