502 Bad Gateway


nginx

ПАС ВРАЗРЕЗ

Если бы кто-то, как в советские времена, надзирал за всеми клубами и тренерами, следя за порядком в хоккейных делах, то сегодня, ознакомившись с текущим моментом, он только бы и вымолвил: «Что за бардак у вас творится?!»

Главный тренер сборной приглашает игроков, а именно ярославцев Суглобова и Непряева, не проходящих в основной состав клуба. Это, верно, мировой рекорд.

Прежний главный тренер сборной, которого летом рассматривали в общем-то как единственную надежду и опору отечества, принимает в соответствии со своим пожеланием клубную команду. Через пару дней именует себя «генералом без войска» (выяснилось это, выходит, только уже на месте сражения) и впоследствии, мягко говоря, не улучшает результата своего предшественника, долгие годы оторванного от реалий отчизны.

Недавний кандидат в главные тренеры сборной произносит изумительно искреннюю фразу: «Мы почему-то не умеем играть с сильными соперниками», а затем ликвидирует единственную надежно продуктивную связку нападающих в своей команде.

Мэтр тренерского цеха, прожженный чемпионским, да и всяким вообще опытом, ведет свою команду по турнирной дистанции, точно грузовичок по сельским ухабам. Тем временем сугубый дебютант в самостоятельном тренерском деле, отправившийся ради дебюта на край света плюс знай себе этот самый свет бороздящий с командой в самолетах, проносится сквозь первый круг, словно глиссер по недвижной воде.

В начале новой российской жизни я, идеалист, видел руководителем сборной совершенно определенную персону. Теоретически определенную. Способную вобрать в себя потенциал коллег, своего рода их доверенное лицо. Умеющую создать, что называется, сборную достоинств несхожих клубных команд. Жизнь весело посмеялась над той моей «правильной» идеей. Нет в нашем хоккейном деле логики, а есть стихия тренерских вкусов и пристрастий. Имя и даже цена игрока превращаются в дым.

Всего-то полтора года назад магнитогорскую связку Разин – Гольц мы признали главным творческим достижением нашего клубного хоккея, проверив это наблюдение чемпионатом мира. Прошлый сезон в испытывавшем постоянные судороги «Динамо» Разин, на мой взгляд, провел замечательно. Легко быть мастером, когда все вокруг тебя идет как по маслу. Разин остался самим собой, когда игра у команды шла наперекосяк. И даже вроде как наметил с Савченковым новую связку. Но динамовскому руководству почему-то понадобилось полное переселение творческих душ – из Магнитогорска был затребован и Гольц.

Матч за матчем, и росчерк «сделано в Магнитке» деловито стерт со льда – временно или насовсем. «Динамо» одним из последних впало в иллюзию «реинкарнации» – и избавляется от нее с опозданием.

На днях случилась у меня содержательная беседа с Сергеем Михалевым. «Что-то, – говорю, – уж больно «Северсталь» нынче разогналась со старта. Уж не последний ли у вас лично год контракта в Череповце и нужно, что называется, себя показать?» – «Нет, – улыбнулся Сергей Михалыч, – есть еще годик. Просто учимся на ошибках. Позвали в Череповец людей, которые хотят добиться чего-то нового. Сделать шаг вперед». И рассказал, в частности, что «Магнитка» была заинтересована оставить у себя Алексея Калюжного, но в Череповце ему в качестве стимула предложили ведущую роль. Справится ли с ней нападающий, бурно начавший чемпионат, – вопрос другой. Но такой путь: рядовой игрок в «Динамо» – заметный в «Магнитке» – ведущий в «Северстали» – пожалуй, единственно придает хоккейный смысл миграции в нынешней рыночной жизни.

«Колея эта – только моя, выбирайтесь своей колеей», – призывал когда-то Высоцкий. В наших хоккейных клубах стоит иногда слушать запись этой старой уже песни, чтобы в полной мере проникнуться ее духом.