Василий Первухин: До сих пор играю деревянной клюшкой

Гостем редакции «Советского спорта» стал знаменитый защитник московского «Динамо» и сборной СССР олимпийский чемпион Василий Первухин.
Василий Первухин: До сих пор играю деревянной клюшкой
22 ноября 2016 18:31
автор: Владислав Домрачев

Нашему хоккею совсем скоро стукнет 70! В середине декабря в Зале славы отечественного хоккея в рамках премии «Советского спорта» «Харламов Трофи» пройдет гала-вечер, посвященный юбилею народной игры, где будут названы лучшие из лучших за все времена.

Гостем редакции «Советского спорта» стал знаменитый защитник московского «Динамо» и сборной СССР олимпийский чемпион Василий Первухин.

«В «ДИНАМО» ПРИШЕЛ НА ТРЕТИЙ РАЗ»

– Помню, как к нам в Пензу сразу после Олимпиады-72 в Саппоро приехал ЦСКА с Анатолием Тарасовым, команда чемпионов, – вспоминает Первухин. – Играли матч на Кубок СССР, на открытом воздухе. Посмотрел на трибуны, а они все черные. Ажиотаж был страшный…

– Как вам, защитнику клуба первой лиги за один сезон удалось шагнуть в сборную и сыграть на чемпионате мира?
– Вообще-то я не кот в мешке. Три раза выигрывал молодежный чемпионат мира, признавался там лучшим защитником. Приглашали меня все московские клубы – «Динамо», ЦСКА, «Спартак», «Крылья Советов». А динамовцем стал потому, что за мной приехал сам Владимир Юрзинов, старший тренер. Прилетел он в Пензу вместе с московским «Локомотивом», с которым нам предстояло встретиться. На улице трескучий мороз, сугробы по пояс. А Владимир Владимирович в ботиночках на тонкой подошве. Пришел к нам домой. Отогрели его, чаем отпоили. Поговорил с родителями, и они отпустили. Но уехал я только с третьего раза. Сначала опоздал на самолет, потом отец буквально накануне вылета умер…

– В «Динамо» вас сразу поставили в пару к Валерию Васильеву?
– Через месяц. А начал я с… сотрясения мозга. Играли какой-то турнир в ГДР, там шведы меня хорошенько приложили. Так команда буквально встала на дыбы.

- Чем запомнился Васильев? Недавно в интервью «Советскому спорту» Сергей Макаров рассказал, что он стоял на коньках столь же прочно, как на ногах и подкатывал к сопернику размеренно, без фанатизма…
–…Но мог и с фанатизмом, если его разозлить! Тогда пощады не жди. Помню, на чемпионате мира-78 в Праге играл у чехов такой упитанный нападающий Черник. То исподтишка ткнет, то вратарю снег в глаза пустит. А когда ему отвечали, ехал и ныл судьям: «Смотрите, меня бьют». Его Иваныч (Васильев. – Прим. ред.) Бочкой прозвал. Так хотелось ему навернуть. Но мастер эта Бочка был что надо, три шайбы нам отвез…

– В том матче вы открыли счет своим голам на чемпионатах мира…
– Да, вывел команду вперед – 2:1. Ту комбинацию называли фирменной динамовской. Александр Мальцев контролировал шайбу у правого борта, тянул паузу, братья Голиковы шли на пятачок, отвлекая защитников и вратаря и освобождая мне коридор. Я подкрадывался к дальней штанге, получал шайбу и вколачивал ее в пустой угол. Этот номер родился на тренировке случайно, а потом его взяли на вооружение многие.

– На ЧМ-78 золотые медали разыгрывались в последнем матче с хозяевами, нашим нужна была победа с разницей в две шайбы…
–…К тому же в команде было много больных и травмированных. Сергей Капустин вышел с высокой температурой, у Иваныча прямо на скамейке прихватило сердце… Доигрывали матч в три защитника. А усталость навалилась такая, что приходилось заставлять себя выходить на лед. На улице пражская весна – тепло, все расцветает-благоухает. Скорее бы домой. Помню, выстояли втроем против чешской пятерки – братья Голиковы и я. Победили 3:1 и стали чемпионами мира.

Очень нас поддержал артист Евгений Леонов. Солнечный человек. Ему раньше конца турнира надо было уезжать, в Москве его ждали спектакли. Но Валентин Лукич Сыч не разрешил: «Ты остаешься, с центром я все улажу».

«ГИ ЛЕФЛЕР – ЭЛЕКТРИЧКА»

– А годом раньше на ЧМ в Вене сборная СССР сказочно упустила чемпионство.
– Три раза могли закрыть вопрос, если бы победили. Но проиграли шведам, а потом и чехам. В последний день их разгромили канадцы 8:2, нас устраивала ничья. Мы расслабились, ведь никогда не проигрывали на чемпионате одному и тому же сопернику, тем более шведам. Шадрин открыл счет, а потом чехи забросили три шайбы и оставили нас с бронзой. Тренера Бориса Кулагина сняли, все к этому шло. Сборную возглавил Виктор Тихонов.

– С Тихоновым вы взяли золото в Праге, а потом победили в Кубке Вызова-79 сборную звезд НХЛ. Кто из них впечатлил?
– Пожалуй, Ги Лефлер. Электричка. Когда брал шайбу, «Мэдисон Сквер Гарден» тянул «Ги-и-и…». Защитник Робинсон понравился. Но потом начал рубить всех подряд клюшкой сверху вниз, когда понял, что ничего им не светит. Капитан канадцев Бобби Кларк? Нет, этот парень в мастерстве уступал, но считался лидером в раздевалке.

– С Лефлером, Робинсоном и Гретцки вы снова встретились на Кубке Канады-81 и разгромили их в финале 8:1.
– А ведь полматча они нас возили, спасибо Владислав Третьяк выручил.

– В вашей богатой биографии было еще два Кубка Канады.
– Их выиграть не удалось. В 84-м последний матч в группе проводили с канадцами. Если бы проиграли, то в полуфинале выходили на шведов. Но разве мы могли даже подумать о чем-то другом, кроме победы? Однако Тихонов поставил в ворота Александра Тыжных, дал выходнойИгорю Ларионову. Канады забили одну, потом другую, после чего мы их укатали. Как же тогда злился Мессье. Клюшкой засадил Володе Ковину в лицо, пришлось наложить швы. Нет, канадцам никак не хотелось в полуфинале выходить на нас. Но пришлось. Через день они показали оборотную сторону своего хоккея – вылили на нас ушат грязи. Не припомню, чтобы когда-то видел такую не джентльменскую игру. А судьи хоть бы хны…

«ИЗ-ЗА ТОРТА НЕ ПОПАЛ В КАЛАГАРИ»

– Разборы полетов после поражений не давили?
– Привыкли к ним. Это «удовольствие» на полтора часа, не меньше. Находили виновных, распекали их. Но больше всего запомнилось собрание перед Призом «Известий»-84. Тогда в чемпионате страны лидировало «Динамо», мы два раза подряд обыграли ЦСКА. Так Тихонов говорит: «Меня беспокоит спортивная форма кандидатов в сборную, особенно динамовцев». Виктор Васильевич запаниковал…

– В то время выиграть «Динамо» чемпионат страны было более сложной задачей, чем победить на ЧМ и даже Олимпиаде.
– Вы правы. Тот сезон мы прошли по чемпионскому графику, оставались два матча с ЦСКА. Еще в финальном турнире играл «Сокол». Так эти матчи разделяла игра с Киевом. Но умер лидер партии Константин Черненко. И в интересах сборной два дерби поставили одно за другим. Нам нужно было поделить с армейцами очки. В первом матче вели за пять минут 2:1, но Алексей Касатонов сравнял. Я поехал к борту, а он ворвался на пятачок и бросил в пустой угол. Мог нам помочь «Сокол». В последний день он принимал ЦСКА. Странный получился матч – киевляне выигрывали 3:1, а потом бросили играть. Так я и не стал чемпионом Союза…

– С Киевом у вас связана еще одна неприятная история…
– У меня там был товарищ, который доставал киевские торты. Так у него не оказалось билета на матч, и я отдал ему свой пропуск участника – именной, с фотографией. Через какое-то время звонок в Москву из киевской милиции: «Вы Первухин? Вам надлежит приехать для дачи показаний». Поехал. Все быстро выяснилось – мой приятель то ли толкнул, то ли ударил девушку на дискотеке, при задержании у него нашли мой пропуск. Беда в том, что в тот момент сборная готовилась к Олимпиаде-88 в Калгари и выехала на контрольные матчи в Норвегию. Без меня. В Калгари меня не взяли, хотя до последнего дня был в обойме. Готовился я и к следующему чемпионату мира в Швеции, и снова напрасно.

– И тогда вы решили уехать в Японию?
– Мне поступило предложение, когда Юрзинов вернулся из Риги в «Динамо». «Если бы не ты и не Япония, ни за чтобы не отпустил», – сказал Владимир Владимирович.

– И все-таки вы в середине 90-х вернулись, но в «Крылья Советов» к Игорю Дмитриеву. В 40 лет!
– Много тогда интересных фигур у него собралось – Леша Морозов, Саша Королюк, Саша Кожевников…

– Морозов выделялся?
– Высекал искру. Чем-то напоминал Александра Якушева. Такой же высокий, атаковал с раската, если разгонится – не остановишь, бросок сильный. Но клюшка была длиннее, чем у Александра Сергеевича.

– Вы ведь до сих пор играете за ветеранов деревянной клюшкой. Где берете? Дерево ведь давно не выпускают.
– Не я один. Еще Валерий Каменский. А достаю, где придется.

– Если посмотреть на ваши победы-регалии, какая самая памятная, греющая сердце?
– Нас ведь как учили – самая главная победа – следующая. Так мы и жили – от турнира к турниру, от победы к победе. Не дам прямого ответа на ваш вопрос.

– Партнеры по «Красной машине» называли вас самым быстрым в сборной. Макаров рассказывал, что спиной вы катили быстрее, чем передом…
– В сборной проводили тесты. Приехала научно-комплексная бригада, в которую входил Игорь Захаркин. Нам предложили упражнение «пять по 54-60» – пять рывков от борта до противоположного с касанием. Я оказался быстрее всех, так и родилась эта легенда.

АНКЕТА «СОВЕТСКОГО СПОРТА»

ВРАТАРЬ-ЛЕГЕНДА

Владислав Третьяк. Когда он в воротах, на душе было спокойно. Забивал ему, но как-то курьезно – после рикошета, подо льдом.

ЗАЩИТНИК ОТЕЧЕСТВА

Вячеслав Фетисов.

ФОРВАРД №1

Александр Мальцев.

ТРОЙКА МЕЧТЫ

Сергей Макаров – Игорь Ларионов – Владимир Крутов. Вместе с защитниками Фетисовым иАлексеем Касатоновым. Особенно коварным был Крутов, подпускал к защитнику шайбу, тот за ней тянулся, а нападающий убирал ее под себя, включал ноги и уходил на разности скоростей.

КОРОЛЬ ЛЬДА

Валерий Васильев.

ЛЕГЕНДА ТРЕНЕРСКОГО ЦЕХА

Отставлю этот пункт без ответа. Много достоянных претендентов, боюсь кого-то обидеть.

ЗА ВКЛАД В РАЗВИТИЕ ХОККЕЯ

Виталий Семенович Давыдов – ум, честь и совесть нашей эпохи.