В четверг в хоккейном «Динамо», которое в прошлом году оказалось в тяжелейшей финансовой ситуации и игрокам которого в течение нескольких месяцев не выплачивали зарплату, состоялось первое перед новым сезоном собрание. После него президент клуба Анатолий Харчук рассказал в интервью газете «Коммерсант» о том, какова сейчас ситуация в команде и как предотвратить кризисы, подобные динамовскому. Все самое интересное из этого интервью мы приводим для вас.

– Сегодня можно говорить о том, что все проблемы «Динамо» решены и команда в следующем сезоне будет бороться не за существование, а за высокие места? Новые контракты, например, подписываются?

– А они все уже, по существу, подписаны. Сегодня, допустим, заключили договор с Денисом Куляшом. Остались в клубе Виталий Еремеев, Сергей Вышедкевич, Олег Ореховский, Александр Харитонов, Вадим Шахрайчук, то есть большинство лидеров. Костяк команды сформирован, тренируется на базе в Новогорске и скоро уезжает на сборы в Финляндию. Все долги – перед игроками, тренерами – мы погасили. Есть небольшие задолженности перед компаниями-партнерами, но мы сейчас ведем переговоры о реструктуризации долгов, и этот вопрос будет скоро решен.

Я на собрании команды, кстати, сказал спасибо хоккеистам за терпение и веру в то, что клуб выполнит свои обещания. Благодаря им, а также тренеру Владимиру Крикунову, который все понимал и правильно объяснял игрокам, мы и сохранили «основу».

– Предположу, что у вас положение в каком-то смысле было ничуть не лучше, чем у не получавших зарплату хоккеистов: звонки с вопросом, когда будут деньги, наверное, каждую неделю раздавались?

– Каждую неделю?! В день по несколько звонков было – от хоккеистов, их жен. Но, видите, выдержали.

– С чего же начались все беды «Динамо»? Со стороны все выглядело просто: ваш главный болельщик и патрон Валерий Шанцев переехал из Москвы в Нижний Новгород, а вместе с ним исчезли и деньги. Вы могли предвидеть подобное развитие событий?

– Не мог. Что ж, наш пример лишь доказал, что спортивный клуб обязательно должен нести в себе значительную коммерческую составляющую. А иначе он будет находиться в сильной зависимости от людей, которые обладают административным или политическим ресурсом. И тогда, если партнеры задерживают, как в нашем случае, выполнение обязательств, наступает кризис.

– Вы видите возможности получить в будущем гарантии от подобных кризисов?

– Мы в «Динамо» сейчас как раз работаем над акционированием клуба и созданием продукта, который был бы привлекателен в коммерческом плане. Та коммерческая составляющая, которая у нас есть (доходы от продажи билетов, рекламы), не покрывает расходы. Поэтому ограничение клубных бюджетов, введение потолка зарплат я считаю очень своевременным шагом. Гонка финансовых вооружений поставила не только нас – очень многие клубы – в рискованное положение.

– Потолок в 350 млн рублей, определенный Федерацией хоккея России, на ваш взгляд, не слишком низкий?

– Не буду говорить за другие клубы, но мы в него вписались. И такой суммы, по-моему, вполне достаточно, чтобы сформировать команду, показывающую достойную игру.

– С точки зрения финансового положения прошлогодний локаут в НХЛ, наверное, не пошел на пользу российскому хоккею – цены на игроков были взвинчены до передела?

– Так оно и было. Это у нас Максим Афиногенов, Павел Дацюк, Артем Чубаров, Андрей Марков отыграли весь сезон целиком. А некоторые звезды из НХЛ приезжали к плей-офф, однако зарабатывали почти такие же суммы. Ими был задан ориентир на следующий сезон. Меньше чем за несколько сотен тысяч долларов никто уже играть не хотел.

– Ликвидация Профессиональной хоккейной лиги, которая подняла тему акционирования и лимитирования бюджетов, не может негативно повлиять на процесс?

– В своей деятельности ПХЛ достигла большого прогресса, выразившегося, в частности, в возникновении интереса к нашему хоккею у целого ряда крупных коммерческих структур. Но в то же время она выполняла те функции, которые может выполнять и федерация. И вообще, я не думаю, что так уж важно, кто проводит чемпионат. Главное, чтобы был жесткий контроль за соблюдением регламента. Если все будут соблюдать бюджетные ограничения, требования к трансферам игроков, то ситуация нормализуется.

Я убежден, кстати, что доход от трансферов, в первую очередь тех, в которых задействованы воспитанники собственных спортшкол, может быть важным элементом в формировании бюджета клуба. Пока же его попросту нет. Когда я пришел в «Динамо», мы сделали анализ: оказалось, что 278 игроков, являющихся выпускниками динамовской школы-интерната в период с 1998 по 2003 год, выступают либо в НХЛ, либо в российской суперлиге. При этом ни за кого из них хотя бы более или менее достойной денежной компенсации «Динамо» не получило.

– Вы за подписание нового договора с НХЛ, который наши клубы бойкотировали год назад именно из-за низких, по их мнению, компенсаций и про который новый президент ФХР Владислав Третьяк сказал, что его надо подписать во что бы то ни стало?

– Мы всегда были за то, чтобы подписать этот договор. Но он должен быть взаимовыгодным. Прежние финансовые компенсации действительно были незначительными и не могли влиять на формирование бюджетов клубов, поскольку составляли десятые доли процента от них. А надо, чтобы в хоккее трансферный рынок был таким же, как в футболе. Считаете, это невозможно? Не уверен – хотя бы потому, что хоккей по популярности футболу ненамного уступает.

Еще я сторонник идеи создания при клубе неких сфер бизнеса, которые могли бы компенсировать расходы. Объясню, что я имею в виду. Было бы очень хорошо, если бы у клубов, по крайней мере в частичной собственности, были свои спортивные арены, компании по производству атрибутики, бизнес-центры, торговые комплексы, а получаемый от них доход направлялся бы на развитие, скажем, детского хоккея. Знаю, что инвесторы, готовые вложить деньги в такие проекты, есть.

– Откуда сейчас средства у «Динамо»? Если не ошибаюсь, ФХР сняла все претензии к клубу, когда к ней поступили гарантии от центрального совета «Динамо»?

– Скажу так: без активного участия ЦС «Динамо» средства не могли бы появиться. Работу по формированию бюджета сейчас ведет команда профессионалов из ЦС. Плюс, повторю, все наши партнеры и спонсоры выполнили свои обязательства. Со многими мы ведем переговоры уже на будущий сезон.

– Центральный совет – это собственник клуба?

– По форме, как юридическое лицо, «Динамо» – самостоятельная общественная организация. Но есть традиционная субординация. Для нас вышестоящие организации – это московский городской совет «Динамо» и центральный совет «Динамо». Но еще раз скажу, сейчас мы ведем переговоры с компаниями по поводу акционирования. Думаю, до начала сезона вопрос решится.

– В прошлом сезоне на матчах хоккейного «Динамо» видели владельца «Динамо» футбольного Алексея Федорычева. У него был интерес к приобретению клуба?

– Был. Полагаю, он у Алексея Михайловича и остается. Мы несколько раз встречались, обсуждали планы. Был бы рад, если бы Федорычев сотрудничал с «Динамо». Во всяком случае, у меня сложилось о нем впечатление как о чрезвычайно интеллигентном человеке и квалифицированном бизнесмене.

– Какие задачи поставите перед командой на сезон?

– Учитывая амбиции «Динамо», низкими они точно не будут. Но давайте подождем, пока состав будет сформирован окончательно,– до конца августа. Тогда и поставим конкретные задачи.