Воспитанник прокопьевской школы Михаил Чернов впервые появился в «Спартаке» в середине прошлого сезона. Его дебют на фоне разваливающейся команды не впечатлил, однако мощного защитника приметил «Ак Барс», и этот чемпионат Михаил начал в Казани. Однако уже в первый период дозаявок состоялось второе пришествие Чернова в «Спартак». На сей раз гораздо более удачное. 24-летний защитник, выкупленный у «Ак Барса» и в Казани не блиставший, стремительно взлетел на третью строчку в споре лучших защитников по версии «Советского cпорта», оставив позади бывших одноклубников.

БРОСОК НЕ ТРЕНИРОВАЛ

— Михаил, чем можете объяснить подобную метаморфозу?

— Честно говоря, несказанно удивлен тем, что вошел в тройку лучших защитников. Тем не менее мне очень приятно. А насчет того, почему это произошло в «Спартаке», а не в «Ак Барсе»… Здесь мы с ребятами, да и с тренерами здорово понимаем друг друга, я часто выхожу в большинстве, поэтому удается помимо выполнения прямых обязанностей еще и забивать.

— С кем из партнеров играется лучше всего?

— Да со всеми, тем более что я их не выбираю. Но как-то сложилось, что сразу поставили в пару с Виктором Игнатьевым, и игра пошла.

— Вы только что приехали со сбора в Арабских Эмиратах. Уже успели привыкнуть к московской погоде?

—Когда улетали, было плюс 25, а здесь почти столько же минус. Но ничего, втягиваемся. Времени-то на раскачку особо нет, 28-го уже товарищеский матч с «Локомотивом».

— Как отдохнули?

— И отдохнули, и поработали: каждый день проводили двухразовые тренировки.

— За время пребывания в «Спартаке» вы успели отметиться несколькими важными голами, причем некоторые из них были забиты сильным кистевым броском. Вы его специально тренировали?

— Нет, наверное, это врожденный навык (смеется). А если серьезно, то повышенного внимания броску не уделял.

— А кто привел вас в хоккей?

— Как ни странно, мама. У меня до 7 лет был выбор: заниматься серьезно плаванием или хоккеем. Тогда-то мой тренер по плаванию и сказала мне, что тренироваться одновременно в двух видах спорта я не смогу. Надо выбирать. Я предпочел хоккей и ни разу не пожалел об этом.

— Были кумиры в детстве?

— Очень нравилась игра Валерия Харламова.

— Вас сразу поставили в защиту?

— Нет, сначала играл центрального нападающего. Но постепенно перешел в оборону. Правда, это было давно. Еще в школе.

ТРАВМА ЗАКРЫЛА ДОРОГУ ВО «ФЛАЙЕРЗ»

— В 1997 году вас задрафтовала «Филадельфия»…

— Да, скауты «Флайерз» приметили меня в матчах за молодежную сборную. Мы выезжали на игры в Северную Америку.

— В 98-м в 19 лет вы пересекли океан и оказались в фарм-клубе «Летчиков» — «Фантомс». Не страшно было?

— Нет. Конечно, родители волновались. В первое время трудно было адаптироваться к американскому образу жизни, да и языка я не знал. Но там мне быстро наняли репетитора и вскоре я здорово продвинулся в английском. Конечно, о политике рассуждать не могу, но побеседовать на хоккейные темы — пожалуйста.

— Был ли шанс пробиться во «Флайерз»?

— Безусловно, иначе не стоило и ехать. На протяжении двух сезонов постоянно подходили, хлопали по плечу, говорили: «Все о`кей!». Ближе всего к основному составу я был в третьем своем сезоне. Тогда наш тренер стал главным во «Флайерз». Мне говорили: «Вот сейчас, уже сейчас мы тебя вызовем». Но тут, как назло, получаю травму плеча. Эпизод был игровой, но, честно сказать, хоккеист, который меня толкал, делал это исподтишка, сзади. В результате я на некоторое время выбыл из строя

— Общались со звездами «Филадельфии»?

— Да. И с Леклером, и с Ренбергом. Леклер — отличный парень, простой, веселый, без всякого налета звездности.

— Вы вернулись в Россию. Где игралось наиболее комфортно?

— Что касается бытовых условий — в Казани. Там все делают, чтобы ты не задумывался ни о чем, кроме хоккея. Он там спорт номер один. Ну а по игре, конечно, в «Спартаке». Когда уезжал в межсезонье в «Ак Барс», мне так и сказали: если вдруг не получится, мы тебя всегда ждем. Так что будто и не покидал Москву.

— Отличаются болельщики «Спартака» и «Ак Барса»?

— В Казани все помешаны на хоккее. Столица — другое дело. Хотя не скажу, чтобы за нас здесь плохо болели. Поддержка зрителей для нас очень важна.

МЫ НЕ ВЫЛЕТИМ ИЗ СУПЕРЛИГИ

— Родители по-прежнему живут в Прокопьевске?

— Да. Иногда удается их навещать, к сожалению, не так часто, как хотелось бы.

— Где обосновались в Москве?

— Пока у знакомых. Собираюсь снять квартиру.

— Не разговаривали об этом с руководством клуба?

— Нет. Для начала надо закрепиться в составе, доиграть сезон, а там посмотрим.

— Машину приобрели?

— Да.

— Предпочитаете быструю езду?

— Это все по настроению.

— С ГАИ бывают проблемы?

— Как и у всех.

— Не спасал тот факт, что вы хоккеист?

— Спасал. Иногда люди узнают.

— Вы женаты?

— Нет, но есть подруга, живет в Москве, студентка МГИМО.

— О свадьбе не задумываетесь?

— Поживем — увидим.

— Как проводите досуг?

— Его почти нет. Разве что с друзьями иногда выбираюсь поужинать.

— Какие кулинарные пристрастия?

— Стейк с гарниром.

— Будущее связываете со «Спартаком»?

— Я не загадываю так далеко.

— Но остаться хотелось бы?

— Конечно.

— Есть у «Спартака» шансы остаться в Суперлиге?

— А вы представляете «Спартак» вне Суперлиги? Я – нет.