СЕВЕРОАМЕРИКАНСКАЯ НХЛ

Талантливый новичок «Ванкувера» Федор Федоров отличной игрой в выставочном чемпионате заслужил место в основном составе «Кэнакс». Но в НХЛ дела у Федора не заладились, и после семи матчей младший брат звезды из «Детройта» Сергея Федорова был отправлен в фарм-клуб «за игровой практикой».

В ФАРМ-КЛУБ ЗА ПРАКТИКОЙ

После семи матчей, проведенных Федором Федоровым в основе «Ванкувера», руководство канадской команды решило отправить молодого игрока в фарм-клуб «Манитоба Мус». Главной причиной такого решения тогда называлась необходимость предоставить новичку больше игрового времени — россиянин в среднем появлялся на льду на 9—10 минут. Впрочем, возвращение нападающего теперь может произойти совсем не скоро. Победный состав не меняют: «Кэнаки» в ноябре одержали 10 побед подряд, да и вообще выглядят в чемпионате уверенно. Федор же в фарм-клубе несколько сник, статистика его оставляет желать лучшего, да тут еще и генеральный менеджер Брайан Бурк покритиковал новичка в местной прессе за то, что тот однажды опоздал в расположение команды. Однако у каждого хоккеиста бывают свои взлеты и падения. А Федоров-младший — игрок талантливый, и лучшей характеристикой к его недолгой спортивной биографии могут, пожалуй, являться слова ветерана «Ванкувера» Тревора Линдена, который однажды заметил: «Не волнуйтесь за этого парня. У него блестящее будущее».

ШАНС В ТРИ ПРОЦЕНТА

Немногие в России знают, через что пришлось пройти Федору в прошлом сезоне: его жизнь в хоккее могла закончиться, толком не начавшись.

— Пытаясь увернуться от столкновения с защитником, я раскрылся, и шайба попала мне прямо в глаз. Первый доктор сказал, что с хоккеем можно завязывать. Затем я отправился домой, в Детройт, и встретился с другим специалистом. Он подарил мне шанс, оценив его... в три процента. Последовала сложная операция, в результате которой глаз лазером все-таки «приварили» обратно. Потом был прописан полный покой на полгода. Сидел дома, смотрел телевизор, играл на компьютере. Жизнь была очень простая.

— Чувствовали поддержку семьи?

— Да, конечно. Их помощь переоценить сложно.

— Отношения с близкими, братом и отцом — разговор особый. Хоккеистом в свое время решили стать, глядя на Сергея?

— Не совсем. С малых лет мне нравилось гонять шайбу, а тут еще и отец был директором стадиона. Проблемы, где бы покататься, не возникало. Да, признаться, и заниматься-то кроме хоккея было нечем.

— Журналистов и специалистов хлебом не корми — дай провести параллели между вами и братом.

— Тому, кто хоть раз видел меня на льду, и в голову не придет сравнивать мой стиль с игрой Сергея. Он быстрее, а я, пожалуй, габаритнее, поэтому пытаюсь больше действовать в силовой манере. Но, конечно, стараюсь заимствовать у брата все лучшее.

— А советы вам Сергей дает?

— Единственное наставление, которое он не устает повторять, — меньше говорить и больше работать.

— В первом раунде плей-офф прошлого сезона столкнулись «Детройт» и «Ванкувер». За какую команду вы болели, если не секрет?

— Что касается самих команд, то предпочтений не было. Можно сказать, что я болел лично за Сергея — он очень много работал в прошлом году. Рад, что его усилия были в итоге вознаграждены Кубком Стэнли.

— Вам лично довелось увидеть легендарный приз?

— Конечно. Он же некоторое время находился у нас дома.

— Завершая семейную тему, напомню, что этим летом родилась тройка Федоров — Федоров — Федоров…

— Да, во время одного из тренировочных матчей я сыграл вместе с отцом и братом в одном звене.

— Помните, кто больше всех голов забил в том матче?

— Я (смеется).

ДВАЖДЫ НА ДРАФТЕ

— Каждый молодой хоккеист, который прошел процедуру драфта, этот момент запомнит надолго. Вам же на драфте пришлось побывать дважды…

— Честно говоря, для меня самого осталось загадкой, почему так и не заладились дела с «Тампой», которая выбрала меня в 18 лет. Ситуация сложилась совершенно непонятная. Старый контракт уже кончился, и вскоре я снова должен был попасть на драфт. Новый же контракт мне предложили подписать за считанные минуты до окончания срока подачи заявок. Позиция руководства «Молнии» была весьма странной, и в итоге к соглашению нам прийти так и не удалось. Впрочем, я не расстраиваюсь: может, оно и к лучшему.

— И вот вы оказались в «Ванкувере». Сами не удивились тому факту, что, пропустив прошлый сезон из-за травмы, сумели, вопреки ожиданиям скептиков, пробиться в основной состав?

— Во время тренировочного лагеря пытался об этом не думать, а просто усердно работал. Постоянно прислушивался к советам и установкам тренеров, вносил определенные коррективы, стараясь улучшить свою игру. В конце концов меня включили в основу.

— Как получилось, что с первых же дней вас взял под опеку идол местных болельщиков Тревор Линден?

— Не думаю, что это была чья-то осознанная инициатива. В предсезонке тренеры поставили нас в одно звено, и вроде бы игра стала получаться. С тех пор Тревор помогал мне на площадке и словом, и делом.

— Линден, однако, уже в первом матче сезона получил травму, и вам приходилось играть без него. Могло ли это стать одной из причин, помешавшей вам раскрыть свои лучшие качества?

— Возможно. С игроками такого калибра, опытными, талантливыми, играть значительно легче.

— Напоследок традиционный блиц. Любимый цвет?

— Черный.

— Фильм?

— «Храброе сердце» с Мелом Гибсоном.

— Музыка?

— Люблю все, кроме кантри.

— Компьютерная игра?

— «Медаль славы» (Medal of Honor) — стрелялка по мотивам Второй мировой войны.

— Семейное хобби?

— Кататься с братом на яхте.

— Книга?

— Свободного времени мало, поэтому книг не читаю. Когда появляются минуты для отдыха, им трудно конкурировать с многоканальным телевидением (улыбается).