Анатолий Фирсов: жизненная драма автора легендарной шайбы в ворота канадцев

15 лет назад, не дожив несколько месяцев до своего 60-летия, умер выдающийся советский хоккеист Анатолий Фирсов. Обозреватель Sovsport.ru - о самых ярких эпизодах жизни великого хоккеиста.
Анатолий Фирсов: жизненная драма автора легендарной шайбы в ворота канадцев
24 июля 2015 19:36
автор: Борис Валиев

15 лет назад, не дожив несколько месяцев до своего 60-летия,умер выдающийся советский хоккеист Анатолий Фирсов. Обозреватель Sovsport.ru - о самых яркихэпизодах жизни великого хоккеиста.

Клюшка с «правильным пером»

Фамилия «Фирсов», для меня, как волшебное слово «сим-сим»,распахивающее двери в детство, прошедшее в грузинском городе с субтропическимклиматом. Интересно, есть ли сейчас там мальчишки, фанатично любящие хоккей нальду? Продолжают ли за неимением льда круглогодично «культивировать» дворовыйхоккей с мячом на земле и асфальте? Мы, черноморские пацаны конца 60-х, никогдане видевшие настоящий хоккей наяву, ощущали свою прямую причастность к сборнойСССР, телетрансляции ее игр на чемпионатах мира и Олимпийских играх становилисьсобытием. Фирсов, Альметов, Локтев, Александров, Викулов, Давыдов…былидля нас, никогда не стоявших на коньках, кумирами, на наших деревянных клюшках,изготовленных собственноручно, были написаны их имена…


Разве могу я, рыдавший подчас в голос после редких поражений советскиххоккеистов, забыть когда-нибудь гол, забитый Фирсовым в ворота канадцев начемпионате мира 1967 года в Вене?! Сколько же он тогда радости принесболельщикам «одной шестой части суши»! Этот гол, ставший на всю жизнь его«визитной карточкой» хоккеиста Фирсова (как шайба Александра Мальцева в1970-м в ворота шведа Хольмквиста или гол Харламова в Квебеке всерии-1974), описан сотни раз, но его, нисколько не сомневаюсь, будутвспоминать еще очень долго. Вот как о нем потом рассказывал сам Фирсов:


- Победа в той игре делала досрочно нас чемпионами. Поначалу канадцы, усиленныена том чемпионате бывшими профессионалами, вели – 1: 0. И тут случилось нечтоудивительное. Я катил на смену, когда ко мне отскочила шайба. Подцепил еекрюком и, не глядя, бросил ее в сторону ворот канадцев. Подъезжаю к бортику, аребята вскакивают и начинают меня поздравлять. Оказалось, летящую шайбу сначалапытался остановить рукой защитник, ему это не удалось, а потом ее прозевалвратарь Мартин, творивший до этого чудеса, и она «бабочкой» прошмыгнулав ворота. Потом Вячеслав Старшинов забил еще один гол, и мы выиграли –2:1. После этого все разговоры о загнутых клюшках отпали сами по себе…

Дело в том, что незадолго до того чемпионата финны подарили Фирсову клюшку сзагнутым пером, но Анатолий Тарасов был категорически против того, чтобыон играл ею. «Нам не нужны нам эти выкрутасы. Советский хоккеист долженодинаково хорошо играть и справа, и слева, – говорил он. Фирсов же считал, чтотакая клюшка делает бросок более мощным и непредсказуемым для соперников, чтоневольно и доказал в Вене…


Формула Тарасова: «Сначала отдай, а уж потом бери»

Свою хоккейную карьеру Фирсов начал с детской команды «Красныйбогатырь», откуда перебрался в московский «Спартак», благо от его дома доспартаковского стадиона в знаменитой Ширяевке было рукой подать. Но в 1961 годуон ушел оттуда, оказавшись, по мнению Бориса Майорова, в то времяединственным перспективным игроком, покинувшим «особое братство» под названием«Спартак», пребывание в составе которого гарантировало медаль чемпионата СССР.Но Фирсов ушел. Почему?

Не последним, конечно, тогда оказался вопрос материальнойзаинтересованности, но главным все же стало то, что в «Спартаке» он играл вовторой и даже в третьей тройке, в которых, на его взгляд, было мало шансовпопасть «на заметку» тренеров сборной. Но он ошибался, поскольку именноАнатолий Тарасов, в то время старший тренер сборной СССР, пригласил его в ЦСКА,вернее, призвал, по сути, в армию.

Любопытно, что в первом своем сезоне новоявленный армеецФирсов довольствовался лишь бронзовой медалью, а чемпионом стал «Спартак»,которому в том числе «помогли» и те 14 шайб, которые успел забросить в том годуза красно-белых Анатолий Фирсов, прежде чем покинуть их ряды.

А что касается материального вопроса, он решался по формулеТарасова, которую через много лет обнародовал Фирсов:

- В 1964 году я первый раз стал олимпийским чемпионом, –рассказывал Анатолий Васильевич. – Получили мы премиальные – по 1300 рублей. Уродителей моей жены Нади были накопления, и я пошел к Тарасову с просьбойпоходатайствовать перед начальством о приобретении заслуженным мастером спортаАнатолием Фирсовым машины. И знаете, что мне сказал Анатолий Владимирович? «Толя,а ты, по-моему, еще не все сделал для хоккея, чтобы о чем-то просить. Тысначала отдай, а уж потом бери». В таких случаях, мы все хорошо это знали, сним спорить или доказывать ему что-то, было бесполезно. Я, конечно, тогда помолодости был зол, сердит на тренера. Но дома неожиданно его позиции заняли иродители Нади: «Тарасов, видимо, прав, Анатолий…»

Вот это тарасовское – сначала отдай, а уж потом проси и бери –я освоил на всю жизнь. Сейчас молодежь в хоккее деньги считает, а мы считалиигры…

«Последняя капля» Полупанова

Именно решением мудрого Тарасова 24-летний Анатолий Фирсовполучил в партнеры не доросших тогда до двадцати Владимир Викулова и ВиктораПолупанова. Сначала долго, почти год, просил его ходить на матчимолодежного ЦСКА, смотреть на этих пацанов. Не скрывал своих планов: «Толя, имбы опытного наставника…». А когда их соединил в одной тройке, Фирсов, не безпомощи, конечно, Анатолия Владимировича, практически за год вытащил ее в лучшиене только в стране, но и в мире…

Дебютировав на чемпионате мира 1965 года, они пять летотыграли вместе, и, наверняка, играли бы еще, но не досмотрел «отец» и «дядька»Фирсов за одним из своих «сыновей»:: нескольких серьезных нарушений спортивногорежима, допущенных Полупановым, хватило для того, чтобы его отчислили изсборной, не взирая на все заслуги и то, что знаменитая тройка называлась«полупановской»..

Впрочем, по мнению Викулова, «последней каплей» почти вбуквальном смысле для Виктора стал вопрос, который он задал на тренировочномсборе генералу, приехавшему на собрание команды. Когда все уже практическизакончилось, и генерал дежурно спросил: «Вопросы есть?», Полупанов, вдруг,решил поинтересоваться, почему его, Виктора, начальство по делу и без деланазывает алкоголиком, подкрепив вопрос серьезным аргументом: «Ведь даже вас,если постоянно называть свиньей, то вы когда-нибудь хрюкнете…».
Назавтра Полупанова на сборе уже не было…

Не захотел кататься на «старых дрожжах»

Фирсов остался верен Тарасову даже после того, как АнатолияВладимировича вместе с Аркадием Чернышевым убрали из сборной. Случилось это,как ни странно, в 1972 году после победных для команды Олимпийских игр вСаппоро. Почему тренеры попали именно в этот момент в немилость? Почему забортом сборной оказался и Анатолий Фирсов, бывший в Саппоро лидером первогозвена: Мальцев-Фирсов-Харламов? На эти вопросы до сих пор нет однозначныхответов. История темная. Кто-то считает, что возглавивший сборную ВсеволодБобров не захотел видеть в команде некоторых ветеранов, в том числе иФирсова. Но это не так: Бобров, напротив, хотел сохранить перед стартовавшимчерез два месяца после Игр звездный олимпийский состав. Но отказался игратьуставший 33-летний Виталий Давыдов, сославшийся на рекомендации медиков.Собственноручно написал заявление об уходе и Фирсов. По рекомендации, как потомутверждали многие, обожаемого им Тарасова, вечного антипода Боброва,пожелавшего посмотреть, как тот справится со сборной без таких игроков, какФирсов. Сам же Анатолий Васильевич, вспоминая через много лет ту историю, былкатегоричен: «Скажите, как можно играть под руководством Боброва и Пучкова,которые объяснили мое отсутствие на чемпионате мира 1972 года тем, что я боленраком (Олимпиаду в Саппоро Фирсов отыграл с открытой язвой желудка, –Прим.ред.)? В первенстве СССР я тоже не видел перспектив: Тарасов ушел, а ниодин другой тренер мне большего дать бы не смог. Короче говоря, не хотелкатиться «на старых дрожжах».
А жаль! Жаль, что мы не увидели Анатолия Фирсова в ставшей теперь легендарнойСуперсерии-72 СССР-Канада, хотя его приглашали к подготовке к ней. Он,несомненно, пригодился бы там сборной, тем более что продолжал в тот моментоставаться «на плаву», став чемпионом страны 1973 года.

Хитрая статья в «Советском спорте»

В 1974 году во время турне команды ЦСКА по США и Канаде кФирсову, приехавшему туда в качестве одного из тренеров, подошли менеджеры«Монреаль Канадиэнс» и начали сватать в НХЛ. Прознав про это, сделали попыткуперехватить полного сил «ветерана» и представители «Бостон Брюинс»,предложившие фантастический для него контракт.

«Что я мог тогда им ответить? – вспоминал Анатолий Васильевич– Посоветовал послать прошения в Спорткомитет и ЦК КПСС. Они отправили запросыпо обоим адресам. Что из этого вышло? По возращении вызвали меня на Старуюплощадь, где в одном из кабинетов сидел громила в генеральских погонах. Минутдесять он, как заведенный, повторял одну и тут же фразу: «Нет, ты все понял илинет?». Не знаю, что он имел в виду, но я точно понял, что поиграть и поработатьв НХЛ мне не суждено…

Более того, стал невыездным, но выручил первый секретарь ЦКкомсомола Евгений Тяжельников. Его помощники Сурен Арутюнян и Геннадий Елисеевпомогли сочинить в «Советский спорт» такую хитрую заметку, в которой с однойстороны я вроде бы попросил прощение у Родины, а с другой – все равно оказалсяво всем прав. В любом случае, после этого от меня отстали…

Впрочем, это не помешало Анатолию Васильевичу через двадцатьлет обозвать руководителей ЦК ВЛКСМ «крысами, побежавшими с тонущего корабля».Так он отреагировал на то, что севший на прочную финансовую мель флагманкомсомола бросил на произвол судьбы действовавший много лет под эгидой ЦК ВЛКСМклуб «Золотая шайба» и в составе штаба которого он был…

Под «лоскутным одеялом»

Лоскутное одеяло, сшитое из ярких, но не прочных кусков, –самый, пожалуй, точный образ послехоккейной жизни бывшего игрока АнатолияФирсова. Кем он только не был! Тренер родного ЦСКА, тренер польской «Легии»,денщик в звании подполковника, по его собственному выражению, в аппарате ЦСКА,директор экспериментально-молодежного объединения «Кировец» Кировского районаМосквы, депутат Верховного Совета СССР первого созыва, президент Ассоциациисодействия инвалидам спорта и детям-инвалидам, вице-президент акционерногообщества «Феррейн», директор физкультурно-оздоровительного комплекса,бизнесмен, совладелец гостиницы в Швейцарии, владелец фирмы в Чехословакии поторговле недвижимостью… Это все – Фирсов. Вернее, далеко не все…

Пытался он стать и президентом Федерации хоккея СССР, нопроиграл выборы генеральному директору ТАСС, другу Михаила Горбачева ЛеонидуКравченко.

- Я потом встретился сКравченко между заседаниями Верховного Совета и он поведал мне многоинтересного, -- рассказывал Анатолий Васильевич – Оказывается, о «своей»предвыборной программе, которую зачитывал на исполкоме федерации начальникУправления футбола и хоккея Спорткомитета СССР Вячеслав Колосков, онничего не знал, и кто ее готовил, представления не имел. Сам он на томтолковище не присутствовал, так как был в загранкомандировке. Так что, меня, неискушенного в закулисных интригах, там грамотно прокатили спортаппаратчики…

Сто дней без Надежды

Последний свой хоккейный матч Анатолий Васильевич Фирсовсыграл 1 июня 2000 года на льду АЗЛК в Международный день защиты детей. Этабыла показательная игра для детворы. Через неделю у него случился инфаркт.Второй. Первый он перенес после смерти любимой жены Надежды Сергеевны, которуюон пережил всего на сто дней. С этой потерей так и не смог смириться.Рассказывали, что он почти каждый день приходил к ней на деревенский погост.Там, на Старосходненском кладбище в подмосковной деревни Фирсановка, где у нихс Надеждой Сергеевной была дача, похоронили и его...