V4x3 l 1518604012588

Олег Чикирис, Каннын – Пхенчхан: 

Когда-то давно один старший товарищ учил меня, начинающего журналиста, уму-разуму: «Заголовок «Ничего не предвещало беды...» - беспроигрышный: интригует и подходит почти к любой ситуации».

В среду утром действительно ничего не предвещало беды. Погода была просто шикарной: настоящая дальневосточная весна — яркое солнце, температура — плюс семь или восемь. Рай да и только. Но где-то к полудню погода начала резко меняться: поднялся ураганный ветер.

Я освещал утреннюю короткую программу у фигуристов-парников, и смену погоды почувствовал моментально. Впрочем не я один: пресс-центр «Айс арены» находится в огромном тенте, и тут он вдруг заходил ходуном.

Ветер оторвал кусок обшивки с крыши и та начала наподобие паруса с громким шумом хлестать по основанию тента. Лампы подвешенные на проводах стали ходить вниз-вверх с устрашающей амплитудой. Коллеги прервали работу, начали снимать происходящее и выкладывать в соцсети. Развлечение продолжалось недолго: минут через 10, когда ситуация стала совсем опасной, представителей СМИ попросили покинуть пресс-центр и переместиться на трибуны на арене.

К счастью, я успел передать заметку в Москву и направился на шаттл до биатлонного стадиона. Антураж вдоль дороги успел к этому времени измениться: волонтеры в темпе корейского попа разбирали временные консрукции, в том числе группу «входа-выхода». Около остановки шаттла один из волонтеров отчаянно пытался удержать стойку с номером и расписанием автобуса.

Шаттл опоздал ненадолго. Оказавшись через час в горах, я узнал, что ехал зря. Женская «индивидуалка» отменена: ветер 15 м/с, стрелять нерально, да и бежать на лыжах в такую погоду — удвольствие ниже среднего. Перенесены и соревнования в слаломе.

При этом турнир двоеборцев шел как ни в чем не бывало. Парадокс: на трамплине, который находится совсем недалеко от биатлонного стадиона, как говорят, флажки даже не шевелились...

Павел Лысенков, Каннын

Неладное я почувствовал, когда зашел в официальный магазин Олимпиады – громадный белый шатер площадью в тысячи метров. Толпа туристов, горы сувениров. Ажиотаж такой, будто в продажу выкинули новую модель айфона.

И вдруг металлические балки под потолком жалобно загудели, а шатер затрепетал как парус пиратского корабля, попавшего в сильный шторм.

Было жутковато. Мне показалось, что шатер сейчас на моих глазах сложится. И так показалось не только мне. Народ, бросая покупки, ломанул к выходу. Но на улице было не лучше.

Ураган был так силен, что едва не отрывал от земли меня, весом 100+ кг. Мобильник вырывало из рук. А мимо, вот честно, пролетали легкие корейцы, которых буквально волочило по асфальту.

Я поспешил укрыться в пресс-центре хоккейного стадиона. Но он как назло, тоже оказался шатром. Пусть спрятанным за бетонной ареной, куда не так уж задувает ветер. Но вскоре загудело и наше пристанище. Менеджер пресс-центра велела всем собирать вещи и идти на стадион – на третий этаж, где расположены ряды для журналистов.

Через стеклянные ростовые окна Хоккейного центра в Канныне я видел, как закрыли весь олимпийский парк. Потому что он практически полностью, представьте себе, состоит из шатров. Как завалило заборчики ограждения, которые падали по эффекту домино. Как начисто снесло контрольный пункт, через который проходили люди. Как в парке работали большие красные машины МЧС.

На все объекты до шести вечера повесили замок. И возможно, это продлят, потому что ураган не особо утихал, налетал порывами, качая многометровые сосны на горе. Оргкомитет выпустил официальное заявление, что вся активность в олимпийском парке временно заблокирована. Временные сооружения закрыты. Можно находиться только на бетонных аренах, а лучше вообще остаться дома из-за природного катаклизма.

Жуткие морозы мы тут видели, теперь – ураган. Чем еще удивишь нас, Олимпиада?