Всего несколько часов оставалось до вылета в Америку нападающего сборной России и звезды «Лос-Анджелеса» Александра Фролова. Напоследок он дал интервью корреспонденту «Московского Комсомольца»

Время после чемпионата мира прошло у Александра  заботах и встречах. Впрочем, все они были из числа приятных.

– После награждения у нас состоялся товарищеский ужин, плавно перетекший в завтрак, – с удовольствием вспоминает Фролов. – А затем начались постоянные встречи и интервью. Мне понравилось общаться со слушателями на радио, поскольку такого опыта у меня раньше не было. Съездил к 12-летним ребятишкам из «Крыльев Советов», чья главная команда переживает не лучшие времена. Пригласила меня туда завуч школы Любовь Алексеевна. Это она заставила меня и Лешку Морозова поступить в РГУФК и, таким образом, поспособствовала получению высшего образования. В том году мне выдали диплом. Ну разве мог отказать такой женщине и не приехать увидеться с ее мальчишками!

– Стать невидимым для всех и вся, признайтесь, уже хочется?

– Есть желание поскорее махнуть куда-нибудь на Гавайи, – мечтательно закинул голову Фролов. – С женой Алиной и друзьями. Эмоции от чемпионата улеглись, хотя разочарование, не скрою, в первое время накрыло прилично, особенно после поражения от финнов. Мы все мечтали о «золоте». Но и бронзовая медаль чемпионата мира в современном хоккее, при такой конкуренции, дорогого стоит.

Ценно и то, что наша игра понравилась людям. Сужу об этом по общению с болельщиками на устраиваемых журналистами прямых линиях. Со всей России поступали звонки, и никто из звонивших не упрекнул, дурного слова не сказал. Только благодарили. Считаю, это и есть наша победа, потому что играли мы для русских людей, которые заслужили праздник. Я уверен, что и на следующий год им захочется снова переживать за такую сборную!

– Поддержка зрителей на этом чемпионате мира была сопоставима с тем, как болеют за океаном?

– Там тоже люди выражают бурные эмоции, но не во всех городах. В Канаде для людей хоккей не просто игра. Поход на стадион, чтобы поддержать свою команду, – это образ жизни, что-то очень важное и личное. Поэтому там всегда заполнены трибуны, они неистово гонят тебя вперед.

И все две недели чемпионата мира нечто подобное я наблюдал здесь на Ходынке: немыслимый ажиотаж! Как наши люди, оказывается, соскучились по хоккею! И как они поверили в свою национальную сборную! Для меня это останется красивым и запоминающимся эпизодом в карьере. И когда трибуны пели гимн своей страны вместе с хоккеистами, мурашки по коже, честное слово, бегали.

– Интересно было работать с Быковым?

– У него собственное видение хоккея и, к счастью, современный прогрессивный подход к работе. Он сам был отличным хоккеистом, прошедшим советскую школу. А потом уехал в Швейцарию и сравнил две системы подготовки. На себе испытал прелести карьеры в Швейцарии и тягости и лишения бесконечных сборов в России, когда ты постоянно оторван от семьи и дома. И я рад, что Вячеслав Аркадьевич не стал «тюремщиком» для хоккеистов.

Хоккеист-профессионал вправе лично решать, когда ему лечь спать и выпить или нет бокал пива после тренировки.

А потом, к каждому занятию с хоккеистами Быков старается подойти творчески: максимально разнообразить тренировочный процесс, чтобы избежать ежедневной рутины. У нас постоянно проводились какие-то эстафеты, соревнования, выглядевшие со стороны, может, по-дурацки. Но они заводили ребят и не давали киснуть. В сборной после утомительного сезона это очень важно.

Кстати, к подобным вещам прибегает и Энди Мюррей, который выиграл с канадцами «золото», и с которым мне в свое время довелось поработать в «Лос-Анджелесе». Замечая, что игроки наелись хоккеем до тошноты, Энди устраивал… буллиты на раздевание. Некоторые не забивали по десять раз и к концу серии оставались без коньков и чуть ли не в одних трусах. Смешно до слез смотреть со стороны.

С теми же буллитами у Быкова проигравшие свою серию потом по-пластунски ползут по льду, а разбросанные шайбы швыряют как гранаты.

– Победа сборной Канады стала для вас откровением?

– Зная лично Мюррея, я не особенно удивился. Энди уже выигрывал с «кленовыми листьями» два чемпионата мира. К тому же второй тренер, его помощник Майк Джонсон – тренер «Лос-Анджелеса». Эти ребята отлично разбираются в хоккее, умеют организовать игру в большинстве и меньшинстве, что очень важно в современном хоккее. Они пригласили индивидуально сильных игроков и наладили с ними командную игру. С канадцами справиться могли только мы, но наши пути так и не пересеклись... Лучшее зрелище вряд ли можно было бы придумать!

– Основной упрек специалистов и журналистов в адрес Быкова после чемпионата мира – неправильное использование Александра Овечкина. Почему хоккеисты, раз наметилась такая демократия внутри сборной, не обратили внимания главного тренера на эту деталь?

– Критика – нормальное дело, когда она здоровая: это идет только на пользу. Но никто не идеален, и у каждого человека есть право на ошибку. Выиграй мы чемпионат мира, никто бы не вспомнил, что Сашу Овечкина мало выпускали на площадку. Да, у себя в клубе он проводит на льду гораздо больше времени, но и многие другие ребята могут сослаться на это. Саша это прекрасно понимал, повел себя профессионально, и намека с его стороны на малейшую обиду не было.

Да и чего искать добра от добра, перекраивать звенья, когда все свои матчи до злополучного полуфинала с финнами мы уверенно выигрывали? Правильно же говорят: победный состав не меняют. На то Быков и тренер, со своим видением, философией, подходом, чтобы определять место каждого на площадке.

Даже в проигранном матче с финнами мы продемонстрировали свою мощь и были сильнее: раза в два превзошли их по опасным моментам и перебросали их. Но… оступились.Так бывает: соперников постоянно выручал вратарь, и они грамотно оборонялись, а мы допустили одну ошибку и вылетели с чемпионата, не проиграв в основное время ни одного матча.

– Многие девушки влюбились в Александра Фролова. Шрам на лице только украшает.

– Моей супруге Алине он тоже нравится. А заработал его на ровном месте, на рядовой тренировке. У нас в команде был такой неуклюжий тафгай Стив Бреннан. И в одном игровом моменте он со всего маху влепил мне клюшкой по лицу.

– Страшно было?

– С улыбкой вспоминаю тот эпизод. Конечно, срочно пришлось ехать в клинику, чтобы наложить швы. Мне понравилась реакция хирурга, забавного малого, который попросил ассистентку принести для меня зеркало. Там зияла огромная рваная рана. «Запомни, – назидательно говорил врач. – И сравни, какого красавчика мы из тебя сделаем». Док не обманул, получилось действительно неплохо.