СЕВЕРОАМЕРИКАНСКАЯ НХЛ

 Игра Дарюса Каспарайтиса в этом чемпионате оставляет двоякое впечатление. Силовые приемы остаются коньком защитника «Рейнджерс». Но вот показатель полезности просто удручает! Каспарайтис и сам недоволен таким положением, о чем сразу заявил нам в интервью.

После матча с «Филадельфией» (2:3) «Рейнджеры» пребывали в легком шоке: не каждый день исход встречи решается в дополнительное время после весьма спорного штрафного броска. Местные журналисты окружили молодого голкипера Дэна Блэкберна. Я же попросила пресс-атташе гостей вызвать из раздевалки Дарюса Каспарайтиса.

БЕСПОКОИТ ПЛЮС-МИНУС

— Дарюс, вы не очень часто общаетесь с российской прессой. Для этого есть какие-то основания?

— Что вы, никаких проблем нет. Просто интервью у меня никто не берет. (Улыбается.)

— Привыкли к стилю нового клуба?

— Можно сказать, да. В первых матчах я играл слабо, но теперь дела идут лучше. А вот коэффициент полезности надо исправлять. Минус 12 — куда это годится? (Сейчас у Каспарайтиса уже минус 18! — Прим. Н.Б.) Этот показатель не в полной мере отражает то, что происходит на площадке, но тем не менее. В целом я очень доволен, что оказался в «Рейнджерс».

— Когда летом вы стали свободным агентом, что повлияло на выбор команды: возможность выиграть Кубок Стэнли, деньги, партнеры, репутация клуба?

— Не буду скрывать, что деньги. Спортсменам за карьеру не так часто выпадает шанс подписать большой контракт. В какой команде предложили лучшие условия, ту и выбрал. Считаю, мое будущее куда важнее, чем то, в каком городе и с какими партнерами играть.

— Какие у вас отношения с Эриком Линдросом?

— Хорошие. Мы ведь выступаем в одной команде. Разве между одноклубниками могут быть плохие отношения?

— Но ведь несколько лет назад вы применили против Линдроса силовой прием, после которого Эрик получил сотрясение мозга и едва не завершил карьеру…

— Мы с Линдросом поговорили на эту тему, сразу расставили все точки над «i» и больше о том случае не вспоминаем.

ВСПОМНИТЬ НЬЮ-ЙОРК

— В НХЛ вы выступали в «Айлендерс», «Питсбурге», «Колорадо», теперь «Рейнджерс». О каком клубе остались самые приятные воспоминания?

— Наверное, о «Питсбурге». Все-таки шесть лет там отыграл, провел большую часть карьеры. Разве можно забыть гол, который я забил в овертайме седьмого кубкового матча против «Буффало»?! Между прочим, сам Гашек в воротах стоял! Но зачем жить воспоминаниями? Думаю, у меня все впереди! Мы с «Рейнджерами» еще будем играть в финале плей-офф! (Улыбается.)

— По «Питсбургу» скучаете?

— Нет. Я быстро вспомнил Нью-Йорк, потому никакой ностальгии после переезда не было.

— В «Колорадо» вы перешли только для того, чтобы по примеру коллеги Рея Бурка выиграть Кубок Стэнли?

— Я очень надеялся на то, что наконец получу чемпионский перстень. Было больно отдавать полуфинальную серию «Детройту», тем более проигрывать в последнем матче со счетом 0:7. Но в жизни всякое бывает. В целом я доволен теми месяцами, что провел в «Колорадо».

— Многие игроки, приезжая в денверский «Пепси Сентер», жалуются, что им на высокогорном катке просто не хватает воздуха…

— Да, потому в гостях с «Колорадо» тяжело бороться. Но ребята из «Лавины» играют в таких условиях, чего ж мне жаловаться? Нужно было как-то привыкать.

— У «Питсбурга» с «Филадельфией» далеко не самые дружеские отношения, а уж между «Рейнджерами» и «Летчиками» вообще кровная вражда. Как настраиваетесь на такие принципиальные матчи?

— Так же, как и на все остальные. «Филадельфия» и наши нью-йоркские соседи — «Дьяволы» с «Островитянами» — серьезные команды, победа над которыми почетна и престижна. Наверное, потому в таких матчах всегда существует интрига.

МАШИНУ РАЗБОМБИЛИ

— Правда, что в начале 90-х, уезжая в НХЛ, вы подарили свою машину партнерам по «Динамо»?

— Ну, оставил ребятам машину покататься. А куда ее еще было девать? Не с собой же за океан брать? Правда, друзья ее быстро разбомбили. (Смеется).

— Не обижаетесь, когда вам придумывают прозвища? Например, Каспер — Недружелюбное Привидение или Ганс, как вас в «Динамо» звали?

— Зачем обижаться? У многих игроков есть свои клички. Самое главное, что ребята ко мне хорошо относятся и все эти прозвища не со зла.

— Как проводите свободное время?

— Во время сезона какими-то посторонними делами заниматься сложно. У нас серьезное расписание, за неделю проводим матча по три-четыре, плюс — тренировки. Летом во время отпуска нравится путешествовать. Очень люблю море.

— Слышала, что раньше вы обожали рыбалку…

— Представьте себе, теперь к ней абсолютно равнодушен! Разлюбил! (Улыбается.) Годы идут, жизненные интересы меняются.

…Мимо прошел Владимир Малахов и, смеясь, сказал Каспарайтису: «Давай уже заканчивай, домой надо ехать. Спать пора!»

— Дарюс, последний вопрос. За карьеру вы выиграли золото, серебро и бронзу Олимпиады. Какой турнир был самым запоминающимся?

— Ну конечно, золотой! В 1992-м в Альбервиле я выиграл пока самый серьезный трофей в карьере. Теперь очередь за Кубком Стэнли.