СЕВЕРОАМЕРИКАНСКАЯ НХЛ

После поражения от «Чикаго» (2:3) в раздевалке «Сан-Хосе» царила гробовая тишина. «Акулы» молча снимали доспехи, исподлобья поглядывая на журналистов. Лицо Евгения Набокова, дебютировавшего в этом сезоне, особой радости также не выражало, однако от интервью корреспонденту «Советского спорта» он не отказался.

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

— Евгений, как оцениваете дебют?

— Первый блин комом все-таки не вышел. Я старался хорошо размяться перед матчем, особое внимание уделил работе ног. Удалось войти в игру с первых же минут, когда я отразил несколько шайб подряд. Считаю, провел все три периода стабильно, а это уже неплохо.

— Последний раз вы защищали ворота «Сан-Хосе» почти полгода назад. Соскучились по большому хоккею?

— Конечно! После долгой паузы, вызванной межсезоньем и напряженными переговорами по контракту, не терпелось вернуться на лед. Турнирное положение у «Акул» не очень хорошее, нам нужно приложить все усилия, чтобы вернуться на привычные позиции. Надо работать над недостатками, например отшлифовывать взаимодействие при реализации большинства и при игре в меньшинстве. Почти 10 матчей прошло, а мы идем в дивизионе на 4-м месте. Куда это годится? Ведь в прошлом году мы стали чемпионами Тихоокеанского дивизиона!

— Первые два гола, которые забил вам Сергей Березин, получились достаточно курьезными…

— В первом моменте был выход «3 в 2», а это всегда опасно. Во втором эпизоде мы дали Березину получить шайбу у ворот: в подобной ситуации Сергей редко промахивается. Можно сказать, что «Чикаго» повезло, но везенье — неотъемлемая часть игры. Нам еще предстоит поработать над ошибками. Нельзя допускать такие ляпы в своей зоне.

— Вы отправились с «Сан-Хосе» на выезд, но с «Нэшвиллом» (2:1) и «Колумбусом» (5:4) «рамку» доверили Микко Кипрусоффу. Победный состав не меняют, но вас все-таки выпустили.

— В Колумбусе у меня состоялся обстоятельный разговор с Дэррилом Саттером. Тренер спросил, когда я готов выйти на лед. Я ответил, что нахожусь в хорошей форме, потому чем раньше мне дадут играть, тем лучше. Так я вышел на поединок с «Чикаго».

СВАДЬБА НЕ ЗА ГОРАМИ

— Насколько серьезными были ваши намерения вернуться в «Динамо»? Или слухи о том, что вы купили билет на Москву, были обычным блефом, который иногда используется в контрактных переговорах?

— Какой там блеф? Я был настроен очень решительно. С «Динамо» уже обо всем договорился. Если бы «Акулы» не выдвинули приемлемое предложение, я бы обязательно улетел в Москву. Купил даже билет на конкретную дату с вылетом из Лос-Анджелеса, потому что из Сан-Франциско в тот день рейсов на Москву не было.

— Для многих россиян основная проблема в НХЛ — язык. Тем не менее местные репортеры еще два года назад восторгались вашим английским.

— Когда я приехал в США, уже достаточно неплохо знал язык. А через три-четыре месяца познакомился с девушкой, в общении с которой английский освоил в совершенстве. Когда постоянно слышишь местную речь, разговариваешь на английском и даже думаешь на нем, лингвистические навыки развиваются очень быстро.

— Правда, что вы с этой девушкой уже помолвлены?

— Мы планировали сыграть свадьбу этой осенью, но пока не получается. Мне хотелось, чтобы на этот праздник приехали все мои друзья. Но у многих ребят-хоккеистов тоже идет сезон, потому собрать всех не удается. Свадьбу наметили на следующий год, однако дату пока не определили.

— Сложно вратарю-европейцу стать своим в НХЛ?

— Сейчас разницу между европейским и североамериканским стилями заметить практически невозможно. В лиге нет чистых приверженцев одной школы. Так как вратарь постоянно прикрыт игроками, ему приходится много двигаться. Потому стиль большинства голкиперов в НХЛ больше напоминает европейский — они не «прямостоящие», а играют на коленях — так называемый баттерфляй. Однако каждый европейский вратарь должен проникнуться и канадским стилем. Ведь выступаем мы в Северной Америке.

— Какой нападающий в НХЛ для вас самый неудобный?

— После плей-офф-2002 ни для кого не секрет, что это Петер Форсберг, который внес решающий вклад в победу «Колорадо» над нами (3—4 в серии). Отмечу также Яромира Ягра и Сергея Федорова. В НХЛ много хороших форвардов, но эти трое все-таки выделяются.

МЕЧТАЮ О СБОРНОЙ

— Плохо, что в «Сан-Хосе», кроме вас, нет россиян?

— Конечно. В прошлом году я постоянно общался с Сашей Королюком, но он, к сожалению, уехал домой. Придется перестраиваться. У меня в команде есть друзья и среди североамериканцев. Вообще в «Сан-Хосе» много хороших ребят.

— Вы родились в Усть-Каменогорске и в середине 90-х провели несколько матчей за юниорскую сборную Казахстана. Потом выступали в «Динамо» и хотели играть за сборную России на Олимпиаде-2002. ИИХФ не разрешила. Что дальше?

— Я вырос в СССР, для меня, честно говоря, между Казахстаном и Россией никогда не существовало принципиальных различий. Я — российский гражданин, но в то же время родился в Казахстане, там же постигал хоккейные азы. В Усть-Каменогорске, как и в России, у меня много друзей. Не заглядываю в паспорт, чтобы уточнить их гражданство. Относительно российской сборной, к сожалению, сдвигов нет. С Вячеславом Фетисовым, который пытался заявить меня на Игры в Солт-Лейк-Сити, давно не общался. Перед той Олимпиадой наши спортивные руководители сказали, что будут за меня бороться. Вроде бы есть надежда, что смогу сыграть на Олимпиаде-2006. Давайте постучим по дереву: очень хотелось, чтобы мне наконец разрешили играть за сборную.

— Планируете выступить на Кубке мира-2004?

— Пока никаких разговоров на эту тему не было. Но если пригласят, обязательно сыграю.