Защитник «Торпедо» Павел Валентенко: Продолжаю адаптацию в новой команде - Советский спорт

Матч-центр

  • 8-й тур
    2-й тайм
    Брисбен Роар
    Мельбурн Виктори
    2
    4
  • Хоккей30 сентября 2013 10:38Автор: Шумилова Нина

    Защитник «Торпедо» Павел Валентенко: Продолжаю адаптацию в новой команде

    Воспитанник нижнекамского хоккея Павел Валентенко, перед самым началом чемпионата перебравшийся из «Авангарда» в «Торпедо», в интервью корреспонденту «Советского спорта» в Нижнем Новгороде Нине ШУМИЛОВОЙ рассказал о том, как пережил недавний обмен, а также о своих ожиданиях о скорой встрече с одним из фаворитов сезона - питерским СКА.

    Воспитанник нижнекамского хоккея Павел Валентенко, перед самым началом чемпионата перебравшийся из «Авангарда» в «Торпедо», в интервью корреспонденту «Советского спорта» в Нижнем Новгороде Нине ШУМИЛОВОЙ рассказал о том, как пережил недавний обмен, а также о своих ожиданиях о скорой встрече с одним из фаворитов сезона - питерским СКА.

    - Павел, говорят, что для вас обмен из «Авангарда» в «Торпедо» стал неожиданным. Почему?

    - Получилось так, что я прошел предсезонку с «Авангардом», и до начала чемпионата оставалось не так много времени. Мы как раз вернулись в Омск с турнира из Челябинска. Команде дали один выходной, а на следующий день была тренировка. После тренировки я вернулся в раздевалку, и в этот момент мне звонит агент: «Тебя поменяли»... Это известие меня, мягко говоря, очень удивило. Если вспоминать прошлый сезон, проведенный в «Авангарде», то первая половина чемпионата у меня, считаю, не особо получилась - сам был недоволен своей игрой. Но вторую половину и плей-офф провел хорошо, успел перестроиться после маленьких североамериканских площадок на большие российские «коробки» и начал себя здесь комфортно ощущать. Ну а о том, почему меня решили обменять, лучше спросить у генерального менеджера «Авангарда».

    - Узнав такую шокирующую новость, с кем поделились ею в первую очередь?

    - Позвонил в Нижнекамск отцу. Папа меня поддержал, сказал: «Ничего страшного, все к лучшему». Прошло определенное время, и теперь я сам это понимаю. Например, в географическом плане Нижний Новгород расположен гораздо ближе, чем Омск, и от Москвы, и от Казани, откуда до родного Нижнекамска рукой подать. (Улыбается.) А когда произошел обмен, особо раздумывать некогда было: собрал свою хоккейную амуницию, взял из дома вещи первой необходимости и полетел в Нижний Новгород. Торпедовцы были здесь - готовились к «Кубку Донбасса». Присоединившись к команде, потренировался с ребятами три или четыре дня, и мы улетели на турнир в Донецк...

    - Если не ошибаюсь, нынешний обмен - уже не первый в вашей хоккейной карьере. Можете сравнить свои переживания, с этим связанные?

    - Обмен четырехлетней давности с нынешним трудно сравнивать. Во-первых, о том, что меня обменяли в Америке, узнал, находясь здесь, в России. Выступал за московское «Динамо», а в НХЛ права на меня просто перешли от одного клуба к другому. Во-вторых, если учесть, что на тот момент уже не было желания играть в фарм-клубе «Монреаля» - «Гамильтоне», то, когда меня поменяли в «Нью-Йорк Рейнджерс», я, наоборот, даже обрадовался. И провел потом два отличных сезона, пусть и в фарме. Последний отрезок в АХЛ могу занести себе в актив!

    - В одном из интервью вы сказали, что впервые оказались в Америке в 10 лет. Не слишком рано для хоккеиста?

    - В 1997 году наша команда «Нефтехимик» (ребята 1987 года рождения) поехала за счет родителей на десять дней в Нью-Йорк играть против американских команд - тоже малышей. Ну, это было нечто! У себя в России мы, можно сказать, ничего такого не видели, а в Америку приехали и на все окружающее смотрели широко открытыми глазами. Очень понравилась страна. Возможно, после той поездки мне и захотелось обязательно там пожить. Сделать это удалось, правда, не до конца. Но я ни о чем не жалею. Самым сложным было пережить первые три месяца, потому что языка не знал, хоккей другой. К североамериканскому хоккею быстро привык, а вот в бытовом плане одному в чужой стране было очень тяжело. Случались моменты, когда хотелось вернуться домой. Но мой агент (у нас с ним дружеские отношения, он меня знает с 14 лет) посоветовал: «Перетерпи, и все нормально будет»...

    - Почему же тогда на следующий год вы покинули «Гамильтон»?

    - Молодой был, горячий. (Улыбается.) Начался второй сезон в фарме «Монреаля», провел четыре игры, и такая тоска накатила, что не хотелось ни в раздевалку заходить, ни одноклубников видеть. А тогда еще мой друг Алексей Черепанов умер. И все как-то на этой почве сложилось... Отпросился домой - по семейным обстоятельствам. Для меня, действительно, было очень важно быть поближе к семье. Вернувшись в Россию, подписал контракт с «Динамо», только не предупредил об этом «Монреаль». Канадцев подобное положение дел не устроило. Видимо, это задело их самолюбие, вот меня и поменяли...

    - Как считаете, почему, проведя в фарме «Рейнджерс» два неплохих сезона, вы так и не попали в главную команду?

    - Начнем с того, что в первой команде уже играли семь защитников с односторонними контрактами, и на одну вакансию у нас в команде АХЛ было много желающих. (Улыбается.) Можно и другие факторы назвать. Но что сейчас перечислять, если все это - пройденный этап. Перед собой-то я честен: считаю, сделал все, что мог на тот момент. А почему меня не подняли в первую команду, не знаю. Наверное, не обязательно все хоккеисты должны играть в НХЛ. Есть же и другие лиги.

    - Переходя в «Торпедо», вы отметили, что в этой команде есть ребята, с которыми доводилось вместе играть...

    - С Вадиком Краснослободцевым мы в «Нефтехимике» поиграли. Максим Потапов тогда приезжал на сборы. В команде из Нижнекамска пересекались также с Сергеем Бернацким. А с Войтеком Вольским играл в Америке, только недолго. Но я не могу сказать, что лишь с ними сейчас дружу: у меня со всеми ребятами хорошие отношения. На площадке тоже от игры к игре все больше и больше понимаем друг друга. Конечно, есть нюансы в тактических схемах, когда мне приходилось перестраиваться. И до сих пор, бывает, где-то путаюсь. Процесс адаптации в новой команде не такой быстрый, мы постепенно сыгрываемся.

    - Как определяются ваши обязанности на площадке?

    - Обычно пара защитников создается по принципу, что один может подключаться к атакам, а второй должен страховать. Я играю с Юусо Хиетаненом, и в нашем случае я - страхующий. Вообще меня считают «защитником-домоседом», но при игре в большинстве могу хорошо щелкнуть. В первых матчах так две шайбы забросил. (Смеется.) Нет, совсем не хочу отнимать хлеб у Юусо - все делается во благо команде, и здесь не важно, кто забивает.

    - «Торпедо» начало чемпионат домашней серией и недосчиталось очков в первых матчах. Сильно переживали за неудачи?

    - Конечно, было неприятно. Всегда хочется выиграть первый домашний матч. Но все, надеюсь, понимают, что в Нижнем Новгороде практически новая команда, эмоции захлестывают, кто-то перенервничал - бывает такое. При этом никто руки не опускает. Наоборот, мы еще больше сплотились, проанализировали ошибки, подкорректировали игру и провели уверенный выезд.

    - То есть, у «Торпедо» нет комплекса своей площадки?

    - Я думаю, нет. Стартовый недобор очков - это, скорее, лишь следствие того, что мы только-только притираемся друг к другу.

    - В очередной домашней серии торпедовцам придется сыграть с одним из главных претендентов на Кубок Гагарина - питерским СКА. Для вас это принципиальный соперник?

    - Такой же соперник, как и все остальные клубы КХЛ. Конечно, здорово играть против сильной команды. Но, сами знаете, на площадку выходят не фамилии, а хоккеисты. Уже много примеров было, когда и СКА с его звездным составом проигрывал. Прошлый сезон «Авангард» начал матчем с московским Динамо» за Кубок открытия, а потом мы поехали в Санкт-Петербург и обыграли армейцев на их льду! Это было круто. (Смеется.)

    - То есть вы знаете рецепт, как обыграть СКА?

    - Рецепт? Как такового рецепта нет. Выйдем на площадку и будем делать свою работу...

    - Лично вас кто-то поддерживает на трибунах нижегородского Дворца спорта?

    - В первых матчах - нет. К тому моменту я еще не успел снять квартиру - жил в гостинице, и родным не было смысла приезжать в Нижний Новгород. А сейчас со мной живут дочка Полина, ее няня, и моя мама помогает мне. Несмотря на то, что по работе приходится много ездить, хочу, чтобы дочка росла рядом со мной. Она приносит мне огромную радость. Знаю, что пока «Торпедо» играло на выезде, мама с Полиной побывали в цирке. Хочется свозить дочку в нижегородские зоопарки. Слышал, что в одном из них квартирует живой талисман нашей команды - олень Тор. Вот только погода не располагает к такой поездке. Поэтому пока ограничиваемся прогулками рядом с домом. (Улыбается.)