Один из лидеров сборной России оп хоккею Алексей Морозов дал интервью «Коммерсанту». Приводим самое интересное.

– Итальянцам, судя по предварительным результатам с командами-аутсайдерами (8:1, 9:1), вы забросите никак не меньше десяти шайб?

– Честно говоря, не думаю, что сборная Италии такой уж слабый соперник, как датчане и украинцы. Латышей-то они победили. Вряд ли они согласятся пропустить от нас десять шайб, будут биться. Но мы будем играть, разумеется, только на победу.

– Тем более победа над Италией досрочно выводит Россию в четвертьфинал...

– В этом-то вся суть.

– Удалось посмотреть какие-то матчи чемпионата вживую?

– Ни вживую, ни по телевизору. Времени нет. Да и желания особого. Зачем? Перед каждой игрой тренеры нам подробно рассказывают о сопернике. А смотреть просто так хоккей мне уже не очень интересно.

– Но хоть знаете, кто играет в составе, допустим, тех же шведов или канадцев?

– Конечно. Со шведами мы играли, а состав канадцев я прочитал в газетах. Могу сказать, что несколько знакомых для меня лиц в нем есть. Не более того.

– В «Ак барсе» вы имеет больше игрового времени, нежели в сборной. Не смущает?

– В сборной мы выполняем те задачи, что поставил перед нами Вячеслав Быков. В клубе они у нас немного другие. Больше игрового времени, меньше – неважно. Главное – результат, которого добивается команда. Так что тут никаких проблем нет.

– Многие болельщики удивляются, наблюдая за игрой вашей пятерки. Вы с партнерами просто какой-то телепатией обладаете, спинным мозгом друг друга чувствуете, настолько хорошо понимаете друг друга на площадке...

– Ничего удивительного в том, что мы хорошо сыграны, нет, ведь знаем мы друг друга прилично: вместе выходим на лед уже второй сезон. Уже есть наигранные до автоматизма комбинации. Например, при игре в большинстве.

– Есть расхожее мнение, что игроки из российской суперлиги уступают игрокам, выступающим за океаном. Так ли это на самом деле?

– Думаю, что подобное сравнение – кто лучше, а кто хуже – неуместно. В НХЛ, конечно, играет большинство лучших хоккеистов мира, цвет хоккея. Пробиться туда тяжело. Конкуренция за место в любой команде там высока. Но ведь и в российской суперлиге есть классные хоккеисты. Многие из них вполне могут выступать и в НХЛ. Но у каждого своя судьба. Не все российские хоккеисты сумели закрепиться за океаном по чисто игровым качествам.

– В «Ак барсе» вы забиваете больше, чем в «Питтсбург Пингвинз»...

– В «Ак барсе» тренеры мне больше доверяют, времени провожу на площадке больше. Да и в большинстве в суперлиге полегче играть: площадки-то размером побольше.

– А если судьба снова занесет вас за океан и вам предоставят такое же игровое время, сумели бы вы сохранить планку на нынешнем уровне?

– Я уверен в своих силах. Чувствую, что не весь свой потенциал реализовал до конца.

– Могла бы ваша пятерка выступать в одной из команд НХЛ?

– Это было бы очень здорово. Мне самому интересно, что бы получилось из этого эксперимента. Думаю, что в большинстве команд мы бы картины не испортили.

– Вы уже говорили, что хотели бы вернуться в НХЛ. Поедете, даже если потеряете в зарплате?

– В нашей жизни все возможно.

– И когда собираетесь уезжать?

– (Улыбается.) После чемпионата мира. Пока могу дать только такой ответ на этот вопрос.

– А в какую команду? Обратно в «Питтсбург»?

– Без комментариев.

– Что у вас такого особенного связано с цифрой 95 – номером, под которым вы выступаете и в сборной России, и в «Ак барсе»?

– Когда приехал в «Питтсбург», то хотел взять 24-й номер, под которым играл в «Крыльях Советов», или 22-й, который был у меня в сборной. Но они были заняты. И тогда я взял 95-й номер. В 1995 году «Питтсбург» меня задрафтовал. С тех пор и играю под этим номером.

– Вы играли за океаном в одной тройке с самим Марио Лемье. Это ваш лучший партнер?

– Безусловно. Он действительно великий хоккеист, у Марио есть чему поучиться. Дай бог такого партнера каждому. Время, проведенное с ним рядом на льду,– школа самого высочайшего уровня. Учился у него, подсматривал, запоминал, перенимал. Этот опыт оказался очень полезным.

– Илья Ковальчук рассказывал, что ему выдают перед матчем по 20 билетов и он все их раздает. У вас такая же квота?

– Чуть поменьше будет – 10-15.

– За вас персонально кто-то болеет на чемпионате мира?

– Да. Приходят родные, жена, друзья. Поддерживают, переживают.

– Сегодня утром перед тренировкой вы играли в бейсбол. Увлекаетесь?

– Первый раз попробовал. Хотя в НХЛ играют многие. Тот же Лемье неплохо.

– Как прошел дебют?

– Неважно. Все-таки хоккейная клюшка удобнее для меня.

– До сих пор обидно, что Владимир Крикунов отцепил вас от Олимпиады в Турине, или уже успели забыть?

– Без комментариев.

– Вы в курсе, что идете на побитие рекорда – никто из россиян на чемпионатах мира еще не набирал больше 12 очков?

– Честно говоря, не знал об этом. Спасибо за информацию. Буду стараться дальше идти такими же темпами.

– А для вас важно побить этот рекорд?

– Пожалуй, нет. Есть более серьезные задачи – победить всех соперников на турнире. Золото ценнее всех личных рекордов.