После перенесенной операции на коленях Павел Буре уже не пользуется ни костылями, ни тростью. Процесс реабилитации идет медленно, но верно. Подвижность еще ограничена, но Буре, как всегда, относится к своим травмам с оптимизмом.

Договорившись встретиться после матча «Рейнджеров» с «Нью-Джерси» (2:2), мы разместились в небольшой гостиной рядом с раздевалкой. В комнату то и дело входили хоккеисты да и просто работники команды. Все интересовались здоровьем Павла, желали ему счастливого Рождества. Это уже не первая наша встреча, и мы сразу перешли на «ты».

ИГРАЛ ЧЕРЕЗ БОЛЬ

— Павел, как твое здоровье?

— Колени потихоньку заживают. Разумеется, на то, чтобы полностью восстановиться, требуется какое-то время. Врачи говорят, что это займет четыре недели. Но видишь, я уже сам хожу, без костылей или трости.

— Долго лежал дома после операции?

— Нет, что ты, здесь с этим быстро (улыбается). Вышел из больницы и сразу начал ездить во дворец, где тренируется команда. Идет процесс реабилитации, потому дома не сидишь: с утра надо делать упражнения, ультразвук…

— Почему оперировали оба колена? Ведь по официальному заявлению клуба ты травмировал именно левую ногу.

— Левое колено починили, но и правое заодно осмотрели. У меня ведь там пять операций было. Последняя совсем недавно — в сентябре. С того времени нога еще болела, и врачи никак не могли определить почему.

— Получается, что в матчах этого чемпионата играл через боль?

— Вообще-то да.

— Матчи «Рейнджеров» даже из больницы смотрел? Переживаешь за команду?

— Конечно, а как же иначе?

— Когда со стороны смотришь, нет ощущения, что в каком-то эпизоде на месте партнера сыграл бы по-другому?

— Трудно сказать... Одно дело самому быть на площадке, другое — смотреть хоккей с трибуны или по телевизору. Как говорят в Одессе, это две большие разницы. У меня нет такого, чтобы я думал: «Вот тут я бы сделал не так!» Там, на льду, все очень быстро происходит, каждый в это короткое время пытается сделать максимум того, на что способен.

— Наблюдая за последними играми «Рейнджерс», не думаешь, что именно тебя этой команде не хватает? (В восьми матчах с момента травмы Буре ньюйоркцы забили всего 12 голов. — Прим. А.К.)

— Ничего подобного! Хоккей ведь командный вид спорта. Посмотри, сколько у них моментов: «Рейнджеры» по сорок бросков за матч делают! Просто не забивают пока, но их обязательно прорвет.

БРАУН НЕ ВИНОВАТ

— В ситуации с Кертисом Брауном, когда он нанес тебе травму, был какой-то злой умысел или это чисто игровая ситуация?

— Никакого умысла не было. Просто получилось очень неудачное столкновение. Удар был несильным, но пришелся именно в то место, где связки колена наиболее уязвимы.

— Но нарушение было? Брауна следовало удалить хотя бы на две минуты?

— Нет. Думаю, там все было чисто.

— Есть мнение, что после введения лигой новых правил судьи и сами не понимают, в каких ситуациях следует свистеть, а в каких — нет…

— Вряд ли… Нормально все с судейством. Как обычно. Хотя арбитрам тоже сложно привыкать к новым правилам. А вот я внимания на это не обращаю. Как играл, так и играю.

— Руководство клуба — генеральный менеджер Глен Сатер и главный тренер Брайан Троттье — общаются с игроками вне площадки?

— У нас бывают специальные собрания, на которых мы делаем разбор матчей, да и многое другое обсуждаем.

СЕКРЕТНАЯ ИНИЦИАТИВА

— Когда тренер делает в прессе какие-то заявления в адрес игроков, это как-то влияет на общую атмосферу в команде? Например, недавно Троттье публично критиковал Радека Дворжака…

— Ну, мы же все люди! Кто-то сказал что-то жесткое в порыве гнева, дал волю эмоциям. Естественно, когда команда проигрывает, тренер очень расстраивается. Но ребята стараются не принимать это близко к сердцу, живут дальше. Ведь все бывает. Знаешь, тренер может и накричать. Правда, он редко когда кричит на одного игрока, обычно на всю команду сразу.

— Бывает такое, чтобы инициатива по командной тактике исходила от хоккеиста, а не от тренера? Скажем, подходит Буре к Троттье и говорит: «А не поиграть ли мне в защите вместе с Дэйлом Паринтоном? Мне кажется, у нас здорово получится!»

— Конечно, игроки часто проявляют инициативу…

— В твоей карьере такое было?

— Может, и было, только это пока секрет (смеется). Все же делается в интересах команды. Если ты чувствуешь, что можешь принести пользу на другой позиции, это обязательно нужно предложить тренеру.

— Капитан клуба Марк Мессье влияет на ребят в раздевалке?

— Мессье, конечно, прирожденный лидер. Он всегда таким был, это его стиль. Кроме того, тебе еще должно нравиться быть капитаном, правда? Марку это по душе: он и собрания проводит, и с пламенной речью иногда выступит. Мессье очень важная фигура для нашей команды.

НЕ ПАДАТЬ ДУХОМ

— Раздевалка «Рейнджерс» — это место, где собираются ветераны-профессионалы, которые пришли сделать работу, или энтузиасты, которые просто получают удовольствие от жизни?

— Однозначного ответа нет, у каждого свое отношение к хоккею. Но в первую очередь это твоя работа, ты должен ее хорошо выполнять.

— Когда команда проигрывает, в прессе начинают кричать, что следует срочно уволить тренера, за ним — генерального менеджера… Хоккеисты чувствуют давление общественности?

— Чувствуют. Но это обычная ситуация, в которой принято искать виноватого. Да, многие обвиняют тренера. Но лично я считаю, что ответственность за результат мы должны нести вместе — и руководство, и игроки. Очень важно не падать духом и сохранять боевой настрой на каждый матч. Выиграл, проиграл — это уже в прошлом. Извлек для себя какие-то уроки и пошел готовиться к следующей встрече. Нельзя долго радоваться победе или убиваться после поражения.

— В НХЛ ты уже 12 лет, повидал многих новичков. Молодые ребята в «Рейнджерс», нападающий Джейми Лундмарк и голкипер Дэн Блэкберн, будут ли звездами первой величины?

— Сложно сказать, покажет время. Ясно только, что они уже классные игроки, раз выступают в такой лиге в 19—20 лет.

— За успехами молодых россиян следишь?

— Честно говоря, не особо...

ХОККЕЙ — НЕ БОКС

— Слышал, что Илья Ковальчук подрался с Майком Комри?

— Что-то слышал...

— Я вот почему спрашиваю: ты производишь впечатление очень спокойного и уравновешенного человека. А есть игроки, которые в любом конфликтном эпизоде взрываются и сразу лезут в драку. Такой темперамент помогает или мешает профессионально выполнять работу?

— Это индивидуально, конечно. Но я считаю, что надо контролировать свои эмоции. Если ты будешь все время нервничать, то неизбежно начнешь делать ошибки. В любой работе так. Спокойнее надо быть, и все лучше будет получаться. Это сложно, но этому нужно учиться.

— Буре нужен на льду личный телохранитель?

— В НХЛ нет такого, когда кто-то кого-то должен охранять. То есть телохранителей, как ты говоришь. Просто в каждой команде есть тафгаи, которые иногда дерутся. У них работа такая.

— Стоит ли увеличивать число боев на льду, чтобы этим привлекать людей на стадионы?

— Нет. Это же не бокс, а хоккей...

— Женский хоккей когда-нибудь смотрел?

— С трибуны — нет, только по телевизору. Интересный вид спорта... Честно говоря, мне он не особо нравится. Но спортсменки заслуживают огромного уважения, ведь они отдают себя этому занятию. А нравится или нет — это дело другое.

— Поедешь во Флориду на матч «Всех звезд»?

— Если меня выберут и я успею восстановиться — обязательно там буду. В ином случае, наверное, просто так во Флориде побываю. Там ведь мой брат играет…

— Читаешь прессу о себе или этим занимаются специальные люди? Кто-то фиксирует материалы, в которых пишется о «Русской ракете»?

— Я сам читаю газеты. Но также у меня есть специальный человек в Москве, который отслеживает все публикации.

— А финансовые дела сам ведешь или есть управляющие? Кто решает, куда и во что вложить заработанные деньги?

— Есть, безусловно, люди, которые дают мне профессиональные советы. Но конечное решение я принимаю сам.

В ГАДАЛОК НЕ ВЕРЮ

— Несколько вопросов от девушек, которые очень хотели заочно пообщаться. Итак, в жизни надеешься только на себя или порой уповаешь на помощь других людей и сил?

— В первую очередь нужно рассчитывать на себя. Но один в поле не воин. По этой жизни с тобой должны идти друзья, с кем ты делишься своими переживаниями, кто тебе помогает.

— Любишь мечтать?

— Нет, я могу назвать себя реалистом.

— В будущее не пытался заглянуть? К гадалке, например, сходить. Интересно ведь, что нас завтра ждет…

— Нет, во все это я не верю (улыбается).

— Прощаешь обиды? Долго их помнишь?

— Прощаю. Долго ли помню, зависит от ситуации.

— С терпением относишься к недостаткам окружающих? Будешь объяснять человеку, что он не прав?

— У каждого свои взгляды на жизнь. Спорить можно, но навязывать свое мнение, я считаю, не стоит. Мнение других нужно уважать.

— У тебя есть четкое представление о том, как нужно жить?

— Надо уметь работать и уметь отдыхать. На работе — полностью отдаваться любимому делу. Когда отдыхаешь — отдыхать по-настоящему.

— Умеешь проигрывать?

— С годами стараешься научиться, чтобы поражение не выводило из психологического равновесия.

— Любовь есть спасение человечества?

— Любовь ведь разная бывает: не только к женщине, но к близким и родным, например... Конечно, любовь во всем должна присутствовать.

— Как собираешься встретить Новый год?

— Пока непонятно. «Рейнджерс» 31-го играют в Каролине, а я еще не знаю, поеду с командой или нет. Но в любом случае танцевать около елки не смогу (смеется).

— Чего бы ты хотел пожелать нашим болельщикам перед праздником?

— Самое главное — здоровья. Счастья, успехов, всего самого лучшего.

— Тебе также здоровья! Поскорее выздоравливай и возвращайся в хоккей!

— Большое спасибо!

КСТАТИ

Несмотря на то, что Павел в этом сезоне пропустил много матчей из-за травм, он по-прежнему является лучшим снайпером «Рейнджерс» - 14 шайб. Больше 10 голов у самой богатой команды лиги забили только Петр Недвед (12) и нестареющий ветеран Марк Мессье (11).