ОФИЦИАЛЬНО

Москва — претендент на Олимпиаду 2012 года. Именно так воспринимает большинство россиян намерения своей столицы по поводу указанной даты. Между тем в МОК до сих пор не подана заявка Москвы как города-кандидата. Почему это происходит, и как могут разворачиваться события? Разобраться в этом мы попробуем в серии специального расследования.

БОРЬБА ЗА ПРЕСТИЖ

Времена, когда МОК ломал голову над тем, где бы провести очередные Олимпийские игры, а наличие хотя бы трех претендентов считалось удачей, давно прошли. Трудно представить себе какое-то другое событие мирового масштаба, способное вызвать столь же активное желание любой страны и любого города мира принять его у себя. Очередная «ЭКСПО» или встреча руководителей «большой восьмерки» — мероприятия пусть и значимые, но до уровня Олимпиады явно не дотягивающие. А всевозможные кинофестивали и вручения самых престижных мировых премий уже давно привязаны к конкретным местам проведения. Иными словами, Олимпиада стала не просто событием, но знаком особого признания и доверия. Чтобы заслужить этот знак, претенденты готовы на многое. 

Особенно отчетливо это стало проявляться в последние десятилетия. Чего стоили, например, скандалы с покупкой американцами голосов членов МОК во время голосования по вопросу проведения зимней Олимпиады-2002. Дабы отмыться от клейма, американцы предприняли экстренные меры: полностью сменился состав оргкомитета, правительство США взяло под свой особый контроль подготовку и проведение Игр. Олимпиада в Солт-Лейк-Сити стала делом национального престижа супердержавы.

КАЖДОМУ СВОЕ

Не стоит полагать, что проведение Игр что-то значит исключительно только для американцев. Приглашение (даже сама предвыборная кампания) к себе Олимпиады стало своеобразным социально-политическим инструментом. Страны, чьи правительства этого не понимают, так или иначе остаются на обочине, по крайней мере, в сознании мировой общественности.

При этом сам факт принятия у себя Олимпиады далеко не всегда имеет цель доказать собственное превосходство (или по крайней мере состоятельность). Скажем, главным лозунгом зимней Олимпиады в Нагано была гармония с природой — лозунг близкий и понятный жителям Японии, да и всем прочим странам, симпатизирующим буддизму. Австралийцы, принимавшие у себя в Сиднее Олимпиаду-2000, подняли на руки и бережно пронесли идею прав коренного населения и уникальной природы Зеленого континента. Далекая Австралия стала ближе и понятней европейцам и американцам, а австралийская индустрия туризма именно после Олимпиады заработала, наконец, в объемах, сопоставимых со странами, находящимися на «традиционных» маршрутах. Кстати, само название Австралии – «Зеленый континент», стало активно эксплуатироваться именно в преддверии и во время Олимпиады. Нужно отдать должное австралийцам – они сумели выжать максимум из своего названия, сделав из этого самый настоящий брэнд. Вольно и исподволь в сознание гостей Олимпиады и телезрителей внедрялась мысль об уникальности и ценности природы Австралии, самобытности ее коренного населения, открытости и дружелюбности (все спортсмены помнят, с какой готовностью бросались к ним при малейшем намеке на испытываемые затруднения даже случайные люди) нынешних австралийцев. Немудрено, что по окончании Олимпиады в Австралии стали регулярно проводиться крупные соревнования, конгрессы и иные международные мероприятия, организаторы которых в былые годы сказали бы: «Австралия? Это так далеко…».

Воспоминания о Солт-Лейк-Сити еще свежи. «11 сентября – мы остались Америкой», «Огонь, идущий из наших сердец», «Хорошие парни должны побеждать» – вот лишь немногие лозунги, которыми год назад пестрели улицы столицы штата Юта, обложки американских газет и заставки телевизионных программ. И ничто не могло сделать больше для подъема национального духа, чем победа американских сноубордистов или далеко не бесспорное золото в шорт-треке Аполло Оно.

Греция, наверное, прожила бы без Олимпиады еще очень много лет, но и она была задета за живое, когда в год столетия современных Игр (1996) столицей мира стали не Афины, а Атланта. Право Греции называться родиной Олимпийских игр было поставлено под сомнение. Кто в силах стерпеть такое?! Оттого-то греки употребили все мыслимые и немыслимые доводы, чтобы вернуть огонь на Олимп. Многие из аргументов «за», как показало время, были явно притянуты за уши, и МОК несколько раз после принятия решения о проведении Игр-2004 выслушивал доклады Афин о том, как они намерены решать проблему с недофинансированием и недобросовестностью строителей олимпийских объектов.

Ну а компанию по избранию Пекина многие любители спорта помнят, надо полагать, не хуже автора статьи – благо избрание проходило в Москве. Кадры ликующих на площади Тяньаньмынь китайцев уже говорят о многом. Самим фактом избрания Пекина Китай решил одну из ключевых политических задач – страну признали как влиятельного игрока на политической арене. И до 2008 года эта роль будет еще во много раз усилена.

НАША НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ

Претензии России на Олимпиаду 2012 года были многократно озвучены: правительством и мэром Москвы, руководством Олимпийского комитета и Госкомспорта России, Правительством и Президентом страны. При этом никакого юридического оформления эти серьезные намерения до сих пор не получили. Пока наша сторона размышляет, претенденты на Игры-2012 уже вовсю ведут предвыборную кампанию: Дюссельдорф на каждом более или менее значимом соревновании обозначает свои намерения, Париж анализирует ошибки последней выборной гонки, американцы определяются с «самым сильным звеном» в перечне своих городов-кандидатов.

Москва молчит. То ли чувство неловкости за предыдущие попытки пригласить в Россию Олимпиаду (дважды – Сочи, потом – Санкт-Петербург) мешает, то ли другие мотивы. А времена наступили иные: экономическая ситуация в стране не идет ни в какое сравнение с 80 – 90 годами; опыт проведения крупнейших международных соревнований в современном понимании этого слова медленно, но верно накапливается; да и политическая обстановка диктует – время серьезных шагов пришло.

Игры 1980 года прошли в СССР в эпоху, когда, по заверениям одного из самых колоритных наших лидеров, «поколение советских людей должно жить при коммунизме». И Олимпиада-80 этот тезис иллюстрировала вполне наглядно. Впрочем, понятие спорта в нашей стране – всегда больше, чем только политика. Среди явлений, способных иллюстрировать собой национальную идею, спорт в России – одно из самых значительных, и это стоит помнить тем, кто принимает решения.