ХОККЕЙ. НХЛ

Подготовительный сбор «Вашингтона» в самом разгаре, но два ведущих нападающих клуба до сих пор не имеют контрактов. Тем удивительнее, что Андрей Николишин и Дайнюс Зубрус — центрфорварды, а в команде явный дефицит игроков этого амплуа.

ЛЕД ТРОНУЛСЯ

— Андрей, в чем суть разногласий с клубом?

— Летом у меня закончился контракт. «Вашингтон» предлагает новый, но пока не можем договориться по деньгам.

— Связаны ли осложнения в переговорах с тем, что в «Кэпиталз» пришел новый тренер? Ведь Брюс Кэссиди вас мало знает.

— Не думаю. Скорее всего, он здесь ни при чем. Задача Кэссиди – тренировать, а не набирать состав. Кадровыми вопросами занимается генеральный менеджер.

— Прошла информация, что он уже три недели не выходит к вашему агенту с предложениями.

— Да, так было. Но на днях наконец лед тронулся. Агенту позвонили из клуба, и переговоры возобновились.

— Если нет контракта, получается, вы вне команды?

— Да, тренируюсь отдельно от «Вашингтона». Вместе с Дайнюсом Зубрусом и Джо Рики, у которых похожие проблемы, снимаем лед, много занимаемся и держим себя в хорошей форме. Дайнюс, правда, на несколько дней уехал в Нью-Йорк и тренируется там. Но хоккей – коллективный вид спорта, чтобы быть на хорошем уровне, надо работать с командой. Поэтому, если меня внезапно заявят на игру, возможны небольшие проблемы во взаимопонимании с партнерами.

— Четыре года назад у вас тоже были контрактные разногласия с «Вашингтоном». Тогда вы приехали в Россию и играли за «Динамо», пока не договорились с заокеанским клубом. На этот раз не было желания вернуться домой?

— Честно говоря, я даже не рассматривал такой вариант. Ребята планомерно готовятся к сезону, им надо наигрывать состав. Вливаться в команду, чтобы через пару месяцев уехать в НХЛ? Зачем? «Динамо» и без меня решит турнирные задачи. Насколько я знаю, мой бывший клуб неплохо начал сезон, но, к сожалению, в принципиальном поединке уступил в Омске «Авангарду».

— То есть вы пристально наблюдаете за «Динамо»?

— Конечно! Знаю все результаты, слежу за их игрой. Желаю ребятам удачи в новом чемпионате.

ЯГР – НЕ ЭГОИСТ

— С какими партнерами вам комфортнее?

— С кем поставят, с тем и будем играть. Лучше, конечно, с теми, у кого одинаковое хоккейное мышление, кто тебя понимает. Когда ставят с твердолобыми, которые только и могут, что шайбу в зону вбросить, то бывает трудно. С Бондрой я играл вместе не один сезон, прекрасно знаю его стиль. К нему легко подстроиться, он – отличный партнер. Выходить с Ягром в тройке – так это вообще удовольствие. Он не только сам забивает, но еще и пасы раздает, хорошо комбинирует.

— Ягру удалось вписаться в коллектив? В «Питсбурге», помнится, он был главным заводилой и шутником.

— Добродушный парень, у него со всеми хорошие отношения. Очень целеустремленный. Видно, что Ягр не останавливается на достигнутом, еще хочет чего-то добиться в этой жизни. Командный хоккеист. Назвать его эгоистом, который играет только ради своих очков, язык не повернется.

— Почему же тогда «Вашингтон» после прихода Ягра в прошлом сезоне даже не попал в плей-офф?

— Во-первых, последние сезоны в клубе была тренерская проблема. Во-вторых, у нас был такой игрок, как Адам Оутс, который хотел быть единоличным лидером команды. Когда пришел Ягр, то Оутс вместо того, чтобы помочь, стал с ним соперничать.

— Случались конфликты?

— Нет, это никак не выплескивалось наружу. Просто в их отношениях были подводные камни. .

ХИТРЫЙ ЛАНГ

— Давайте поговорим о хорошем. Для вас самый яркий момент прошлого сезона – Олимпиада?

— Конечно! Она для многих игроков сборной стояла на первом плане. На четвертьфинал с чехами мы вышли, как на финал. Настрой был сумасшедшим, ребята ради победы были готовы лед грызть. Но в матче против американцев не хватило эмоций, которые выплеснули в четвертьфинале.

— Один из самых напряженных моментов четвертьфинала – ваше удаление за игру без шлема.

— Мы оборонялись втроем против пятерых, на вбрасывании Роберт Ланг, кстати, летом перешедший в «Вашингтон», прижал мне шлем рукой. Я дернулся, и шлем слетел. Такая вот маленькая хоккейная хитрость. Шлем я потом надел, но по европейским правилам еще нужно было застегнуть ремешок. А как это сделать, когда руки в перчатках, а игра идет в меньшинстве? Судья подождал секунд пять, после чего удалил. Спасибо ребятам, выстояли!

— В России ажиотаж вокруг матча с чехами был невероятный!

— Мне после игры столько знакомых позвонило! Очень приятно, что все поздравляли с победой. Знаю, матч показывали поздно ночью, но эту игру все равно смотрело много болельщиков.

— В 1997-м у вас тоже были проблемы с контрактом. Не имея его, вы отправились на чемпионат мира. Получили там тяжелую травму. Не было досады: мол, если бы я не поехал в сборную, все было бы в порядке?

— Какая может быть досада? Я же ехал играть за Родину. Полностью отдавал себе отчет в том, что делаю. Получил травму, но от этого ведь никто не застрахован, правда? Другой вопрос, как к тебе после этого относится руководство сборной. Но как бы то ни было, ты едешь играть не за федерацию или тренера, а ради болельщиков.

— Недавно сборную возглавил Владимир Плющев. Вы с ним знакомы?

— Лично не общался, но слышал о нем много хорошего: в свое время мой первый тренер работал с Плющевым в сборной 1983 года рождения.

КСТАТИ

Во многом благодаря усилиям Николишина, который играл в словацкой тройке с Петером Бондрой и Рихардом Зедником, «Вашингтон» в 1998-м сенсационно добрался до финала Кубка Стэнли, где был остановлен «Детройтом». Это пока самое значительное достижение в 26-летней истории столичного клуба.

В отсутствие Николишина и Зубруса «Вашингтон» проиграл все три выставочных матча: «Филадельфии» (1:4), «Бостону» (4:6), «Питсбургу» (3:6). Эти команды выступают в Восточной конференции и являются непосредственными конкурентами «Кэпиталз» за выход в плей-офф.