V4x3 l 1520247723855

Вы помните, что Анастасия Брызгалова и Александр Крушельницкий завоевали первую олимпийскую медаль в истории российского керлинга, взяв бронзу в Корее. Но через несколько дней грянул скандал: у Крушельницкого обнаружили мельдоний. Саша утверждает, что ничего не принимал. Это подстава. Теперь Александру светит дисквалификация сроком до четырех лет…

Важно, что ребята не стали запираться в себе, а согласились на большое интервью «Советскому спорту». Пришли к нам – и рассказали всю правду. Ту, которую сейчас знают.

«НЕ МОГЛИ ПОВЕРИТЬ!»

– Мы расстались с вами в Корее на олимпийской плазе. Вы были на седьмом небе от счастья. Что случилось дальше? От темы допинга не уйти, и вас этими вопросами терзают постоянно. Сразу извиняемся, что бьем в больное место.

Брызгалова: – Мы сначала не поверили в эту историю с допингом. Мне позвонил Дмитрий Свищев, президент федерации керлинга. Сказал, что у нашего олимпийца нашли мельдоний. «У какого олимпийца?» – удивилась я. Их же много. «У нашего», – повторил Свищев. «У Саши что ли? Не может быть! Это неправда!»

Поднимаемся в наш номер. Там все тренеры, уже в панике. Начинаем разбираться. Приехали допинг-офицеры.

Крушельницкий: – Какая-то женщина. Мне без разницы. Я был в очень плохом состоянии. Не мог поверить. Во-вторых, я не мог поверить. И в-третьих, я не мог поверить. Было очень тяжело.

Брызгалова: – Нас вывезли из деревни, чтобы не одолевали этими вопросами. Мы ждали в другом месте, пока вскрывались пробы «В». А когда и они подтвердились, у нас забрали медали. Мы переночевали в деревне, собрали вещи и улетели домой.

«ЕДУ БЕЗ ПРИСМОТРА НЕ ОСТАВЛЯЛИ»

– Как это могло получиться? Кто вам подсыпал допинг? Есть версии?
– Только одна: кто-то подлил или подсыпал в еду или напитки.

– Это произошло в олимпийской деревне или на сборах?
– Этим сейчас занимаются следователи. Саша ведь сдавал две пробы – 12 и 13 февраля. И в обоих была высокая концентрация мельдония.

Крушельницкий: – Половина или целая таблетка в тот период. Да, раньше я принимал мельдоний, как и все – до конца 2015 года. Потом нам объявили, что этот препарат запрещен. Но я даже не знал, что его принимал. Нам доктор выдавал таблетки в баночках. Порцию на каждый день. Какие-то витамины, поддерживающие и восстанавливающие средства.

– Столовая в олимпийской деревне общая, там ходят спортсмены из разных стран. Легко могли подкинуть там.

Брызгалова: – Этого не может быть. Мы свою еду без присмотра не оставляли. Приходили в столовую, за стол садился доктор и ждал, пока мы наберем себе питание. Мы приходили, ели. Не было такого, что мы ушли от своей тарелки, и еда просто так лежала.

– Бутылка с водой должна быть запечатана.
– Туда как раз несложно залить, ведь мельдоний бывает и в ампулах.

«НОРВЕЖЕЦ ВЫСКАЗАЛСЯ ПОГАНО»

– Есть правило: «Ищи того, кому выгодно». Кому было выгодно подставить вас?

Крушельницкий: – Кому угодно.

Брызгалова: – Чтобы из-за нас не было флага и гимна на церемонии закрытия. Что в керлинге никогда не было допинга, и вдруг он появился. И теперь можно сказать, что допинг есть в каждом российском виде спорта. Хватало конкурентов вокруг. Все знали, что мы как чемпионы мира едем за медалями.

– Вы считали, сколько потеряли денег? По нашим прикидкам, около 20 миллионов в рублях.

Крушельницкий: – Мы понимали, что едем за медалью. Хотели помочь родителям, моих бабушку с дедушкой перевезти из Крыма в Ленобласть. Да и сами мы живем в съемной квартире. Думали, что купим свое жилье. И все это рухнуло. Мы остались ни с чем.

– За день до скандала вы, Настя, выставили красивую фотографию в инстаграме. Вы с Сашей на качелях и фраза: «Любовь спасет мир». Спасла? Далеко не каждая женщина перенесет такой крах.

Крушельницкий: – Настя меня очень поддержала. Ей большое спасибо за это. Если бы она начала обвинять: «Все из-за тебя!», это было бы очень сложно перенести. Хотя Настя прекрасно знает, что я не мог такого сделать. Мы вместе 24 часа в сутки. Тем более – мельдоний, который у всех на слуху. Да и Россия под ударом из-за допинга.

Брызгалова: – Нас многие болельщики поддержали. До сих пор приходят сообщения: «Держитесь! Все будет хорошо, мы вам верим!» Федерация в нас поверила, семья, друзья.

Крушельницкий: – Если бы не эта поддержка, было бы очень трудно.

– Иностранцы тоже поддержали?

Брызгалова: – Да – и болельщики, и соперники. Швейцарцы, канадцы писали: «Ситуация абсурдная. Верим, что вы вернетесь!» У нас тесный круг общения, на турнирах всегда играем с одними и теми же ребятами. Неплохо общаемся. Только норвежец высказался очень погано. Просто отвратительно. Сказал, что он столько готовился ради этой медали, а русские украли у него минуту славы. Так говорить, понимая ситуацию… Не все люди могут признать, что они слабее.

Крушельницкий: – Он ждал, когда точно станет известно с пробой «В». Потом вернулся в Пхенчхан, и его торжественно наградили.

– А негатив вам в личку инстаграма писали?

Брызгалова: – Не так часто. Я только человек двадцать забанила. Все из России. Лучше я отвечу людям, которые пишут хорошие вещи, чем буду реагировать на плохое.

Крушельницкий: – Хорошего было гораздо больше. Очень многие люди приглашают приехать к ним в глубинку. Пишут: накормим, напоим, отдохнете хорошо.

Я даже не ожидал такую реакцию. Теперь на улицах в России везде узнают. Вчера из машины выходим. Мужик на улице: «Оп-па, керлинг! Привет, я фотографироваться!» И женщина подъезжает: «Извините, вы место освобождаете?... Ой, это же вы, ах!» Куча людей вокруг собралась, их соседи бегут. Мы минут десять не могли выехать.

– После золота чемпионата мира так узнавали?
– Ну что вы, нет. Этот турнир даже в новостях толком не освещался.

«ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ СРОКА ДИСКВАЛИФИКАЦИИ»

– Есть вероятность, что вам вернут бронзу, если Следственный комитет докажет вашу невиновность?

Брызгалова: – Мы не знаем, как к нам отнесутся. Потому что решения принимают не всегда одинаковые. Я думаю, все понимают, что эта история похожа на подставу.

– Может, это поклонники вашей красоты так сделали из ревности?
– Нет, конечно. Не думаю, что все настолько печально. Это была очень хорошо спланированная акция. Мы внимательны с едой и питьем. Пристально за этим следим. И простому человеку подкинуть таблетку вряд ли бы удалось.

– Сейчас важно, чтобы Александру не влепили дисквалификацию на четыре года. Какие шансы защитить себя в суде?

Крушельницкий: – Надо найти виновных. Над этим работает Следственный комитет. С нами пока даже не общались. Как говорят, из Кореи уже пришли записи с видеокамер. Пока непонятно с Японией – там у нас проходил сбор, мы перестраивались на азиатское время.

– В случае плохого исхода Насте нужно искать нового партнера? А вы уже отказались?

Брызгалова: – У меня спросили: «Будешь сейчас играть с кем-то другим на чемпионате мира?» Но это не совсем правильно. У нас есть две другие пары, которые готовились к отбору. Нечестно, что они в порядке, а я такая прихожу со своей ситуацией и еду на чемпионат мира с другим партнером.

– А в будущем сезоне?
– Мы это обсуждали. Возможно, я сыграю несколько коммерческих турниров с кемт-о другим. Но если дисквалификация будет очень большой, мы просто возьмем паузу и используем ее для семьи. Нет, у нас отношения не испортились. Все осталось как есть. Мы раньше поддерживали друг друга, и продолжаем это делать.

Крушельницкий: – Мы и так планировали брать паузу, заводить детей. Нам по 25 лет. Мамы с папами требуют внуков. Думали, что Настя не будет после Олимпиады выступать пару лет. А я бы ездил на турниры с мужской командой или с какой-нибудь девочкой. Не терял бы форму, а потом Настя бы вернулась, и мы бы вместе готовились к Пекину-2022. Планы были такими. А теперь все зависит от дисквалификации.

«РАЗВОДА НЕ БУДЕТ!»

– Почему вы не испугались, а честно вышли к «Советскому спорту» и обо всем рассказали? Многие бы на вашем месте закрылись.

Брызгалова: – А что нам скрывать? Мы честно говорим, что не принимали допинг. Понятно, что люди хотят знать подробности. А если прямо об этом не говорить, то такие слухи пойдут, что самим страшно!

Журналисты тоже хороши. У нас спросили: «Кто был с вами на сборах в Японии?» Я просто перечислила: «Наша вторая пара, женская команда и американцы». Так в заметке выпустили все так, будто Брызгалова обвиняет спортсменов из США, что они ее мужу подмешали допинг. А ведь мы с этими людьми хорошо общаемся. Очень неприятно!

– Вокруг вас много завистников? Даже фильмы снимают о том, как одна фигуристка ломает ногу другой.
– Зависть есть, конечно. Мы ведь даем хороший результат. А в профессиональном спорте всегда была жесткая конкуренция.

– Газетная обложка во время Олимпиады. На фотографии – вы двое. И двусмысленный заголовок: «Это развод!» Можете сейчас заявить твердо, что развода не будет?
– Развода не будет!

«ХУДШИЙ ДЕНЬ»

– Какие у вас планы? Может, отдохнете?
– Да, еду в отпуск – в Сочи на сборы с женской командой, – смеется Брызгалова. – Будем в апреле играть в чемпионате России. У нас хорошая команда собралась, еще в 2013 году мы с Алиной Ковалевой играли на чемпионате мира. И вот вернулись на пять лет назад.

Крушельницкий: – Я буду тренироваться со следующей недели. Пора уже, пора. Слишком долго я отдыхал. А терять форму нельзя. В любом виде спорта необходимы часы работы. Тренировки, практика. И буду ждать, что покажет расследование, каким будет вердикт Всемирной федерации керлинга. Надо верить в лучшее.

– Как вы справляетесь со стрессом?
– Когда об этом не думаю, стресса нет. Обычный человек, занимаюсь разными делами. А когда задумываюсь, то сильно переживаю. Все вспоминаю – что было, что прошло, что могло быть, не случись того скандала.

– Это был худший день в вашей жизни?
– Один из самых худших. За последнее время – точно.

«БРОСАЙ НЕНУЖНЫЙ ФУТБОЛ!»

– Как вообще вы попали в керлинг?

Брызгалова: – Я пошла с мамой покататься на коньках во Дворце спорта. И увидела объявление о наборе в секцию керлинга. Мама сразу загорелась: «Давай позвоним!» Я сначала отказалась: «О, нет!» Но она настояла. Мне было 16 лет. Думала, хорошо бы хоть на чемпионат России попасть. Все вокруг спецы, а я – новичок. Даже не знала, как со шваброй обращаться. Так стыдно было! Но ничего, все получилось.

Крушельницкий: – А мне учительница физкультуры посоветовала: «Бросай свой никому не нужный футбол, иди в керлинг». Я и волейболом занимался, и хоккеем в Питере. Везде были успехи.

– Играли бы сейчас за СКА, взяли бы золото Олимпиады. Олег Знарок вас бы обнимал.
– Но тогда бы я Настю не встретил! – улыбается Саша. – А учительница позвала, да. Я в девятом классе учился. Сказала, что есть такой вид спорта. Я сначала думал, там на коньках надо выезжать. Пошел попробовать. А там была одна тренировка в неделю. Первые три года я совмещал с футболом. Приходил в керлинг, баловался.

Но первые соревнования очень затянули – когда я просек фишку, что нужно делать. И по сей день считаю, это лучший вид спорта.

– А как в футболе складывалась карьера?
– Я играл год профессионально в высшей лиге чемпионата города. Очень любил нападение, но хорошо стоял на воротах. С малых лет гонял мяч во дворе. И до сих пор играю, сейчас время появилось. Хотя к футболу серьезно не относился. Никогда не думал, что построю там карьеру. Вот хоккей – да. Но там была сложная ситуация…

– Какая?
– У нас была сильная дворовая команда – называлась «Ракета». Мы ездили на сборы, хорошо выступали. Шли наверх с детей, могли расти в спорте. Но вдруг при невыясненных обстоятельствах умер наш тренер. Команда распалась. Потом кто-то собрался, мы играли за СКА (Петергоф). Но с другим тренером не сошлись характерами. И в итоге все начали ломаться в 12-13 лет, переходный возраст…

– Бывает, что от гранитных чушек вас тошнит?
– Не тошнит, но отдохнуть иногда хочется. Последние два года мы играем без перерыва. 250 дней проводим время вне дома. Это тяжело. Хочется родных увидеть, пообщаться, а не просто на два дня пересечься. И мы ведь не все вместе живем. Пока со всеми встретишься…

Брызгалова: – Даже во время отдыха, занимаясь домашними делами, я включаю керлинг по телевизору. Знакомые говорят: «Настя, ты – наркоман!»

Мне просто интересно смотреть этот вид спорта! И себе какие-то моменты подмечаю. Я обожаю керлинг и от него не устаю.

– Фигуристка Евгения Медведева нам рассказывала, что влюбилась в керлинг, когда смотрела по телевизору. Ей хочется пощупать лед, пошуршать подошвами ботинок.
– Когда абсолютная тишина, то можно услышать, как камень катится по пупырышкам дорожки. И манящие звуки, когда лед трешь щеткой.

– А бывает, что керлинг вам снится?

Крушельницкий: – Да. Я очень переживал перед двумя чемпионатами мира, засыпал чуть ли не в четыре часа утра. Проваливался в дрему. Вроде сплю, а в голове идет будущая игра. Я вижу ее будто наяву. А вставать уже в семь. Кое-как приходишь в себя, сбросишь остатки сна – и на матч.

И знаете, это помогало. Я уже переживал все моменты, играл по готовому сценарию.

Но сейчас керлинг не снится. Только черная тень, которая подсыпает мне мельдоний…