«У меня сегодня роль без слов» — один из самых тонких вариантов отказа игрока на просьбу об интервью. Ситуация в нашем хоккее нередкая, особенно в разгар баталий плей-офф. В регламенте чемпионата страны пункт об обязательном общении хоккеистов с прессой после матчей отсутствует, что приводит к игре в ромашку на уровне хочу не хочу. В итоге главный потребитель хоккейного продукта – болельщик – зачастую оказывается в информационном вакууме. За океаном, где просчитывается каждый цент, давно уже поняли роль СМИ в раскрутке лиги. Настала пора перенять полезный опыт.

Вот что думает по поводу отказов некоторых игроков от общения с прессой директор ПХЛ Николай Урюпин.

  — В прошлом сезоне мы внесли в Регламент проведения соревнований пункт, обязывающий главных тренеров клубов Суперлиги приходить на послематчевые пресс-конференции. Теперь пойдем дальше – это правило будет распространяться и на игры финального турнира высшей лиги. Что касается игроков, то тут сложнее. Безусловно, ненормально, когда кто-то из хоккеистов отказывается общаться с журналистами. Думаю, в основном это касается тех, кто избалован вниманием прессы. С одной стороны, могу понять, что иной раз – скажем, после досадного поражения, когда белый свет не мил, — говорить ни с кем не хочется, даже с близкими людьми. Но в то же время надо, наверное, находить в себе мужество собраться. А уж когда игрок вообще принципиально избегает интервью – это вовсе неправильно. Что тогда делать? Видимо, пришло время подумать о том, чтобы в Регламенте оговаривалась и обязанность игроков общаться с прессой. Но тут много нюансов: где, например, это делать – в раздевалке, пресс-центре или в каком-то другом месте? Пожалуй, конкретные предложения должны идти от журналистов, которым виднее, как удобно работать. Если такие предложения поступят, то мы их непременно рассмотрим. В любом случае делать что-то надо, только стоит все продумать, тщательно взвесить, чтобы в отношении игроков не получилось элементарной принудиловки без создания соответствующих условий. В общем, ждем предложений. В решении проблемы заинтересованы не только журналисты, но и мы, работники ПХЛ и ФХР, а в конечном счете – болельщики, читатели, которым нет дела до того, у кого из хоккеистов какое настроение.

Особое мнение

АЛЕКСЕЙ КАСАТОНОВ

Давать интервью или нет – вопрос не хоккеистов, а ПХЛ, которая должна вводить санкции против тех, кто «играет в молчанку».

Пресса – это реклама, часть бизнеса, причем одна из самых серьезных. Должны быть какие-то регулирующие законы. К примеру, штрафовать игроков, избегающих интервью. Но с другой стороны, конечно, все должно быть цивилизованно. Не знаю, возможно ли у нас чисто технически организовывать интервью в раздевалках, как это делается в НХЛ. Там через 10 минут после окончания матча пресса приглашается в раздевалку, и интервью даст любой интересующий журналистов игрок. В случае отказа его ожидают санкции, но до этого практически никогда не доходит: сказывается культура североамериканских хоккеистов, каждый из которых понимает, что, давая интервью, он в первую очередь поднимает свой имидж. Независимо от того, в хорошей ты форме или у тебя спад, ты в любом случае должен отвечать честно и открыто, а не прятаться от прессы, не уходить от каких-то вопросов. С другой стороны, у наших игроков, кажется, есть вопросы к прессе. Она не всегда объективна, есть, к сожалению, симпатии, антипатии, и может быть, это тоже способствует созданию стены между клубами или хоккеистами и прессой, какой-то боязни ее. Бывает, в погоне за сенсациями, игрока подставляют, сталкивают с руководством, ставят в неудобное положение. Но так или иначе, а хоккеистам, особенно молодым, надо объяснять, что общение с прессой – обязательный этап в карьере. Надо быть профессионалом и в этом.

*Алексей Касатонов, двукратный олимпийский чемпион,
7 сезонов провел в НХЛ.