V4x3 l 1438097991817

Сегодня «Советскому спорту» исполняется 89 лет. Пусть дата не круглая. Но есть в нашем хоккее человек, для которого это число сродни талисману. В 89‑м юный Александр Могильный стал нашим первым игроком, убежавшим в НХЛ. Где провел блистательную карьеру под фамильным 89‑м номером. А теперь строит с нуля во Владивостоке «Адмирал» – команду, которую через полтора месяца ждет дебют в КХЛ.

«МЕРЕЩИЛОСЬ НЕПАХАНОЕ ПОЛЕ»

– В апреле у меня состоялся разговор с Вячеславом Фетисовым, который рассказал, что во Владивостоке будет создаваться клуб КХЛ, – вспоминает вехи пока еще короткой истории «Адмирала» Александр Могильный. – Он спросил, не хочу ли я помочь поставить клуб на ноги. Долго не раздумывал. Ведь это мой родной регион. И я понимаю, как Дальнему Востоку необходим клуб такого масштаба. Вижу, как люди болеют там за хоккей.

– Но ведь во Владивостоке хоккея отродясь не было!
– Пусть так. Но там есть детские команды. В соседнем Уссурийске работает неплохая школа. Поймите, это хорошее дело, которое очень нужно людям и особенно детям.

– Руководители других клубов лиги еще не высказывали вам свое «фи» за то, что теперь выезд на Дальний Восток будет с двумя матчами?
– Так ведь страна у нас большая! И люди там живут, и дети растут. Мы такие же россияне, как и жители европейской части страны. Молодые пацаны у нас тоже хотят заниматься спортом, и им нужно куда-то расти, к чему-то стремиться.

– Какими были ваши первые шаги после назначения президентом «Адмирала»?
– Схватился за голову и подумал: «Боже мой, это же нереально за такой короткий срок создать команду с нуля и хоть какую-то инфраструктуру!». Мерещилось непаханое поле. Съездили во Владивосток, посмотрели на строительство «Фетисов-холла» (арены «Адмирала». – Прим. ред.). Там приложат все усилия, что сдать объект к началу сезона. Уверен, так и будет.

Потом начал создавать руководящий аппарат клуба. Пригласил на должность генерального менеджера Александра Филиппенко, с которым работал раньше в хабаровском «Амуре». Это мой большой друг. Ради «Адмирала» он бросил работу в серьезной структуре в Москве.

«МЫ НЕ СКА, НЕ ЦСКА…»

– Как выбирали тренера?
– Сначала думали о приглашении российского специалиста. Но все, кто нас интересовал – уж извините, имена называть не буду, – были в это время заняты в различных сборных России. Ждать времени не было, поэтому остановились на Ханну Йортикке, которого хорошо знаем, видели его работу на Дальнем Востоке (полтора сезона финн возглавлял «Амур». – Прим. ред.). Ему не чужд наш регион. И он с удовольствием согласился. Для меня это стало приятной неожиданностью. Потому что на Дальний Восток очень тяжело заманивать и тренеров, и хоккеистов. Я в этом уже убедился.

– Ваша фраза про суммы контрактов Николая Жердева и Александра Фролова «это что-то из другого мира» после драфта расширения, на котором «Адмирал» выбирал игроков, уже стала крылатой…
– Мы не СКА, не ЦСКА, не «Салават Юлаев», у нас нет огромного бюджета. И эти контракты для нас неподъемны. Зачем вбухивать в двух человек полбюджета?! Мы пошли по другому принципу – брали молодых, перспективных ребят. Хоть особого выбора у нас и не было, считаю, что подписали неплохих игроков. Процентов на 80–85 состав уже сформирован, но в нем еще есть дыры и надо их заполнять. Так что продолжаем селекцию.

– Молодые, перспективные… Но на плей-офф вы все равно рассчитываете?
– Скажу банальную фразу: «Какой солдат не хочет стать генералом?». Мы не имеем права ставить меньшие задачи. Это будет некорректно по отношению к игрокам и зрителям.

– Почему первый сбор проводите в подмосковном Одинцове?
– Во Владивостоке еще нет инфраструктуры. А времени у нас в обрез. Проще было собрать ребят в Подмосковье, потому что многие живут в этом регионе. К тому же «Амур», в котором я раньше работал, часто останавливается летом в Одинцове, и мосты у нас были наведены. А вопросом размещения игроков во Владивостоке мы уже занимаемся. Непросто это дается, очень уж много народа придется разместить одновременно…

«ДЕЗЕРТИР – САМОЕ МЯГКОЕ РУГАТЕЛЬСТВО»

– В субботу нашей газете исполняется 89 лет. Не чужая для вас цифра…
– Точно. Меня выбрали на драфте НХЛ как раз под этим номером. В 89‑м уехал играть за океан. И выступал там под этим номером. Его мне дали уже не просто так, не случайно. Владельцы клуба посоветовали. Дескать, знаковое число для тебя. И ведь действительно оно принесло мне удачу. А в то время таких больших номеров, кроме как 99‑й у Уэйна Гретцки, в лиге еще не было…

– Кстати, о вашем побеге из СССР в 1989 году…
– Давайте называть это отъездом.

– Хорошо. Ходит много противоречивых слухов о том отъезде. Что он был спланирован скаутом «Буффало» заранее, что вам передали инструкции о действиях, что в вашем номере видели американцев…
– Я не хочу об этом говорить. Давно забыл и не вспоминаю. Уехал, играл и нисколько не жалею об этом. Мне абсолютно не стыдно за свою карьеру.

– Неужели вам было не страшно в тот момент? Хотя бы за своих родных?
– Конечно, страх был. Куда ж без него. Прессовал ли родных КГБ? Наверное, да. Но столько лет уже прошло, зачем сейчас об этом вспоминать?

– До вас доходило, что писали о вас в то время советские газеты?
– Было такое. Как только не обзывали. «Дезертир» – это самое мягкое.

– Читал вашу фразу об отъезде: «Я был олимпийским чемпионом, чемпионом мира, трехкратным чемпионом СССР. При этом не имел даже метра жилья. Кому нужна такая жизнь? И эти грамоты с медалями?».
– Когда я уезжал – был нищим в прямом смысле этого слова. Сейчас все по-другому. Я поехал и заработал все своими руками. И при этом я ни разу не обронил знамя и с достоинством защищал цвета русского хоккея.

– Тогда ваша история наделала много шума по обе стороны Атлантики. Сейчас похожий резонанс вызвало возвращение Ильи Ковальчука…
– Это очень громкий поступок. И он будет полезен для нашей лиги и молодых игроков. Они будут учиться на его примере.

– Рассказывают, что вам как-то оригинально вернули паспорт в 1994 году, когда вы впервые вернулись в нашу страну. Чуть ли не в аэропорту, чуть ли не Фетисов лично…
– Как это точно было, уже не помню. Но точно, это был не Фетисов. Да и не в аэропорту…

– А не жалеете, что за сборную России после отъезда вы сыграли всего один раз – на Кубке мира-96?
– Зачем жалеть?! Надо смотреть вперед. Сейчас у меня появилась возможность передать свой опыт другим людям. Представляете, когда во Владивосток приедут Радулов, Ковальчук, другие звезды. Да у людей же никогда не было возможности увидеть их вживую! Представляете, какой толчок это даст развитию хоккея в регионе? За это и радею…

Связанные материалы: