ЩЕЛЧОК ИЗ-ЗА ОКЕАНА

Давно известно, что талантливые актеры отличаются от тех героев, которых они играют в кино или театре. Это естественно, ведь жизнь и искусство только условно соприкасаемы. Нечто похожее существует и в хоккее.

Казалось бы, вне льда популярные звезды, появившись на экране телевизоров или выходящие из дверей стадиона, непременно несут на своих лицах лучезарные улыбки даже после проигрышей. Что, они притворяются или постоянно играют свои, с детства заученные, роли? Скорее второе. Но в душе у каждого из них спрятано нечто личное, к которому трудно приблизиться.

Так сложились обстоятельства, что непростое начало жизни в Северной Америке братьев Павла и Валерия Буре проходило перед моими глазами практически ежедневно. Уже с первых шагов, когда они начинали тренироваться в Лос-Анджелесе, я заметил редкую соревновательную особенность двух талантливых, молодых хоккеистов. Правда, иногда Павел выглядел помощнее, ведь он на несколько лет старше Валеры. Но «маленький», как называли Валеру самые близкие люди, дрался отчаянно за каждый пас, выигранную в борьбе шайбу, точный бросок, кросс на берегу Тихого океана. Братское соперничество заводило публику, которая специально приходила смотреть их тренировки на льду. Утром и вечером трудились будущие популярные игроки НХЛ, не жалея сил. Параллельно с этими занятиями шла жестокая борьба за контракт Павла с клубом «Ванкувер Кэнакс». Это было время, когда в НХЛ не хотели ссориться с руководителями советской федерации. В такой непривычной обстановке Павлу и его брату бывать еще не приходилось. Как только не убеждали Павла агенты, не только они, но и специально прилетевший в Калифорнию тогдашний директор хоккейных операций канадского клуба Брайн Бурк, да и адвокат, приглашенный клубом. Павел не верил никому, он не понимал, что необходимо время для принятия судебного решения. И я понял в те дни, что никто не учил его выучиться ждать. К сожалению, эта черта характеров обоих братьев до сих пор порой мешает им верно реагировать на происходящие события. Конечно, жизнь Павла Буре с самых первых шагов складывалась блестяще. Он был ни на кого не похож. Он верил в свои абсолютные возможности, но вначале не понимал, что его соперники ему завидуют. С каждым новым сезоном его все строже и строже «опекали» защитники. Они не давали ему убегать в отрыв и выкатываться один на один с вратарем. К счастью, в Ванкувере он подружился с любопытным парнем Джино Оджиком – коренным канадским индейцем, который был в восторге от Паши как на льду, так и в жизни. Он стал охранять «Русскую ракету», играл с ним в одном звене. И Павел искренне благодарил своего преданного друга за тяжелую миссию быть всегда начеку, когда быстрого форварда начинали преследовать.

С тех пор прошло уже достаточно много лет. Павел поменял команды, причем из Ванкувера он уехал сам. Оказавшись во Флориде, он скорее привык к отдыху на берегу океана, чем к рутинному хоккею новой команды, где после неожиданного успеха, когда «Пантеры» вышли в финал, ничего не происходило. Павел и здесь, в Майами, стал главной фигурой. На него ходили зрители, как на премьера. Он и брата решил перетянуть в свою новую команду, попросив своего агента провести переговоры.

А в самом непредсказуемом городе мира – Нью-Йорке – тоже выжидает своего очередного затяжного взрыва старший брат. От него, штатной звезды НХЛ, ждут голов – только красивых, непредсказуемых, очаровывающих публику, при этом забивать он обязан в каждой игре. Но никто не хочет заметить, что Павел нуждается в партнере, умеющем дать точный и длинный пас на отрыв, порой ему самому частенько приходится быть разыгрывающим. Такая же неблагодарная судьба и у его младшего брата. Обладающий прекрасным и быстрым дриблингом, великолепным кистевым броском, даже играя в численном большинстве, по каким-то, только тренерам понятным, причинам Валерий проводит время на месте атакующего защитника. Но он не огорчается. Жизнь в НХЛ, повторяю, научила его ждать! А для этого всего-то надо было поиграть в этой лиге десяток жестоких лет.

*Виктор Нечаев – первый русский в НХЛ