Голкипер «Филадельфии» Сергей Бобровский: Просто так место Брызгалову не уступлю!
23 августа 19:07
автор: Павел Лысенков

Голкипер «Филадельфии» Сергей Бобровский: Просто так место Брызгалову не уступлю!

Интервью «Советскому спорту» дал Сергей Бобровский, который в прошлом сезоне ворвался в НХЛ и сразу стал вратарем «Филадельфии». На днях 22-летний хоккеист женился на своей девушке Ольге.

Интервью «Советскому спорту» дал Сергей Бобровский, который в прошлом сезоне ворвался в НХЛ и сразу стал вратарем «Филадельфии». На днях 22-летний хоккеист женился на своей девушке Ольге. Их историю мы описывали в материале «Трудная любовь Сережи Бобровского» (в номере от 28 января). И вот продолжение…

«СВАДЬБУ ОТЛОЖИЛИ НА ГОД»

- Сергей, вы говорили мне в январе, что женитьба – очень серьезное решение. И вы пока не готовы на этот шаг… А через полгода уже свадьбу сыграли!

- А что тянуть? Я уверен в своей избраннице. Поразмышлял и решил жениться.

- Повлияло то, что Ольга никак не могла получить визу в США?

- Это одна из причин. Американскую визу так и не дали. В посольстве считали, что у нас нет никаких отношений. Весь сезон Оля летала по Канаде, и мы встречались в городах, где играла «Филадельфия». Но в Штаты ее не пускали.

Сейчас опять будем подавать документы. Теперь уже Оля – моя официальная жена. Не верю, что снова откажут...

- А почему держали свадьбу в секрете? О событии все узнали лишь через неделю.

- Мы планируем сыграть торжественную свадьбу следующим летом, когда соберется много друзей. А сейчас просто не успели все организовать. В конце июля в КХЛ начинается подготовка к сезону. Родственников надо было предупреждать месяца за два...

Поэтому сейчас только расписались. В загсе с нами были лишь родители.

- А потом вы поехали в Австрию. На медовый месяц?

- Я один летал на три недели. Подтягивал «физику» перед сезоном. Оля осталась в России – делала паспорта, меняла фамилию.

Отдыхали же мы перед регистрацией. На три недели махнули в Грецию, на три острова: Санторини, Миконос и Крит. Посоветовал мой американский агент c греческими корнями – Пол Теофанос.

Везде очень красиво. Греческая архитектура, культура… Белые домики на Санторини, затонувший вулкан. Все как на открытке!

- Как вы познакомились с Ольгой?

- Во время отпуска отправился с друзьями в Шерегеш – на горнолыжный курорт в двух часах от Новокузнецка. Оля туда приехала с подружками. Там познакомились, начали встречаться…

«ПРОТЕИН НЕ ЕМ,

150 КГ НЕ ЖМУ»

- В этом году вы начали тренироваться позже, чем обычно. Почему?

- Я ходил в зал в Греции, поддерживал форму. В Новокузнецке играли в футбол…

- В ворота встали?

- Нет, в поле бегал, голы забивал. Когда приехал в Австрию, то начал работать не с нуля. Но вы правы, я теперь не спешу с выходом на лед.

В прошлом сезоне начал готовиться уже к лагерю новичков, который открылся в июле. Катался все лето. Сейчас хватит одного месяца льда. Улетаю 25 августа в Филадельфию, и там встану на коньки.

Отправляюсь в Штаты с мамой. Оля прилетит чуть позже, когда сделает визу.

Теперь еду в США с другим настроением. Там меня ждет съемная квартира. Я имею представление о жизни в Америке. Да и английский язык более-менее знаю. Проверил на сборе в Австрии. Сам почти все понимал, да и объясниться могу. Хотя пока не готов давать развернутые интервью.

- Как оказались в Австрии? Не самая хоккейная страна.

- Снова агент посоветовал. Я сказал ему, что хотел бы подтянуть «физику», хорошенько подготовиться к новому сезону. Он предложил базу клуба «Ред Булл» в Зальцбурге. Свежий воздух, природа. Добрые люди. Все очень понравилось.

- Тренеры «Филадельфии» давали советы?

- Присылали по почте упражнения, как что делать. Порекомендовали подкачаться, набрать мышечную массу.

- Это не отразится на координации?

- Я ведь без фанатизма. Не ем протеин, не жму 150 кг от груди. Спокойно готовился, закладывая базу. Делал отжимания на кольцах. Мне давали нагрузку в зависимости от того, как реагируют мышцы.

- А с каким весом вы работаете в жиме?

- Жал 80 кг, но не в этом сезоне. Вообще же занимаюсь с гантелями.

«СЕЗОН НАЧАЛСЯ,

А Я УЖЕ ИГРАЛ ПЯТЬ МЕСЯЦЕВ»

- То, что вы подсели во второй половине сезона – связано с тем, что вы «наелись хоккеем»?

- Думаю, да. Выходит, к ноябрю я уже пять месяцев играл в хоккей. Начались американские горки: то вверх, то вниз. Но не собираюсь искать оправдание неудачам. Это моя жизнь, я сам так строил подготовку. И сам несу ответственность. Просто я сделал выводы, и этим летом решил перестроиться.

- У «Филадельфии» в Кубке Стэнли началась чехарда с вратарями. Вы стартовали в плей-офф, но быстро оказались в запасе.

- Меня посадили во время серии первого раунда против «Буффало». К этому отнесся с пониманием. Тренеру нужно выигрывать. Ему виднее, кого куда ставить.

Питер Лавиолетт принял такое решение. Не могу сказать, что это меня обидело или оскорбило. Я продолжал тренировки, готовился к матчам. И ждал своего шанса.

- Он выпал во втором раунде, когда «Филадельфия» проигрывала «Бостону» в серии (0-3). Показалось, что Лавиолетт поставил вас на четвертый матч от безысходности.

- Я так не думал. Настраивался на победу. Плей-офф – такая штука, что все может перевернуться в любой момент. Выиграй мы один матч, затем второй: и вот уже 2-3 в серии, и неизвестно кто идет дальше.

- Но победил «Бостон», где отлично себя показал вратарь Тим Томас.

- Его ведь признали самым ценным в Кубке Стэнли. Нет смысла лишний раз описывать его заслуги. Все понимают, что человек провел свой лучший сезон. Томас играл стабильно, сильно. Поэтому «Бостон» так здорово бился. Без хорошего вратаря даже самая сильная команда в мире не сможет выиграть Кубок Стэнли.

«УЖИН НОВИЧКОВ

ОБОШЕЛСЯ В $5 000»

- Чему вы научились за первый год в НХЛ?

- Очень многому – и в американской жизни, и в хоккее. Я увидел, что такое – серьезная команда с большими амбициями. Как относятся к спортсменам и их родственникам. Как с тобой тренер работает на занятиях. Катание, техника, психологическая подготовка. Как выдерживать марафон чемпионата НХЛ, когда идут матчи через день, и ты всякий раз под давлением. А потом начинается новый сезон – плей-офф, и там давление еще круче, и проигрывать нельзя. Для меня целый мир открылся!

- Что сохранили на память от дебютного года?

- Шайбу с первого матча, когда мы играли с «Питтсбургом» на выезде. Еще лига поместила протокол той встречи в рамочку и прислала мне.

- Уже был ужин новичка?

- Перед игрой с «Флоридой», когда мы прилетали в Майами. Новичками были я, Андреас Нодл, а еще Оскар Бартулис – он уже не первый сезон в «Филадельфии», но раньше не проставлялся.

Старожилы попросили меня исполнить какой-то номер. Я спел российский гимн.

- По сколько скинулись новички?

- По пять тысяч долларов. Но оно того стоит. Через эту традицию прошли все игроки НХЛ.

- Удивились, когда «летчики» обменяли капитана Майка Ричардса и Джеффа Картера?

- Новости я узнавал как раз в Греции. Открыл интернет и воскликнул от удивления. Картер и Ричардс – два больших игрока и человека для «Филадельфии». Костяк команды. Ассистент и капитан. Представить не мог, что они разом уйдут.

- Правда, что в раздевалке капитаном был Крис Пронгер?

- Как сказать… В команде нет правила, что говорить должен только тот, у кого буква «С». Слово брали все, когда нужно: не только Пронгер, но и Ричардс, Бриер, Жиру… Все давали советы, настраивали партнеров.

- Когда «Филадельфия» закончила сезон, вас могли позвать на чемпионат мира. Но главный тренер Вячеслав Быков сказал, что даже не рассматривал вашу кандидатуру.

- Из сборной мне и правда не звонили. Но я не расстроился. Понимал, что состав команды уже укомплектован.

- А сил бы хватило на Братиславу?

- Первый сезон получился тяжелым. Усталость накопилась. Позвали бы в сборную – я бы поехал играть за Родину. Выдавливал бы из себя последнее. Но физическое состояние не было идеальным.

«ИГРАЕТ НЕ КОНТРАКТ, А ЧЕЛОВЕК»

- Что вам сказал Лавиолетт на собрании после сезона?

- «Хорошего лета! Расстраиваться не нужно. Это жизнь. Готовься к следующему году. У нас большие цели».

- И летом «летчики» подписали контракт с Ильей Брызгаловым, поставив шлагбаум на пути новичка Сергея Бобровского.

- Вот приход Брызгалова меня не шокировал. Все газеты трубили о том, что вратари – слабое место «Филадельфии». Плюс Илью сначала поменяли к нам, а только через неделю он подписал контракт. Это не стало снегом на голову.

Я не согласен насчет шлагбаума. У Брайана Буше закончился контракт. Остался Майкл Лейтон. Пришел Брызгалов. Но мне без разницы, какие фамилии у вратарей в команде. У меня есть цели, задачи. Я хочу помочь «Филадельфии» и буду улучшать свою игру.

- Илья Брызгалов сказал в июне «Советскому спорту»: «Я – наставник для Сергея Бобровского? О чем вы говорите?! Мне самому надо учиться и учиться!» И добавил: «Это волчий мир. Особенно для голкиперов. Их много, а место в воротах – одно».

- Я согласен. Конкуренция очень высокая. Никто не хочет быть вторым… Разумеется, мы не собираемся друг другу коньки точить. Но здоровые рабочие отношения – это двигатель прогресса.

- Вратари в НХЛ делятся советом с напарниками?

- Мы хорошо общались с Буше. Как ни крути, в команде только два голкипера. Иногда три. Волей-неволей будешь разговаривать. Я сидел в раздевалке рядом с Брайаном. Часто беседовали по игре. Другое дело, что из-за плохого английского не мог толком поддержать разговор.

- Упорно ходят слухи, что генменеджер Пол Холмгрен может обменять Бобровского. У «Филадельфии» перебор с вратарями, а цена на вас достаточно высока. Что скажете?

- Это ведь слухи.

- Вы сами не просили обмена через агента? Ваш ровесник Семен Варламов перешел из «Вашингтона» в «Колорадо», и теперь перед ним другие горизонты.

- Даже в мыслях не было просить обмен! Ничего страшного не случилось. Просто появился новый человек в системе клуба. Почему я должен из-за этого переезжать в другую команду? Меня все устраивает в «Филадельфии». Я хочу биться за место в составе, сражаться за Кубок Стэнли с ребятами. У нас амбициозный клуб.

- Вы знакомы с Брызгаловым?

- Никогда не встречались. Увидимся в Филадельфии.

- Сколько думаете провести матчей в чемпионате? Такие парни как Брызгалов, обычно получают 60-70 встреч за сезон.

- Я тоже хочу играть все матчи. Чем больше, тем лучше. А сколько – уже решит тренер.

- Но ведь у Брызгалова девятилетний контракт на $51 млн. А у вас – двусторонний договор, по которому вы в любой момент можете оказаться в фарм-клубе.

- Я понял по прошлому сезону: если ты хорошо играешь, даешь результат, то тебя ставят в основу. Если нет, то ты в запасе. Играет не контракт, а человек.

- Ваша мечта – провести всю карьеру в «Филадельфии»?

- Не мечта, а цель. В этой команде создано все для хоккея. Я не хочу никуда уходить.

ВЫКУП НЕВЕСТЫ

«У ПЕРВОЙ ЗОЛОТОЙ РЫБКИ ПОПРОСИМ ДОЛГОЙ ЛЮБВИ.

У ВТОРОЙ – АМЕРИКАНСКУЮ ВИЗУ»

В конце интервью корреспондент «Советского спорта» предложил Сергею Бобровскому ответить на типичные вопросы, которые задают жениху, когда он выкупает невесту.

- Назовите день, когда вы познакомились с Ольгой.

- Точно помню, что это был апрель. Кажется, третье число. А год 2009-й.

- В какой день вы будете поздравлять тещу с днем рождения?

- Какие провокационные вопросы! – смеется Сергей. – Я же не готовился!

- Вот мы и готовимся – свадьба уже через год.

- Я не помню день рождения. Но обязательно выучу!

- Какой любимый цвет у невесты?

- Синий.

- Любимая марка автомобиля?

- У нее пока нет машины.

- Где Ольга предпочитает отдыхать? На море, в горах, в лесу?

- На море.

- Сколько детей хочет иметь невеста?

- Двух-трех.

- Ее любимый писатель?

- Борис Акунин.

- Какую музыку слушает невеста?

- В основном, попса. Одну группу не назову.

- Любит ли она танцевать?

- По возможности – да. Можно пойти на дискотеку.

- Ее любимый киногерой?

- Ой, не знаю.

- Если бы Ольга поймала золотую рыбку, и та пообещала выполнить любое желание – что бы это было?

- Чтобы наши отношения всегда оставались такими же крепкими, как сейчас.

- А вторая рыбка?

- Наверное, американская виза, - смеется Сергей.

- Согласна ли невеста с утверждением, что с милым рай и в шалаше?

- Я думаю, да.

- Тогда совет вам да любовь!