Опять будем скрывать информацию о допинге
01 марта 22:45
автор: Николай Яременко

Опять будем скрывать информацию о допинге

По информации из CAS, российская сторона не заинтересована в открытости процесса. Что это может означать, рассуждает главный редактор «Советского спорта».

ЗА ЗАКРЫТЫМИ ДВЕРЬМИ

На излете прошлой недели, когда весь мир обсуждал, отменят Игры в Токио или нет, перенесут ли Евро-2020, и если да – то куда или на какие сроки, уже не таким заметным и резонансным оказалось заявление Спортивного арбитражного суда. Того самого CAS, расположенного в Лозанне, и того, от чьего вердикта так много зависит в современном российском спорте.

А между тем есть на что обратить внимание в этом заявлении, которое разослано по всем городам и весям в виде лаконичного пресс-релиза. В нем, в частности, сообщается, что судьями назначены австралиец, итальянец и француз иранского происхождения – вряд ли от этой информации кого-то бросило в жар или озноб. Читая строчку за строчкой скупую информацию из Лозанны, доходишь до ключевого, на мой взгляд, момента. Несмотря на то, что WADA изначально настаивала на открытых слушаниях, о чем заблаговременно уведомила суд, слушания пройдут все-таки в закрытом режиме. Причина – «несогласие сторон». Российская сторона категорически отказывается от публичных слушаний. В соответствии с регламентными нормами CAS, если согласия в этом процедурном вопросе достичь не удается, то слушания становятся закрытыми.

РОССИЯ ЗАТЯГИВАЕТ СЛУШАНИЯ ЕЩЕ ДО ИХ НАЧАЛА

Кроме того, есть еще один нюанс в информации из суда – Россия всячески стремится затянуть начало слушаний. В результате многочисленных запросов со стороны России по мелким процедурным моментам теперь слушания начнутся не раньше конца апреля и с высокой степенью вероятности – даже если пойдут по быстрому варианту, без новых затяжек – окончательное решение будет вынесено уже после начала Олимпийских игр в Токио.

С одной стороны, это нам на руку: нет вступившего в силу решения – значит, и нет наказания. Тогда в Японию поедет именно сборная России, с флагом, гимном и допущенными спортсменами. Это известный юридический прием – многочисленные ходатайства с вопросами по процедуре процесса, просьбами разъяснить что-либо и так далее.

С другой стороны, неприятное решение мы оттянем, но ведь оно рано или поздно будет объявлено. И только тогда начнется отсчет четырехлетнего срока дисквалификации. А значит под бан для нас попадет не только Олимпиада в Пекине-2022, но и в Париже-2024. И как в глаза смотреть тем нынешним детям и юношам, кто аккурат к лету Парижа выйдет на пик своей формы. Ради того, чтобы изобразить псевдозаботу о российском спорте сейчас, мы пустим под откос мечты тех, кто сейчас вообще мало представляет себе, что такое допинг и уж точно себя не запятнал ничем?

ОТКРЫТОСТИ МЫ БОИМСЯ. ПОЧЕМУ?

Но дело даже не в этом. Вернусь к тому, с чего начал чуть выше: российская сторона – против открытых слушаний. Это как? Чего мы опасаемся? Нам есть что скрывать? Мы же настаиваем на том, что очистились, что перезапустились на принципах открытости и честности. Разве не так? Так почему о своей открытости и прозрачности мы способны говорить только за закрытыми дверьми?

Или мы уже точно уверовали в отрицательный результат, который получим в суде, и попросту бережем свои кресла? Будем потом рапортовать, что привели свои аргументы, но подлая противная сторона к ним не прислушалась? Так почему не показать это воочию сразу всем? Вы, господа, нам так часто врали, что вашему пересказу потом верить не хочется уже заранее.

И последний вопрос. Он не к CAS – как я понимаю, швейцарский суд сейчас и так выдал на-гора максимум возможной информации. Он к тому, что называется описательно «российская сторона». Очень хотелось бы от ответственных лиц получить заранее – еще до суда – ответы на несколько напрашивающихся вопросов.

Кто именно настаивает на закрытом характере слушаний? Какие приводятся аргументы?

Учитывая, что речь идет о РУСАДА (именно она могла высказать несогласие с решением WADA), то о какой конкретно инстанции в РУСАДА идет речь? О генеральном директоре Юрии Ганусе, который вообще не собирался подавать апелляцию? О наблюдательном совете РУСАДА, позиция которого в прошлом уже не раз расходилась с позицией их же гендира?