V4x3 l 1422353995111

На этого форварда из «Чайки» нельзя не обратить внимание. Он как никто другой подходит под выражение «Свой среди чужих, чужой среди своих». Знакомьтесь, Томас Журавлев! Родился и вырос в Германии. В немецкой сборной его называли «Русской ракетой», но сам он впервые по-настоящему заговорил по-русски только в 12 лет, когда перебрался в Нижний Новгород…

«В СЕДЬМОМ КЛАССЕ УЧИЛСЯ КАК В ПЕРВОМ»

Этот 20‑летний форвард с непривычным для русского уха именем – первый, но с появлением австрийского «Ред Булл» уже не единственный немец в Молодежной лиге. Родители Томаса в свое время уехали из России в Германию – в Ганновер, где и родился будущий игрок «Чайки». А в 12 лет его отправили обратно – учиться хоккею в Нижнем Новгороде. Томас в России уже восемь лет, но до сих пор предупреждает журналистов: «По-русски говорю плохо». Хотя акцента совсем не слышно…

– Когда приехал, пошел в седьмой класс школы, – вспоминает Журавлев. – Но занимался как в первом. Меня учили русским буквам, читать и писать. И если с разговорной речью и чтением все более-менее сложилось, то пишу я до сих пор плохо. Никак, к примеру, не могу разобраться в тонкостях использования твердого и мягкого знаков, потому что в немецком языке ничего подобного нет.

– Но вы ведь выросли в русской семье…

– Никогда не думал, что окажусь в России, поэтому особо изучением русского языка в Германии не увлекался. Да, в семье говорили по-русски, но все мои познания по большому счету сводились к словам типа «Привет!», «Как дела?». Тем более папа в то время заставлял меня активно учить английский язык. И тут – Нижний Новгород…

– При этом нижегородские журналисты отмечают, что в вашей разговорной речи проскакивают выражения «типа того» или «по ходу дела»…

– Когда живешь всей командой в интернате, хочешь не хочешь, а все равно им научишься. Слышу, запоминаю и сам начинаю использовать в речи. Но в запале по-прежнему могу ляпнуть что-нибудь не то, потом и сам не пойму, что сказал. Потому и считаю, что до сих пор говорю по-русски плохо…

ПО ПРОЗВИЩУ ТОМ

Вообще крайне любопытно, почему же в русской семье, где у всех русские имена – папу зовут Виктор, маму Маргарита, а дочь Женя, – вдруг появился сын с чисто немецким именем Томас.

– Ха, когда я родился, папа сказал, что нам надо обзавестись иностранцем, – улыбается Журавлев. – Вот и назвали меня Томасом. Только иностранца из меня так и не вышло…

– В смысле?

– Потому что для меня теперь и Германия – родина, и Россия тоже. Причем даже большая, потому что живу тут всю сознательную жизнь.

– И как на второй родине относятся к имени Томас?

– Все сразу обращают на него внимание. До сих пор. Интересуются: а почему так, откуда? Особенно на выездах часто спрашивают.

– Какое у вас прозвище в команде?

– Самое простое – Том. Тут же даже придумывать ничего не надо.

– Слышал, что в юниорской сборной Германии вас называли совсем по-другому..

– «Русской ракетой»? Было дело, правда, совсем чуть-чуть. Меня ведь только один раз в юниорскую сборную Германии вызвали…

Незаменимый. В 15 лет!

«Чижик-пыжик, где ты был?..» Москвич Даниил Гасюков из СКА-1946 достойно ответил на вопросы о северной столице

Связанные материалы: