СЕВЕРОАМЕРИКАНСКАЯ НХЛ

 Непростым выдался этот год для Дмитрия Юшкевича. Зимой защитник получил тяжелую травму, из-за которой он не попал на Олимпиаду. Летом случился обмен во «Флориду». И только осень приносит Юшкевичу и его болельщикам хорошие новости. В матче против «Атланты» (5:4) Дмитрий забил свой первый гол за «Пантер».

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА ПРАВ

— Трудно вживаться в новый коллектив? Ведь во «Флориде» в основном играют молодые ребята, а в «Торонто» была возрастная команда.

— Наоборот, даже непривычно, когда тебя называют «стариком» в 30 лет. Как будто не о тебе говорят. Но ребята во «Флориде» хорошие. Если честно, здесь проще, чем в «Торонто». В канадском клубе было много звезд, а каждый мастер – это свой авторитет и особое мнение. С ними нужно было быть очень корректным. Во «Флориде» же играют молодые ребята, которые пока звезд с неба не хватают. С ними приятно общаться. Иногда даже кажется, что ты как бы подзаряжаешься от них энергией.

— По ходу выставочного турнира Майк Кинан устроил «Пантерам» сборы, успев погонять их по горам Колорадо. Можно ли сравнить предсезонную подготовку во «Флориде» с тренировочными лагерями в «Филадельфии» и «Торонто», где вы играли раньше?

— Нигде такого, как во «Флориде», не было! Разве только в России, когда я выступал за московское «Динамо». Перед сезоном Кинан нам устраивал по две тренировки в день: утром – на льду, вечером – атлетизм и велосипед. Для меня это непривычно, потому что последние четыре года в «Торонто» были довольно вольготными. Могу сравнить это с московским «Спартаком» начала 90-х, когда хоккеисты этого клуба считались самыми «гулящими» в стране. После вольницы в «Торонто» попасть к Майку Кинану на предсезонку? Перестроиться совсем непросто.

— Майка Кинана можно назвать тренером-диктатором?

— Можно. Он похож на тренера советской школы. Авторитарный наставник. Для американцев, которые выросли в демократической стране, принципы Кинана, может, и покажутся дикими. Но мы воспитывались в других условиях, и поэтому для нас это более или менее приемлемо.

— Общий язык с Кинаном удалось найти?

— (Смеется.) Трудно найти общий язык с человеком, который считает, что он всегда прав.

НЕ ЧИСТЫЙ ОБМЕН

— Нет обиды на руководство «Торонто», которое решило вас обменять на Роберта Швеглу?

— Я не был доволен тем, как вела себя организация по отношению ко мне в последние шесть месяцев после моей травмы. Не очень чистый обмен во «Флориду», дело не обошлось без обмана. Все светлые воспоминания о «Торонто», где я играл семь лет, были смазаны нечистоплотным поведением руководства.

— В плей-офф «Торонто» терял одного игрока за другим, и ваша помощь могла бы стать неоценимой. К тому же вы говорили, что уже полностью поправились. Но почему же тренер не выпускал вас на лед?

— Пэт Куинн, тренер и генеральный менеджер в одном лице, объяснял это тем, что клуб заботится о моем здоровье. Я имею на этот счет свою точку зрения: Куинн хотел, чтобы я играл в плей-офф, но заявить меня ему не разрешали хозяева команды. Действительно, если бы у меня случился рецидив травмы, а с кровяным тромбом в ноге шутки плохи, «Торонто» потерял бы на мне серьезные деньги. Я хотел написать заявление, в котором всю ответственность принимал бы на себя. Но при фатальном исходе эта бумага не имела бы в суде никакого веса. Поэтому боссы решили просто не рисковать. Но не могли же они в открытую сказать: «Парень, мы не хотим иметь финансовые проблемы, поэтому в плей-офф ты играть не будешь»?! Тренеру была сделана «установка сверху», а на публике все это подавалось так, что будто бы клуб заботится о моем здоровье.

МЫ САМИ БЕГАЕМ ЗА БОЛЕЛЬЩИКАМИ

— Успели почувствовать разницу между канадскими и американскими болельщиками? Правда ли, что южная публика мало интересуется хоккеем?

— Так и есть. На выставочных матчах у нас практически не было зрителей. Сравнивать с «Торонто» невозможно, потому что там на любую игру народ ломился. Всегда был полный дворец, одни аншлаги. Там за нами бегали болельщики, а здесь ребята сами выезжают на специальные мероприятия и раздают автографы, чтобы хоть как-то привлекать публику. И то бывает, что к нам никто не подходит! Мне кажется, что хоккей здесь мало кому интересен. Вот вам пример: у меня сын играет за местную команду. После тренировок всем детям раздали билеты, по которым они могут пройти на один из десяти домашних матчей «Флориды». Для меня это дико, потому что в Торонто билеты на хоккей были на вес золота!

— Можно ли сказать, судя по количеству бойцов и прошлогоднему стилю игры, что «Флорида» — самая грязная команда лиги?

— На сегодняшний день – нет. Майк Кинан поставил перед игроками задачу получать как можно меньше удалений. Надо играть в хоккей, а не драться.

— Можете составить символическую шестерку партнеров, с кем вам довелось играть в НХЛ?

— В нападение я поставил бы Эрика Линдроса, Матса Сундина и Дуга Гилмора. В воротах – Кертис Джозеф, а в защите – Даниил Марков и я.

— Не планируете после карьеры в НХЛ провести пару сезонов в России?

— А вы знаете, что в 2004-м намечается глобальная забастовка игроков и хоккея в НХЛ скорее всего не будет целый год? Знаю, что многие наши ребята планируют вернуться в Россию, и я – не исключение.

— Вы уже решили для себя, как долго будет длиться ваша карьера? Или будете играть в хоккей, пока есть силы?

— Раньше я думал: вот у меня номер «36» и я буду играть до 36 лет, а потом посмотрим. Но после последней травмы стал относиться к этому вопросу философски. Человек предполагает, а Бог – располагает. То, что со мной случилось в прошлом сезоне, не укладывается ни в какие рамки. Я был здоровым спортсменом, которого травмы часто обходили стороной. И вдруг ни с того ни с сего на ноге появился тромб, который мог бы в 30 лет поставить крест на моей карьере. Сегодня я не строю долгосрочные планы. Уже буду рад, если у меня будет все в порядке со здоровьем.