Руководитель нового проекта Евроазиатской хоккейной лиги Дмитрий Чернышенко в интервью газете «Коммерсант» рассказал о том, когда может стартовать новый турнир и о перспективах российского хоккея вообще. Предлагаем вам самые интересные и важные моменты из его интервью.

- Когда в конце октября прошлого года представители 11 клубов подписали в Федеральном агентстве по физической культуре и спорту на совещании с участием основного инициатора проекта Вячеслава Фетисова декларацию о создании нового международного чемпионата, казалось, что скоро должно последовать и официальное объявление о дате его начала и составе. Поскольку его нет, у многих наверняка возникает вопрос: а не останется ли все на уровне красивой идеи о «постсоветской NHL»?

- Те, кто так думает, ошибаются. Могу сказать, что в принципе мы готовы стартовать уже ближайшей осенью. Для этого есть многое. Есть, например, подтверждения о желании участвовать в чемпионате со стороны нескольких стран и клубов. На днях Вячеслав Фетисов встречался с послом Латвии в России Андрисом Тейкманисом, и тот подтвердил, что латыши к проекту присоединяются. Представлять их будет клуб «Рига-2000», приславший официальное письмо на имя Фетисова. Между прочим, играть он будет в 12-тысячном дворце, построенном к чемпионату мира этого года - он пройдет, как известно, в Латвии. Есть подтверждения - на уровне министров спорта и даже глав государств - от Белоруссии, Украины и Казахстана. Казахстан вообще рассматривает возможность того, чтобы в ЕАХЛ играл не один клуб, как предполагалось раньше, а два - «Казцинк» и «Казахмыс». Причем наши партнеры из этих стран подчеркивают, что интересует их лига не только в плане развития межгосударственных отношений, а именно как принципиально новый спортивный проект. Проект, который принесет коммерческую выгоду всем его участникам, и этим будет отличаться в лучшую сторону от чемпионата России.

- Собственно, мысль о коммерческой привлекательности и была изначально, если не ошибаюсь, главной. Но я понимаю тех, кто не очень-то верит в то, что такое возможно: все-таки формировалось убеждение, что прибыльного клубного спорта у нас быть не может.

- У нас уже просчитаны практически все маркетинговые, финансовые и юридические аспекты. Консультировали нас в этих вопросах известные западные компании - скажем, «PricewaterhouseCoopers». У нас уже есть большая маркетинговая программа, в том числе по спонсорским и телевизионным контрактам. Достигнута договоренность, что весь чемпионат будет транслироваться на канале «Спорт», а воскресный центральный матч каждого тура будет выноситься на центральный канал. И картинка будет совсем иной, нежели вы видите сейчас. Показ хоккея тремя камерами нас не устраивает: такую картинку, в конце концов, просто невозможно продать.

- Вы обеспечиваете хорошее качество телетрансляций, хороший маркетинг. А сможете ли, учитывая относительную по сравнению с российскими слабость клубов из стран СНГ и Латвии обеспечить столь же хороший уровень хоккея?

- Во-первых, если говорить о среднем уровне игроков, в других чемпионатах он, поверьте, не ниже, чем у нас. У нас побольше суперзвезд и на порядок выше зарплаты. Платежные ведомости раздуты до предела. Отсюда, возможно, и такое ощущение. Во-вторых, мы не будем принимать в ЕАХЛ всех желающих. Включены в лигу будут только те клубы, которые гарантируют свою финансовую состоятельность и способность обеспечить высокий уровень хоккея. Организаторы лиги будут оценивать каждого кандидата по девяти разработанным нами критериям - это спортивный результат за последние пять лет, репутация в хоккейном мире, наличие современной инфраструктуры, посещаемость, традиции, бюджет, поддержка местных властей или крупного бизнеса, перспектива и экономическая оценка региона. Если какие-то клубы недотягивают по общему рейтингу, они в ЕАХЛ не попадут.

- Верное ли создается впечатление, что с российскими клубами договориться сложнее, чем с зарубежными?

- Я понимаю руководителей наших команд: им и хочется и колется. Некоторые испытывают настоящий ужас перед неизвестностью... С другой стороны, могу подтвердить, что с рядом клубов мы ведем переговоры и есть команды, лояльные, так скажем, к ЕАХЛ - к сожалению, назвать их пока не могу. В любом случае 12 клубов - а эта цифра вполне достаточная, чтобы стартовать, - мы набираем.

- Завтра ПХЛ, альтернативой которой фактически становится ЕАХЛ, должна провести совещание по акционированию. Ее руководство утверждает, что российскому хоккею оно необходимо. Вы разделяете эту позицию?

- Сразу подчеркну, что ПХЛ как конкурента мы не рассматриваем. Более того, готовы согласовывать календари двух лиг, чтобы не было пересечений. А что касается акционирования, то этот шаг может оказаться выгодным для кого угодно: для самих руководителей ПХЛ, для президентов клубов, прочих хоккейных чиновников, ведь доходы клубного руководства никак не зависят от доходов владельцев. Зато в гарантированном проигрыше снова останутся те, ради кого акционирование якобы и затевается. То есть люди, которые до сих пор, несмотря ни на что, продолжают давать деньги на профессиональный хоккей. Самое смешное, что от них даже не пытаются этого скрыть: в ноябре Владимир Шалаев, еще будучи вице-президентом ПХЛ, признал, что в первые два года клубы понесут существенные финансовые потери, из-за того что с акционерных обществ взимаются гораздо более высокие налоги. Ведь из некоммерческого партнерства ПХЛ намерена превратиться в коммерческую организацию. Иными словами, руководителей компаний и регионов, которые и сегодня-то с трудом изыскивают средства на поддержание весьма дорогостоящего вида спорта, попросят раскрыть кошельки еще шире. При этом за счет чего потерь удастся избежать на третий, четвертый, пятый год и так далее, никто так и не объяснил.

- Почему тогда, на ваш взгляд, идея акционирования встретила поддержку среди руководителей клубов?

- Мне и самому было не очень понятно - до тех пор пока я не побеседовал на эту тему с главой одного из преуспевающих клубов. Он сказал, что многие из его коллег, не говоря уже о владельцах, попросту не понимают, куда их ведут. Но зато им хорошо знакомо чувство страха: как бы не остаться не у дел. Ведь если они не пойдут за всеми, их клубы будут попросту выдавлены из чемпионата и им негде будет играть. О том, что акционирование есть не более чем дорогостоящая смена вывески, многие, похоже, и не догадываются. Заметьте, Шалаев не сказал ни слова о том, что у инвесторов возрастут доходы - пока речь идет лишь об очередном увеличении расходов. К тому же процесс акционирования затеян в критический момент, когда обозначилась тенденция оттока из хоккея денег большого бизнеса. Примеры хорошо известны. Посмотрите, что происходит с двумя лучшими клубами прошлого сезона. «Динамо» весь чемпионат сидит без премиальных, а последние два с лишним месяца, по сути, без зарплаты. После отказа «АвтоВАЗа» спонсировать «Ладу» в прежнем объеме команду растащили на части. Сейчас возникла неясность, в каком объеме «Норильский никель» продолжит участвовать в поддержке ЦСКА. В Перми денег на хоккей нет, похоже, хронически - и тем не менее «Молот-Прикамье» из года в год продолжает барахтаться в суперлиге. А ведь ПХЛ ежегодно в межсезонье проводит аттестацию клубов. Хороша аттестация, которую из года в год успешно преодолевает «Молот»?

- К чему же все-таки, на ваш взгляд, акционирование приведет суперлигу?

- Оно может окончательно добить наш профессиональный хоккей. Чем конкретно новая система будет лучше предыдущей, четкого объяснения от ПХЛ никто пока не услышал. Как выиграют от акционирования владельцы? Как выиграет зрелищность самого хоккея? Какая радость будет от него болельщикам? Чем хоккей станет привлекательнее для телевидения? Руководство ПХЛ утверждает, что через два года новая модель станет приносить прибыль. У меня вопрос - кому? Известно, что технические затраты всех клубов суперлиги - это около 300 млн. долларов в год. Хочется узнать, из каких источников Шалаев рассчитывает через два года заработать хотя бы 301 млн. долларов за сезон, если сейчас на хоккее едва ли зарабатывается и десятая часть этой суммы?

Профессиональный спорт - это бизнес, в котором каждое решение должно быть логичным, понятным и объяснимым для инвесторов. ПХЛ же, ничего не объясняя, позиционирует себя как некий общественно-политический проект, в котором абсолютно не просматривается коммерческая составляющая.

- Вы упомянули тенденцию оттока денег большого бизнеса от хоккея. Каковы, по-вашему, причины этого явления?

- В том виде, в котором наш хоккей высшего уровня существует сегодня в структуре ПХЛ, он стремительно перестает быть интересен крупному бизнесу по двум причинам - из-за непомерной дороговизны и невзрачности итогового продукта. Соотношение цены и качества уже не лезет ни в какие ворота. Большинство хоккеистов, повторю, страшно переоценены. Приведу пример: минувшим летом в один из московских клубов перешел 27-летний нападающий, за всю карьеру отыгравший на уровне суперлиги около сотни матчей и забивший в них меньше полутора десятка голов. Сейчас он курсирует в этой команде между запасом и четвертым звеном. И сколько такой игрок, по-вашему, должен получать? Уж никак не полмиллиона долларов в год, за которые был подписан. И примеры подобного абсурда есть почти в каждом клубе.

Глядя на это сумасшествие, у меня складывается впечатление, что по-настоящему необходимые реформы у нас не проводятся умышленно. Кто имеет личную финансовую заинтересованность в этом трансферном движении и не хочет менять существующую систему? Кто в результате получает очень приличные деньги? Ответ очевиден: игроки, агенты, тренеры, руководители команд и президенты - то есть все, кроме тех, кто вкладывает в наш хоккей собственные деньги.

В его нынешнем виде профессиональный хоккей высших достижений в нашей стране обречен на вымирание. Большому бизнесу нужна четкая и ясная перспектива развития и получения прибыли. Не видя этой перспективы, забрасывать в топку новые и новые десятки миллионов долларов бизнесменам вот-вот надоест окончательно.