Олимпийский чемпион Алексей Касатонов, недавно отметивший 50-летие, рассказал об отношениях с Вячеславом Фетисовым, о тренерской работе в высшей лиге и почему он не хотел бы работать в НХЛ.

«Только с возрастом начинаешь понимать, что для тебя ценно. Что сиюминутно, а что настоящее. И я с годами понял, что самая большая радость – это возможность общения с родными и близкими людьми. К примеру, когда я играл, то на сборах проводил едва ли не весь год. Партнеров по команде видел каждый день. Уж точно чаще, чем жену. Потом времена поменялись, и мы поменялись вместе с ними. Был, например, период, когда между мной и моим многолетним партнером Вячеславом Фетисовым пробежала черная кошка. Но с возрастом мы понимаем, что надо помнить самое лучшее. И мы давно забыли старые обиды. Мы, как и прежде, готовы ради интересов команды броситься под шайбу, даже играя за ветеранов. Рад, что на мой юбилей приехали Слава Фетисов, Сережа Макаров, Володя Крутов. Игорь Ларионов звонил из Америки – хотел приехать, но задержали дела. Кстати, в тот же день в Подольске, где я сейчас работаю, открыли дворец греко-римской борьбы. Присутствовали Михаил Мамиашвили, Александр Карелин, боксер Александр Лебзяк. Они тоже были на моем юбилее. Да еще и Паша Буре. Я и на его свадьбе погулял. Сразу скажу, что спортивный режим не нарушали. Пили чай и много танцевали. Честно.

Я рад, что Виктор Тихонов так высоко оценил мои способности и предлагал меня на пост главного тренера ЦСКА. Но я замечательно отношусь к Сереже Немчинову. Он очень способный человек. К тому же у него был опыт тренерской работы до прихода в ЦСКА, а мне его не хватало.

В Подольске я оказался благодаря стечению обстоятельств. Один влиятельный человек пригласил меня два года назад погостить в Подольске. Показал новенький дворец, познакомил с отцами города. И потом несколько неожиданно для меня поступило предложение возглавить местный клуб «Рысь». А в это время «Крылья» искали крышу над головой. И у команды не было тренера. Руководители Подольска предложили мою кандидатуру...

Из КХЛ предложения поступали. Но поймите, в Подольске меня все утраивает. Есть задача: вернуть «Крылья Советов» на ведущие позиции в нашем хоккее. Для этого игрокам и тренерам созданы все условия. Приведу пример. В 90-х годах я был генеральным менеджером сборной России. Но у команды не было даже своей базы. Об этом я часто говорил тогдашнему президенту Федерации хоккея России Александру Стеблину. Теперь у сборной шикарные условия. Но в Подольске, знаете ли, ничуть не хуже. Поэтому и подписывают с «Крыльями» контракты Борис Миронов, Красоткин, Шаламай, Шамолин...

В НХЛ не хотел бы работать. Поверьте мне, что лишь поколение Саши Овечкина и Жени Малкина сможет там тренировать. Скажем так, это должны быть люди хоть и рожденные, но не воспитанные в СССР. Овечкин и Малкин могут поменять ментальность. Крутов или Касатонов уже нет. Мы сделаны в СССР. И научить канадцев своему хоккею нам тяжело. Да и вообще нельзя входить в монастырь со своим уставом. У меня была за океаном своя хоккейная школа для детей, но в какой-то момент вопрос стал ребром: либо работать в России, либо в Канаде. Работать в «удаленном доступе», из-за границы, было бы почти невозможно. В общем, в Бостоне просто сдаю недвижимость в аренду.

Меня все устраивает, кроме одного. В «вышке» введен лимит на ветеранов. Их должно быть не более семи в одной команде. Но стоп! Ветераном считается каждый, кому исполнилось 30. Бред! Я считаю, что в 30 у хоккеиста расцвет сил. И то ветеран ветерану рознь. Фетисову с Ларионовым был сороковник, когда они выигрывали Кубок Стэнли. Я вот готов пригласить знаменитого 47-летнего защитника Криса Челиоса. Были бы деньги – а он-то в полном порядке.

За КХЛ слежу. Прежде всего рад, что к ней проявляет большой интерес пресса и телевидение. Самое важное, чтобы мальчишки заинтересовались хоккеем, и тогда у нас появятся новые Харламовы и Мальцевы. Нравится и то, что результаты игр стали непредсказуемы. Вот Саша с трудом тянет на своих плечах «Ак Барс»...

Я счастлив, потому что долго играл на самом высоком уровне. Не забуду победу на Олимпиаде в Сараево. Хотя нет, надо начать с того момента, когда меня пригласили в ЦСКА. А самый яркий момент – победа на Кубке Канады 1981года. Тогда меня включили в символическую сборную турнира. А в то время Кубок Канады был круче, чем чемпионат мира или даже Олимпиада. О чем жалею? В 1991 году мог уехать в «Детройт», где уже блистали Сергей Федоров и Владимир Константинов. Но не уехал. Может быть, в «Детройте» сумел бы заиграть, как Фетисов с Ларионовым», - сказал Касатонов.
Связанные материалы: