20-летний вундеркинд, выступая за «Вашингтон», в первом же своем сезоне вошел в тройку самых результативных игроков НХЛ. В российской столице ледового героя ждали родители и приз «Харламов-трофи», который ему вручили как лучшему россиянину за океаном. Мы представляем вам лучшие моменты из интервью, которое он дал газете «Комсомольская правда».

- Саша, сейчас вы вернулись домой в ранге суперзвезды. А год назад страшно было ехать за океан?

- Честно говоря, да. Я боялся, что потеряюсь среди великих игроков, попаду куда-нибудь в фарм-клуб и обо мне забудут. Да и моя мама считала, что мне надо еще год повариться в Суперлиге, окрепнуть. На семейном совете мы приняли железное решение, что этот сезон я проведу в омском «Авангарде». Я уже тренировался в Омске, когда мне позвонил мой агент Дон Мин и менеджер «Вашингтона» Макфи и принялись бомбить меня железными аргументами в пользу НХЛ. Я отнекивался, а потом связь оборвалась, и у меня появилось время еще раз все обдумать. И я подумал: «Черт возьми, я хочу изменить свою жизнь, хочу бросить вызов самому себе. Хочу стать великим в конце концов!» Когда отчаявшийся Макфи снова до меня дозвонился, он с некоторым удивлением услышал от меня: «Да!» Я уехал, а потом началась сказка, в которую не могу до конца поверить до сих пор.

- Говорят, вы расположили к себе заокеанскую публику, начав коллекционировать клюшки своих противников? Так трогательно: вундеркинд стоит в очереди за автографом поверженной им звезды...

- Я собираю клюшки с автографами, потому что мне на самом деле это интересно - прикоснуться к истории хоккея. У меня есть клюшки Лемье, Дацюка, Ковальчука, Сидни Кросби...

- Но ведь именно Кросби ваш конкурент за звание лучшего новичка НХЛ?!

- Ну и что тут такого? Он классный хоккеист. Правда, я все же приложил руку, чтобы сбить волну «сиднимании», которая бушевала в Канаде. Каждое интервью за океаном обязательно заканчивалось вопросом: «Кто сильнее - вы или Кросби?» Меня этим вопросом так достали, что, когда в четвертьфинале Олимпийского турнира мы встречались со сборной Канады, мне не нужно было искать дополнительную мотивацию. А после того как я забил в ворота кленовых листьев победный гол, меня перестали спрашивать про Кросби. Но это единственное светлое воспоминание, которое  осталось от Игр.

- Почему же мы оставшиеся матчи в Турине провели бездарно?

- Я не знаю. Когда мы выбили из турнира канадцев, я был уверен, что «золото» у нас в кармане. Мы показали великолепный хоккей. То, что произошло потом, я воспринял как личную катастрофу.

- После Олимпиады тренер Крикунов рассорился со звездами. В итоге на чемпионате мира вы будете единственным энхаэловцем в составе нашей сборной. Почему наши игроки и тренеры никак не могут договориться?

- То, что такой раздрай возник накануне чемпионата мира, нашу страну, конечно, не красит. А с другой стороны, почему мы так боимся, когда люди выражают собственное мнение? Надо к этому спокойно относиться.

- Когда мы проигрываем очередной турнир, во всем начинают обвинять энхаэловцев: они приезжают только пива попить и на дискотеках оторваться. Не боитесь, что после Риги тот же ушат выльют и на вас?

- Я сам в этом году стал легионером и могу сказать, что эти разговоры очень сильно раздражают. Вы думаете, что профессионалу больше негде выпить пива, кроме как на чемпионате мира? Да если человек хочет расслабиться, он просто не поедет в сборную, а отправится отдыхать куда-нибудь в теплую страну. Я знаю, что многие энхаэловцы горят желанием сыграть за Россию, но так сложились     обстоятельства...

- Из-за отсутствия легионеров шансы нашей сборной на медали становятся призрачными?

- Не важно, кто и где играет. Важно, какая у нас получится команда. Я приехал не для того, чтобы бороться за «место в десятке».

- Чему вас научила Америка?

- Наверное, самостоятельности. Когда я играл за «Динамо», со мной были мама и папа, которые решение всех проблем взваливали на себя. А в Америке мы с братом Мишей впервые оказались один на один с окружающим миром. Оказалось, что даже приготовить ужин - целая проблема. Когда мы первый раз попробовали блюдо собственного приготовления, то тут же выбросили его в мусорный контейнер. К счастью, наши американские друзья, глядя на наши мучения, взяли нас под опеку. Мой агент Сюзанна частенько прилетала к нам из Торонто, жила у нас неделями: готовила, убирала, ругала нас с братом за бардак в доме... Другой агент, Сергей Исаков, тоже оказался приличным кулинаром: готовил супы, мясо, рыбу - пальчики оближешь.

- Правда, что ваш знаменитый затонированный визор - не что иное, как уловка против голкиперов. Якобы они теперь по глазам не могут определить,  куда  вы  будете бросать.

- Нет, так мне удобнее девушек на трибуне разглядывать, - смеется Овечкин. - На самом деле хитрости здесь никакой нет. Я просто люблю чем-то выделяться. Например, шнурую ботинки желтыми шнурками, а на Олимпиаде коньки раскрасил в российский триколор...