Павел Колобков: Мы предоставили убедительные объяснения. Нас не услышали
09 декабря 19:30
автор: Николай Мысин

Павел Колобков: Мы предоставили убедительные объяснения. Нас не услышали

Министр спорта РФ Павел Колобков на специальной пресс-конференции прокомментировал решение WADA о дисквалификации сборной России на четыре года.

Мы собрали главные высказывания Колобкова по данной теме.

О СИТУАЦИИ В ЦЕЛОМ

– При вынесении подобных решений (об отстранении сборной России от Олимпийских игр и чемпионатов мира, – Прим. ред.) применяется принцип коллективной ответственности. Именно его в нашем случае пытается распространить ВАДА. Хотя мы с этой позицией не согласны. Ответственность должна быть индивидуальной.

В понедельник WADA направило свое решение руководству РУСАДА. Теперь у него есть 21 день на подготовку ответа – согласны мы с таким вердиктом или нет. Если не согласны, WADA отправляет иск в Спортивный арбитражный суд, который будет рассматривать все с нуля. Пройдет полноценный, объективный процесс, который учтет показания свидетелей, экспертов, позицию самой лаборатории. Пока CAS не вынесет свой вердикт, решение в силу не вступит. Что касается вопросов и замечаний, которые мы получили со стороны наших партнеров, на все из них нами были отправлены ответы. Наши эксперты давали убедительные объяснения, но, к сожалению, они не были услышаны.

О ШАНСАХ НА ПОБЕДУ В CAS

– Что касается перспектив по нашей апелляции в Спортивный арбитражный суд в Лозанне, то, считаю, они у нас достаточно хорошие. Так же, как и наша аргументация. Думаю, это правильно – рассматривать дело в CAS, где есть три арбитра и решение выносится не на основании рекомендации по соответствию ВАДА, представляющего интересы самого ВАДА. У Всемирного антидопингового агентства были все возможности для проведения расследования, но теперь нам предстоит другая процедура.

О ТУРНИРАХ В РОССИИ

– Решение WADA распространяется только на чемпионаты мира. Оно не касается региональных соревнований, даже таких крупных, как чемпионаты Европы. Все обязательства, которые в настоящий момент есть у России по проведению международных турниров, мы обязуемся выполнить. У нас есть соглашения по множеству соревнований, где-то уже продаются билеты, оплачены стартовые взносы. В последнее время я общался с представителями многих федераций, и для них наша страна по-прежнему остается привлекательным местом по проведению турниров и различных деловых мероприятий.

О ПОЗИЦИИ РУСАДА

– У главы РУСАДА Юрия Гануса есть огромный объем обязанностей, которые он должен выполнять. В том числе, это касается расследования допинговых нарушений. Но мы узнаем о деятельности нашего антидопингового агентства, в основном, только из прессы. Я считаю, это неправильный формат общения. РУСАДА должна взаимодействовать с правоохранительными органами, чего мы пока не наблюдаем. Зато Юрий Ганус любит давать оценки всем подряд, вмешиваться в дела независимых федераций, призывать к отставке руководителей, главного тренера (речь о Всероссийской федерации легкой атлетики, – Прим. ред.). При этом ничего, кроме голословных утверждений, он не предъявляет. Я готов работать с ним вместе, приглашаю его на мероприятия, но он не всегда приезжает. Что касается передачи базы данных московской лаборатории, по решению WADA этим должно было заниматься РУСАДА. Но он (Ганус, – Прим. ред.) не изъявил особого желания участвовать в этой работе.

О СРАВНЕНИИ НЫНШЕНЕЙ СИТУАЦИИ С ПРЕДЫДУЩИМИ

– Я бы не стал сравнивать текущую ситуацию с той, что сложилась перед Олимпиадой в Рио с ВФЛА, а также со всей нашей сборной – перед Играми-2018 в Пхенчхане. Тогда и Олимпийский комитет России, и ВФЛА были понижены в правах. Сейчас кроме ВФЛА в них никто не понижен. ОКР остается полноправным членом МОК, как и остальные национальные олимпийские комитеты.

За прошедшее время мы выполнили все условия дорожной карты Совета Европы и ЮНЕСКО. Работа РУСАДА со стороны самой WADA была признана успешной. По отношению к нашей антидопинговой политике не возникает никаких вопросов. У нас ежегодно тестируется около 9 000 спортсменов. Возможно, в связи со сложившейся ситуацией, последуют просьбы о дополнительном тестировании россиян, но они и в настоящий момент сдают не меньше, а иногда даже больше проб, чем иностранные атлеты. И процент положительных проб соответствует таковому у представителей других сборных. Он достаточно маленький.

ОБ БОРЬБЕ С ДОПИНГОМ В РОССИИ

– Проблемы, разумеется, были. В частности, в ВФЛА, поэтому нам пришлось реформировать всю федерацию легкой атлетики. За эти годы мы проделали невероятную работу и выполняем все необходимые функции. В частности, мы обеспечили ситуацию с финансированием РУСАДА, которое теперь ведется напрямую из бюджета Министерства финансов РФ. Сама московская лаборатория не является подведомственной Минспорту. С точки зрения действующего антидопингового законодательства мы можем быть эталоном для многих стран. Более того, к нам многие обращаются за советом.