ХОККЕЙ

ГЕРОЙ НЕДЕЛИ

Максим Михайловский переживает второе рождение. Голкипер «Лады» в чемпионате собрал шесть «сухарей»! Он прочно завоевал место на главном рубеже клуба. Однако на днях вновь попал в больницу…

В одной из клиник Максим в данный момент проходит серьезное обследование. По выражению генерального менеджера «Лады» Валентина Козина, существуют серьезные опасения, что Максима скосила та самая «неизвестная науке болезнь», которая вычеркнула из его карьеры вторую половину прошлого сезона. Михайловский и не помышляет выехать с командой в среду на сборы в Чехию и Швейцарию. Тольяттинцы до Нового года планируют провести пять контрольных матчей — с «Карловыми Варами», «Пардубице», «Ческе-Будеевице», «Лозанной» и «Цугом».

— Максим, насколько уходящий год получился для вас удачным? — вопрос герою первой половины декабря.

— Год был очень сложным. Он как бы разделился на две части. 10 января я серьезно заболел, пролежал три месяца в больницах. Потребовался еще месяц реабилитации, три недели отпуска… Вернулся я все же раньше положенного срока. Начал тренироваться, чтобы определить, как поведет себя организм. К счастью, никаких отклонений не проявилось, и в подготовительный процесс на предсезонке вошел уверенно. Вторая часть года даже меня самого радует. Удалось выйти на роль основного вратаря. Теперь показываю уровень хоккея, на котором выступал в лучшие годы в ЦСКА.

Меня здорово поддержала команда. До первого появления в стартовом составе в сентябрьском матче с «Ак Барсом» не играл три недели. Ребята подбадривали: мол, Макс, давай, мы тебе поможем, под шайбы будем ложиться и так далее. Такая помощь имеет, конечно, большое значение. Видимо, это и помогло стать первым номером команды, вытеснить из «рамки» канадца Фаунтина, прекрасно отыгравшего прошлый сезон.

— Фаунтин ревностно относится к вашему лидерству?

— Внешне не заметно. Возможно, я бы лучше смог понять чувства Майка, если бы мы разговаривали на одном языке.

— У вас богатый опыт. С годами ваша игра менялась?

— Без перепадов я, как и любой другой игрок, не обходился. Но манера игры оставалась той, какую мне заложили в ЦСКА. Стиль команд, в которых я выступал, будь то «Спартак» или Магнитка, был разным. Но вот моя задача оставалась одной – не пропустить.

— Очевидно, лучший год в вашей карьере – 1993-й, когда вы стали чемпионом мира?

— Не только. И 1996-й, и 1997-й тоже из числа удачных, поскольку я тогда не выпадал из обоймы сборной. Играть в ней очень почетно. Но пока меня туда не приглашают… Хотя у меня и абсолютно лучшие показатели среди вратарей Суперлиги. Обидно. Все решает тренер. У меня есть и иные примеры, когда у другого вратаря были показатели лучше, а в сборную привлекали не его, а меня. Все, что мог, я показал в недавней игре с Казанью (3:1 выиграла «Лада»).

— Возглавляющий сборную Владимир Плющев сказал, что статистика у Михайловского лучше потому, что «Лада» отбивается всей пятеркой. Это так?

— Доля правды в этом, конечно, есть. Даже в ЦСКА мне было потяжелее, чем в «Ладе». Но игра на игру не приходится. В том же матче с «Ак Барсом» по моим воротам нанесли порядка 40 бросков и забили всего один гол. Это достаточно высокий показатель для вратаря. Просто тренер омолаживает сборную. И меня он в ней не видит.

ДОСЛОВНО

Хорошей игре Михайловского способствуют строгие действия «Лады» в обороне. Ведь тактика команды Петра Воробьева не позволяет наносить соперникам много бросков.

Владимир Плющев, главный тренер сборной России