СОЧИ-2014

В минувший понедельник на вручении премии «Золотая команда России» главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин предложил в качестве символа сочинской Олимпиады Деда Мороза, а Виктор Тихонов, ставший лауреатом в номинации «Легенда российского спорта», ратовал за снеговика.

Никто не спорит, символ России – медведь. Некоторые в Европе и за океаном до сих пор уверены, что эти милые зверюги безмятежно бродят по улицам наших мегаполисов. Наверное, логично было бы вновь, как и в 1980-м, сделать талисманом Олимпиады мишку (теперь, разумеется, белого), чтобы потом, на церемонии закрытия, под скупую ледяную слезу и музыку Пахмутовой запустить его в черноморские небеса.

Но возникает сразу несколько вопросов.

Две Олимпиады – два медведя: не слишком ли бедна наша фантазия? Можно вспомнить, что символом московского хоккейного чемпионата мира-2007 тоже был выбран Топтыгин. А грядущую Олимпиаду в Ванкувере будет символизировать Мига – сказочный гибрид косатки и канадского медведя-барибала. Две медвежьих Олимпиады подряд – многовато.

Сами сочинцы, помнится, настойчиво голосовали за дельфина. И это тоже логично. Нигде в России, кроме Черного моря, дельфины не живут. Вот только ассоциируется ли с ними Россия? К тому же дельфин на лыжах рискует быть обсмеянным даже аутсайдерами КВН. Осьминог Тимоша – еще один наш кандидат – тоже недалено уплыл…

В общем, нужна нормальная конкуренция. Она и возникла на самом что ни на есть высшем спортивном уровне – во время церемонии вручения Национальной премии «Золотая команда России». Главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин предложил сделать талисманом Игр-2014 Деда Мороза. Того самого, проживающего в Великом Устюге и давшего накануне пресс-конференцию в «Комсомолке». Идея тут же получила горячий отклик тренера-патриарха Виктора Тихонова, который творчески развил новогоднюю тему: «Давайте сделаем символом сочинских Игр снеговика!» Таким образом, у дельфина с осьминогом появились серьезные и, что важно, до последней снежинки российские конкуренты.

Кто примет их вызов?