«За анаболики у нас – расстрел. А мельдоний помешал?» Беседа с доктором Коновым

Обозреватель Sovsport.ru поговорил с доктором «Динамо» и сборной России Валерием Коновым о нашумевшем допинге – мельдонии.
«За анаболики у нас – расстрел. А мельдоний помешал?» Беседа с доктором Коновым
10 марта 2016 18:20
автор: Павел Лысенков

Обозреватель Sovsport.ru поговорил с доктором «Динамо» и сборной России Валерием Коновым о нашумевшем допинге – мельдонии.

Наши хоккеисты когда-нибудь употребляли мельдоний?
– Мы его 15 лет принимали! Вообще он был придуман как препарат, защищающий от перегрузки клетки печени. Потом посмотрели – он и от сердца помогает.
Человека надо ведь защищать, если у него большие нагрузки? У нас в Челябинске и Магнитогорске даже за вредность молоко дают.
Я так понял, тут политическая подоплека. Мое личное мнение – это связано с санкциями. Мельдоний применяется на территории бывшего СССР. Такой же препарат, как карнитин, который является сжигателем жиров. Его они почему-то не запрещают – видите ли, он немецкий. А наш мельдоний попал в черный список.

Когда вы получили указание, что это теперь допинг?
– 30 октября 2015 года. Тут же довел до сведения коллег. В последнее время мы его не закупали. Но были таблетки для поддержания организма во время тяжелых нагрузок – например, когда мы проходили предсезонку в Пинске.
Не надо нам Черепановых или Безукладниковых. Мы потом бегаем и ищем, почему хоккеисты умирают. Потому что надо спортсменов не только грузить, но и защищать. Или давайте играть в очень медленный хоккей. Мы же требуем запредельные скорости, силовую работу.
Вот у НХЛ вообще нет соглашения с ВАДА. Они с ними не дружат. Это бизнес. И если допинг-комиссары забракуют Кросби или Овечкина, а народ перестанет ходить на хоккей – им всем конец.
Другое дело – стероиды. Их даже в НХЛ ловят. За анаболики у нас – расстрел. За океаном предупреждают: «Парень, ты больше так не делай».
Но вот у нас запрещен судафед – псевдоэфедрин. Энхаэловцы принимают его в неограниченном количестве: 8, 10 таблеток. И врачи просто улыбаются, когда я встречал их на прошлом Кубке мира: «Это дело хоккеистов, мы туда не лезем». А у нас игрока могут дисквалифицировать пожизненно.

Есть ли гарантия, что ваши спортсмены не принимают сами что-то запрещенное?
– У нас все четко. Есть общая программа, которой пользуются игроки и тренеры. Я там выставляю все объявления. И каждый хоккеист отдает себе отчет: зачем терять деньги и оставлять свою семью голодной? Дураков нет. Сейчас не пьют, не курят, не ругаются матом. И стараются быть очень аккуратными с лекарствами.

Как теперь защищать хоккеистов, когда нет мельдония?
– Аналоги найдутся. Но это спорное решение. Даже сам латыш, кто изобрел этот препарат, говорит прямо: мельдоний может даже снижать физическую работоспособность. Никто не провел исследование. Зато немцы стали инициаторами того, чтобы мельдоний запретили.

Идут фармакологические войны?
– Совершенно верно. Латыши только на продаже мельдония в Европе зарабатывали 70 миллионов евро в год.
Можно знаете до чего докатиться? Человек заболел пневмонией, мы ему даем антибиотики. Помогаем встать на ноги. А это повышает физическую работоспособность. Мы так можем до ежиков докопаться.

Сколько мельдоний выводится из организма?
– В том и дело, что это не сказали. Прислали уведомление за два месяца до запрета. Но я прочитал, что остатки мельдония можно найти в крови и через 120 дней.
Ты можешь принимать мельдоний по закону даже 31 декабря, это не считается допингом. А уже 1 января тебя ловят. Не знаю, какой случай у Марии Шараповой и остальных спортсменов. Очень жалко ребят. Но я разговаривал с докторами тех же фигуристов. Они говорят, что мельдоний в 2016 году не давали.
А можно этот препарат элементарно подсыпать – ампулу в суп или компот. Она открывается, в ней порошок…
Или другой вопрос: почему из ВАДА по каждому поводу докапываются до России, но при этом у них вся Скандинавия – астматики? Если ты болен, твое место в параолимпийском движении. За астму дают инвалидность.
У нас мамы, бабушки пьют этот мельдоний и предуктал, защищая сердечную мышцу. И это в списке запрещенных. А вот норвежцы и финны бегают с ингаляторами «спинхаллер». Оказывается, европейцам достаточно заполнить какую-то бумагу, и ты вне подозрений. Представляете, какое это дает колоссальное преимущество? 10 процентов поднятия физической работоспособности спортсмена. Не на тренировках, а при помощи медицинских препаратов.
Мы в спорте боремся за 3 процента. Если можешь сделать 5, ты не врач, а кудесник. У меня теща с астмой имела вторую группу инвалидности. А иностранцы подделывают бумаги и выигрывают чемпионаты мира! Все это знают, но закрывают глаза. Зато долбят Россию по всем фронтам.

Почему мы не идем по пути астматиков?
– Потому что мы – за честный спорт. Хотя в ВАДА думают совсем другое.