Борис Майоров возглавил оргкомитет, созданный для спасения хоккейного «Спартака», который оказался на грани распада: уже было объявлено о роспуске команды мастеров. О том, как же планируется спасать «Спартак», где брать на это деньги, Борис Майоров рассказал в интервью «Газете», самые интересные выдержки из которого мы приводим ниже.

- Борис Александрович, если оперировать не эмоциями, а юридическими терминами, что произошло со «Спартаком»?

- Ситуация простая. У «Спартака» нет денег. Никто клуб финансировать не берется. Поэтому команда практически прекратила свое существование.

- Почему не стало денег у одной из самых заслуженных российских хоккейных команд?

- Почему сейчас нет денег, например, у «Динамо»? По этой же причине и у «Спартака». У нас игровые виды абсолютно убыточны. Мало кто хочет в них вкладывать собственные деньги. Семьдесят пять процентов профессиональных хоккейных команд содержатся из бюджета. Кстати говоря, правительство Москвы тоже могло бы финансировать «Спартак» из бюджета. Закон это позволяет. Тот же «Химик» совершенно спокойно получает деньги из бюджета Московской области. По каким причинам господин Лужков отказался финансировать «Спартак», я не знаю. В конце концов, он мог бы привлечь какие-нибудь структуры. Наверное, у Юрия Михайловича нашлись бы рычаги для того, чтобы попросить кого-то помочь команде. Возможно, он просто не захотел.

- Вы про «Спартак» знаете все и все понимаете. Когда у вас появилось ощущение, что в команде не все благополучно?

- Я понял это еще в начале января. Я знал, что и до этого были определенные проблемы, но они каким-то образом решались. Но в январе мне окончательно стало ясно, что у «Спартака» по окончании сезона должны возникнуть вопросы. Так и случилось.

- Кто должен нести личную ответственность? Или то, что происходит с командой, - стечение обстоятельств?

- Наверное, мы какие-то претензии предъявить можем. Прежде всего руководителям фонда (имеется в виду Фонд поддержки народной команды «Спартак», возглавляемый Игорем Шабдурасуловым) и клуба. Когда стало ясно, что Москва финансировать «Спартак» не будет, у них - я не называю фамилий, - было достаточно времени, чтобы хоть что-то решить. Я сам был президентом клуба, я знаю, что такое добывать деньги. Я их добывал вместе с тогдашним генеральным менеджером. Что мы только ни делали: и кредиты брали, и беспроцентные, и процентные, и, между нами говоря, свои деньги добавляли, чтобы игроки получали зарплату.  

- Что вы как руководитель оргкомитета сейчас будете делать?

- За оставшиеся до начала чемпионата дни надо найти деньги, чтобы команда играла в высшей лиге. Если она год вообще нигде не сыграет, то потом с нуля начинать в высшей лиге ей будет очень тяжело. Это значит по новой раскручивать команду, по новой уговаривать игроков, чтобы они поверили в клуб. На это уходит два-три года, я через это уже проходил. На стыке столетий «Спартак» два сезона играл в высшей лиге. Очень сложно убедить игрока прийти из суперлиги играть за команду классом ниже, чтобы потом опять вернуться в элиту. Это очень сложно. Но деваться некуда. Моя задача в ближайшие дни - убедить руководство федерации в том, чтобы за нами оставили место в высшей лиге, если у нас появится возможность играть.

- Как будет решаться вопрос с дворцом?

- А что здесь решать? Хозяин дворца - Фонд поддержки «Спартака». Хозяева команды - два учредителя. Фонд и правительство Москвы, которые работали исходя из принципа «50х50». Московское правительство отказалось финансировать «Спартак», причем заявило об этом еще в декабре. Почему я и говорю, что времени было достаточно, чтобы найти какой-либо выход. В результате сейчас хозяин и у дворца, и у команды один - Фонд поддержки «Спартака». Между нами, в свое время фонд получил команду абсолютно бесплатно. Правда, за эти годы он достаточно много вложил в команду и сейчас хочет часть своих денег вернуть. Поэтому они хотят команду продать. С дворцом или без дворца - это лишь вопрос суммы. Цифр я не знаю. Я думаю, что последних покупателей как раз и отпугнула цена. Было несколько вариантов - и с дворцом, и без него. Цена потенциальным покупателям показалась несколько завышенной.

- И как вы и оргкомитет будете сотрудничать с фондом?

- Естественно, что в прежнем виде команда существовать не сможет. Мы готовы создавать новую.