Если у вас нет хотя бы десятка костюмов и вы оказались в раздевалке после окончания Кубка Стэнли, то вы - либо наивный человек, либо неопытный. Зальют шампанским с ног до головы. Для корреспондента «Газеты» Юрия Розанова этот Кубок Стэнли не первый, потому, естественно, на последний матч он приехал просто в рубашке. И правильно сделал. Вратарь «Анахайма» Илья Брызгалов памятником возвышается посреди раздевалки, и одна бутылка в его руках сменяет другую.  

- По праву русского открываешь?

- Я думаю, этим должен заниматься сейчас каждый честный человек. Может, и в самом деле у меня получается довольно ловко. Но, сказать по правде, весь опыт, который был по этой части, уже утерян.

- Если отвлечься от процесса открывания, какие ощущения?

- Я толком сам не понимаю, что случилось, и мысль сейчас только одна - завтра можно выспаться, никуда не ехать и никуда не лететь.

- Вообще-то это называется усталостью.

- Вот именно. Самые трудные минуты во всей серии - это последние десять минут последнего матча. Уже и ясно, что выиграли, вот только непонятно, когда это кончится. Этот матч или не этот, но должен был сложиться в нашу пользу. Игра нашей команды во многом как раз построена на физике, поэтому «Оттава» выглядела усталой. Нет, они не то чтобы плохо подготовились к серии, просто мы заставили их устать. Вот это-то как раз со скамейки видно очень хорошо. Так что давать подобные оценки я имею куда больше прав, чем открывать сейчас шампанское. (В этот момент струя, пущенная кем-то из партнеров Брызгалова, достала комментатора. - «Газета».)

- С кем в этом плей-офф играть было труднее всего?

- Я могу ответить двояко: либо каждая серия была тяжелая, либо все равно, с кем играть. Сначала нашим соперником была «Миннесота». Самая противная и цепкая команда во всей лиге. Чтобы забить ей хотя бы один гол, надо лезть всей командой - и надолго. Потом у нас был «Ванкувер». Он по исполнителям немного посильнее, и плюс к тому там этот сумасшедший Люонго, про которого даже рассказывать нечего. Достаточно посмотреть статистику матчей. Потом - «Детройт». Вот с этим соперником нам даже где-то повезло. Единственный оппонент, которому часто удавалось нас прессовать, - в нашей зоне и рядом с ней, и вопрос был в том, кто лучше реализует свои моменты.

- Получается, что финальная серия была самой легкой?

- Получается, так. У меня сложилось ощущение, что эти ребята из «Оттавы», быстренько разобравшись у себя на Востоке, не сразу поняли, куда они попали. На нашем месте мог оказаться тот же «Детройт» или «Даллас», к примеру. На Западе игра намного плотнее, злее. Просто Западная конференция, по всей вероятности, сильнее Восточной.

- Готовил ли тренер под финал какие-то схемы?

- Никаких. Разработки были под весь сезон. Все схемы, расстановки, модели - это то, что мы начали учить с начала сезона. Поэтому так хорошо и выучили (смеется).

- Что будешь делать в ближайшее время?

- Сейчас вот открою бутылку, а потом еще одну. А вообще-то, не знаю. Теперь так много свободного времени - аж до следующего тренинг-кемпа.