Пятерка по олимпийскому. Комиссия высоко оценила наши знания и не раскрыла свои

Вчера завершила свой первый визит в Сочи Координационная комиссия Международного олимпийского комитета, призванная контролировать процесс подготовки Игр 2014 года. О том, почему международные ревизоры покинули всероссийскую здравницу с чувством глубокого удовлет- ворения, – в репортаже нашего специального корреспондента.
Пятерка по олимпийскому. Комиссия высоко оценила наши знания и не раскрыла свои
23 апреля 2008 22:41
автор: Александр Зильберт

СОЧИ-2014
ВИЗИТ КООРДИНАЦИОННОЙ КОМИССИИ МОК

Вчера завершила свой первый визит в Сочи Координационная комиссия Международного олимпийского комитета, призванная контролировать процесс подготовки Игр 2014 года. О том, почему международные ревизоры покинули всероссийскую здравницу с чувством глубокого удовлет- ворения, – в репортаже нашего специального корреспондента.

ЭФФЕКТ РОДСТВЕННИКА

Последний раз за Сочи так тревожно было прошлым июлем в Гватемале, когда не было ну решительно никакой уверенности в том, что нам дадут эти вожделенные Игры. Но – дали. И теперь с этим надо как-то жить. Как-то надо эту Координационную комиссию принимать, что-то ей показывать, объяснять…

А ведь не в добрый час эти 13 пытливых людей к нам пожаловали! Как известно, за несколько дней до их прибытия произошла замена руководителя госкорпорации «Олимпстрой», отвечающей за воздвижение подавляющего числа инфраструктурных объектов будущих Игр («Советский спорт» от 18 апреля с. г. – Прим. ред.). Смикшировать скандальность ухода Семена Вайнштока и прихода на его место экс-мэра Сочи Виктора Колодяжного заявлениями о плановости этой перестановки получилось с трудом. Уж очень сложно поверить, что кто-то у нас в Отечестве намеренно и планово замедляет работу по подготовке Игр-2014. А перетасовка кадров на таких ключевых постах всегда чревата лишними проволочками. Посудите сами, по-житейски: пока новый начальник войдет в курс дела, пока команду под себя отшлифует…

Поскольку люди, принимавшие решение о переменах в «Олимпстрое» (напомним, что на пост президента госкорпорации Вайнштока позвал лично президент РФ Владимир Путин, а указ о его освобождении подписал премьер-министр Виктор Зубков. – Прим. ред.), ни себе, ни нашей Олимпиаде не враги, то ситуация, получается, в какой-то момент дошла до критической точки, в которой перемены стали неотвратимыми. Существует масса версий о политических подоплеках рокировки в «Олимпстрое». Но нам, любителям спорта, куда важнее узнать отношение к этому Координационной комиссии. Во-первых, потому, что ее оценка всегда независима. Во-вторых, потому, что именно эта оценка, а не наши домыслы, будет формировать мнение Международного олимпийского комитета (МОК) о ходе подготовки сочинских Игр.

Ну и самое главное опасение: как воспримут въедливые гости нашу традиционно долгую раскачку, о которой в кулуарах активно переговаривались встречающие? С другой стороны, мы порой сами принижаем свои успехи. И ревизоры, не исключено, нам откроют глаза – согласно эффекту дальнего родственника. Знаете, родителям, у которых ребенок всегда под боком, кажется, что он и не растет почти. А потом приехавшие тетушки-дядюшки удивленно всплескивают руками: «Ох, как вымахал-то, сорванец!»

ВА-БАНК-2

И вы знаете, похоже, этот эффект сработал! По крайней мере именно на такую мысль наводили слова, сказанные руководителем комиссии Жаном-Клодом Килли в конце первого дня работы на совещании с участием господина Зубкова.

— То, что мы сегодня увидели, произвело на нас большое впечатление, — признался глава моковского десанта. – Темп по выполнению взятых на себя олимпийских обязательств — высокий. Я абсолютно уверен в том, что с сочинским проектом мы добьемся успеха. Хотя с точки зрения объемов предстоящего строительства эти Игры следует признать самыми сложными.

Что же столь впечатляющее смогли увидеть иностранные гости? Новый международный терминал сочинского аэропорта, в который прилетели? И где теперь регулярно приземляются лайнеры, скажем, «Австрийских авиалиний», выполняющие прямые рейсы из Европы? Так терминал еще в феврале прошлого года Оценочной комиссии демонстрировали.

Две частные горнолыжные станции, в которые вкладывают средства «Газпром» и «Интеррос»? Но и здесь члены комиссии не первый раз. И пожалуй, скоро изучат интерросовский «Роза Хутор» и газпромовский горно-туристический центр на хребте Псехако до последней пылинки. Помните смешной польский фильм «Ва-банк-2, или Ответный удар»? Тот, где мастерски инсценирован вывоз мошенников за кордон, хотя на самом деле они так и не покинули границ Польши. В литературе этот приемчик описан еще в раннем рассказе сэра Артура Конан-Дойла о Шерлоке Холмсе «Палец инженера». Там несчастного мистера Виктора Хэдерли, инженера-гидравлика, специально везли 12 миль до дома, находившегося вдвое ближе. И все ради того, чтобы запутать пассажира. Примерно так и у нас выходит: он опять поспал немножко и опять взглянул в окошко, а с платформы говорят: это – снова газпромовский подъемник…

Что могло поразить здесь комиссию в этот приезд? Ваш корреспондент в первую очередь подивился на электронную схему пошаговой сдачи объекта в эксплуатацию (фото на соседней странице). Я насчитал там две жизнерадостные зеленые галочки, свидетельствующие о том, что какие-то из очередей строительства завершены. Вокруг них рябили 49 понурых красных крестиков.

Еще я был удивлен на «Газпроме» пламенной речью докладчика «Олимпстроя» Сергея Просвирина, который доложил, что заявленная в сочинском проекте красивая идея совмещения биатлонного и лыжного стадиона после дополнительных геодезических изысканий не совсем жизнеспособна. То есть мы, проще говоря, предлагаем МОКу перенести один из объектов.

Да если бы один! Еще новость от Просвирина: «Фристайл-парк» хотят перенести с запланированного места на «Альпике-сервис» как раз-таки на «Газпром». Это, наверное, здорово, что проводятся дополнительные изыскания, оптимизируются решения, изложенные в Заявочной книге. Но МОКу вполне по силам повернуть этот вопрос другой стороной: а раньше, получается, изыскания были проведены недостаточные? И касаются изменения только спортивных объектов или всего остального тоже?

Вот и получается: из всего, что могло по-хорошему впечатлить господина Килли в первый день, остается «Роза Хутор». Здесь все идет штатно, более того — запланированное строится даже с опережением графика.

— К концу 2009 года будут сделаны все трассы, — не без гордости объявляет генеральный директор интерросовского детища Сергей Трубин. – Дальше дело останется за системой снежения (пушки и ружья, генерирующие снег, общей стоимостью 30 миллионов долларов. – Прим. ред.) и противолавинной системой. Также в будущем году отстроим «Сноуборд-парк». Уже в 2010-м ждем первого катающегося частника! Всего рассчитываем на 9,5 тысячи посетителей в год.

И все же… «Темп по выполнению взятых на себя олимпийских обязательств высокий» — это ведь, наверное, не только о «Роза Хутор»? Что еще имел в виду Жан-Клод Килли? С этим вопросом ваш корреспондент пришел на вчерашнюю пресс-конференцию по итогам визита Координационной комиссии — единственное официальное мероприятие, где у журналистов была возможность напрямую задать вопросы французскому олимпийскому чемпиону.

ЖАН-КЛОД КИЛЛИ: МНЕ НРАВИТСЯ ВАША СИСТЕМА

Как только подвернулся случай, я тут же спросил, как мне казалось, о главном:

— Мистер Килли! Накануне вы обмолвились, что находитесь под впечатлением от увиденного в Сочи. Что конкретно вас впечатлило? В чем выражается «высокий темп выполнения олимпийских обязательств»?

— Основное, что меня впечатлило, – объем знаний, — ответил глава комиссии. – Глубоких знаний по олимпийскому предмету, которым обладает сочинская команда. Да и не только она – все, кто хоть как-то задействован в подготовке Игр. В том числе политики. Не припомню, чтобы во время первого визита координаторов где-либо был продемонстрирован такой уровень погруженности в наш вопрос. И это при том, что вы получили Игры меньше года назад. Но за это время уже успели создать систему управления ими, которая мне нравится. Однако работа нам предстоит большая. Если бы Игры отдали какому-нибудь уже состоявшемуся зимнему курорту с мировым именем, то там и делать-то, по сути, ничего не надо было. Вы же начинаете фактически с нуля. И это прекрасный шанс для России создать на своей территории новый курорт с мировым именем.

Пафосная концовка сильно напомнила гватемальскую презентацию Сочи-2014. К реальности вернул следующий вопрос, в котором корреспондент Рейтера интересовался реакцией наших гостей на отставку господина Вайнштока.

— Мы часто теряем людей на высоких постах, но объяснения мне по этому поводу были представлены очень хорошие, — великий слаломист играючи ушел в сторону и от этого вопроса. — В свое время я был генеральным директором Игр 1992 года в Альбервиле. И до сих пор, если честно, не понимаю, как доработал до победного конца. Так что хочу заверить вас – подготовка к сочинским Играм ведется в правильном направлении.

К сожалению, жесткий формат проведения брифинга не позволил вашему корреспонденту задать Килли все заготовленные вопросы. А никто другой про возможный перенос биатлонного стадиона и «Фристайл-парка», увы, так и не спросил. Поэтому по окончании мероприятия я попробовал прояснить картину у президента Оргкомитета «Сочи-2014» Дмитрия Чернышенко.

— В дни визита мы не обсуждали с комиссией эти вопросы, — признался Дмитрий Николаевич. – Хотя предложения по переносу названных объектов у нас действительно есть, они направлены в МОК. Более того, МОК уже рассмотрел их и запросил у нас ряд пояснительных, обосновывающих документов. Мы вот-вот отправим их в Лозанну.

— Как долго может проходить согласование переноса? Это ведь напрямую будет влиять на заявленные сроки сдачи объектов…

— Не знаю. Это ведь не от нас зависит, а за других я говорить не готов. Хотя, вы правы, пора бы уже поскорее определиться. Впрочем, надеюсь, что все будет в порядке, ведь в выполнении сроков заинтересованы не только мы, но и сам МОК.

В последних словах – вся соль текущего момента. Игры 2014 года уже стали нашей общей с МОК головной болью. Не потому ли так политкорректно спускался по сочинским склонам обаятельный Жан-Клод Килли?..