ПАС ВРАЗРЕЗ

Как беспристрастному наблюдателю мне абсолютно все равно, кто вылетит из Суперлиги. Почему? Я просто не вижу принципиальной разницы в ведении хоккейного хозяйства Новосибирском, Питером, Челябинском, Пермью и бывшими московскими «профсоюзниками». Случайных персонажей в этой компании нет.

Выслушав аргументы тех, для кого жизненно важно любой ценой остаться в Суперлиге, невольно отводишь взгляд. Становится неловко за собеседника, отстаивающего чаще всего свой кусок хлеба из клубного бюджета и ничего больше. И рад бы войти в положение, да не получается, дырявые сплошь мотивировочки-то.

Говорят, к примеру, да еще с пафосом, что без Суперлиги там или тут «мальчишки пропадут, хоккей погибнет». Что ж, разберемся, коли на то пошло. Кто когда пропал? Федоров с Могильным, которые родом из мест, слыхом не слыхавших про какие-то там Cуперлиги? Жердев с компанией, коротавшие юные лета в отошедшей на хоккейную обочину Украине и обнищавшей Электростали? Нет уж, давай так: мухи отдельно, котлетки отдельно. Какое, скажем, отношение к связке Челябинска с Суперлигой имеют уральские самоцветы Чистов и Кольцов? Да пацаны, верно, еще не брились, когда в городе тракторостроителей и металлургов, любящих хоккей поврозь, простыл их след. Усть-каменогорские мальчишки, бедолаги, и те никуда не пропали, хотя у их края горькая судьба хоккейной резервации. Играют вон вне конкурса в высшей российской лиге — потому что любят играть.

Говорят еще, что местам нужно какое-то время, чтобы собраться с деньгами и грандиозными планами. Помилуйте, да сколько же вам, господа управленцы, нужно времени-то? Десяти с лишком российских лет, выясняется, мало оказалось. Вышеперечисленные клубы все эти годы знай себе болтались абы как, пока гром не грянет. Кризисы всякие, говорите, замучили? Полно. Насколько знаю, дефолт 98-го крайне болезненно ударил, например, по ярославскому «Торпедо». Как отреагировали в городе? Да завязались ни много ни мало с МПС, пожертвовав даже прежним названием команды — только чтобы больше не тряхануло. Просто они в Ярославле очень постарались, а вы, господа пермяки или челябинцы, — нет. Понимаете? И у магнитогорского комбината, читал я, были какие-то проблемы на металлургическом рынке. Но на рынке хоккейном они разве ощутимо дали себя знать?

Я не поклонник политики «Нефтехимика», тасующего игроков, словно две колоды карт одновременно, или «Амура», меняющего тренеров как перчатки. Но эти клубы, выступающие в Суперлиге ни шатко ни валко, я бы назвал профессиональными безусловно. Потому что они умеют, пусть какими-то своими способами, держать уровень. А сколько раз повисали над пропастью все герои нашего разговора? То-то и оно. Войдем и в подробности. СКА — в значительной мере любительский клуб, если он перебирает тренеров с противоположными взглядами. И «Крылья» тоже, если оказались не в курсе, что там в планах и на уме у собственного генерального менеджера. И «Молот-Прикамье», не сумевший, считай, в соседнем офисе срисовать у баскетбольного «Урал-Грейта» сноровку и маневренность в финансовых вопросах.

Так что, господа управленцы, кого волна вынесет из Суперлиги, — спускайтесь смиренно и умудренно. Надо заплатить по счетам целого десятилетия, кому и повторно. А когда подучитесь вести дело, милости просим в профессиональную Суперлигу. Кто хочет, тот добьется. Кто ищет, тот всегда найдет.